Выбрать главу

– Он что, всерьёз испугался угрозы Её Высочества?

– Вряд ли! – возразил я с полной уверенностью. – Ведь граф мне хвастал, что его основные капиталы размещены вне юрисдикции нашей империи.

– Похоже, что эти капиталы не так уж и мизерны? – Корт Эроски спрашивал хоть и с улыбкой, но явная заинтересованность так и проскальзывала в его тоне. Поэтому мне стало обидно за своего товарища:

– Что может быть дороже, чем счастье двух влюблённых? Да и вы, виконт, совсем не похожи на меркантильного человека!

– Я то – да! – виконт при этом тяжело вздохнул. – А вот моя тётя Освалия!

Хорошо, что при последних словах он вновь засмотрелся на танцующих, и не заметил мелькнувшей радости на моём лице и открытый рот для готового вырваться восклицания: «Освалия?! И как она поживает?!»

С глупым видом я закрыл рот и бегло осмотрелся вокруг. Не осталось ли свидетелей моего несуразного поведения. К счастью, обошлось. Вернее: почти обошлось. Так как Булька ехидно прокомментировал:

«Иногда много знать и иметь массу знакомых – очень вредно!»

«Эх, что ты понимаешь! – возразил я ему мысленно. – Эта тётя Освалия – настоящий кладезь мудрости, доброты и сострадания. Во время путча она мне лично рану перевязывала, кормила чуть не с ложечки и последний кусок хлеба отдавала! Я ей по гроб жизни буду ручки целовать в знак благодарности!»

«Так ведь её только что в меркантильности обвинили?!»

«Знаю я её меркантильность – скорей всего суровая показуха! Тем более что для дочки жениха хочет обеспеченного! Что ж тут странного? Жаль, я не знал про Амалию раньше. Вернее то, что она кузина Корта….»

В это время очередной танец закончился, и почти вся наша компания собралась вместе. Разгорячённая Амалия, первой обратила внимание на интенсивное шевеление массы гостей чуть ли не рядом с нами:

– Ой! Смотрите! Принцесса заканчивает обходить весь зал и скоро будет здесь! Корт, давай я тебе поправлю воротник!

Мы тоже заметили приближение хозяйки бала и постарались привести себя в порядок. Заодно придавая своим лицам более смиренное и восхищённое выражение. При этом граф Шалонер потребовал от нас полного сотрудничества. И высказал весьма дельное предложение. В результате чего мы образовали самый большой кружок, тем самым существенно перегородив проход.

Так что путь наследницы престола вполне естественно пролёг через наш кусочек зала. Наш круг раздался полукругом, женщины присели в реверансе, мужчины приветствовали полупоклоном. Похоже, Патрисия и не собиралась останавливаться среди нас, так как продолжила путь прямо между мной и моим сопровождающим. Нам пришлось поспешно разойтись в стороны, освобождая дорогу. Но принцесса неожиданно остановилась и обратилась к стоящей от меня слева Амалии:

– Мне кажется, я вас где-то уже видела?

Пока девушка отвечала на этот, а затем ещё на несколько вопросов, я стоял от Патрисии так близко, что её платье касалось моих щегольских туфель, а аромат духов, смешанный ещё с каким-то дурманом буквально лишил меня возможности соображать. Идущий ранее вплотную за принцессой Хайнек, лишился возможности встать между ней и мною, поэтому так и замер в неудобной позиции. Завершая наш плотный четырёхугольник и пристально буравя меня своим взглядом. Но внешне я держался молодцом, и выглядел наивно-умильно-счастливым.

Женщины напоследок обменялись милыми улыбками, и наследница престола продолжила свой путь. А мы принялись оживлённо обсуждать последнее событие. Каждый, в тайне от других не сомневаясь в том, что это именно он стал причиной такого повышенного внимания со стороны первой дамы Оилтонской империи.

А через короткое время все приглашённые обратили внимание на отсутствие в зале наследницы звёздного престола и стали постепенно расходиться. Хотя музыка продолжала звучать без остановки. Не сговариваясь, наша компания также дружно отправилась к выходу и лишь после встречи на площади со своими телохранителями мы распрощались и разошлись по своим местам жительства.

Не успели мы с графом Шалонер перекинуться и несколькими фразами, как шеф баронской охраны меня предупредил:

– Из центра координации сообщили: хвосты прибыли! Наши силы приведены в состояние наивысшей боевой готовности. Двух подозрительных типов схватили в коридоре гостиницы. Возле вашего номера. Имперская служба безопасности оказывает нам посильную помощь.

Я тут же набрал номер Алоиса и спросил:

– Какие прогнозы на ближайшее время?

– Несколько тучек готовились сыпануть градом и молниями. Но сработали градозащитные установки. Одна тучка уж разразилась безобидным дождиком. Две остальные в процессе наблюдения и под неустанным контролем.

– Отлично! Держи меня в курсе. Я постараюсь сегодня обязательно тебя навестить и послушать знаменитую «певицу».

Затем выключил крабер и шепнул Цой Тану:

– И наши ребята уже кого-то обнаружили. Одного удалось схватить живьем, ведут допрос. Ещё с двоих глаз не спускают. Так что сегодня я буду ночевать у тебя. И спать, совсем не придётся.

– А что в этом странного? – удивился граф. – Как я понял – это самый нормальный образ жизни для аристократов, шпионов, мошенников и героев.

– И к какой категории относимся мы?

– Увы! – мой товарищ делано вздохнул. – Скорей всего: к последней.

Глава вторая

Борьба за выживание

В гостинице «Рока» мы сразу же распрощались возле своих номеров, а, зайдя в них, сделали солидные заказы в ресторане. Ссылаясь на голодные желудки после более чем скромного приёма во дворце. Когда желаемое доставили, я переговорил с начальником баронской охраны и настоял на своей полной изоляции в ночное время. А если, мол, возникнут трудности или вопросы, держать связь со мной только через крабер. Хоть Нирьял, так звали моего главного ангела-хранителя, и пытался меня отговорить от подобного, но приказы выполнял скрупулёзно. Таким образом, в моих карманах уже было три этих маленьких чуда связи.

Как только я тщательно заперся в своём номере и даже забаррикадировал дверь, то вместе с ресторанным столиком переместился в номер Цой Тана. Выпущенный из подземных ходов Николя, тут же набросился на изысканное угощение. Щурясь вначале от яркого света и только слушая наше повествование. Не приостанавливая процесс усиленного пережёвывания пищи. А когда я рассказал о событиях на балу, стал постепенно и сам информировать меня о последних действиях моей команды. Потребовав вначале рассказать о Зарине.

– Так ты же говорил с ней?! – напомнил я.

– Пять минут?! – возмущению моего товарища не было предела. – Это ты называешь разговором?!

– Скоро наговоритесь: контракт её кончается, да и основное дело мы ей закрыть поможем.

– Как она хоть выглядит?

– В прекрасной форме! – заверил я с полным основанием. – Даже лучше чем раньше!

– Почему ты нам связь не организовал?

– Слишком Зарина далеко от нас находится. Не успеем сразу помочь, если что. Меньше знает – лучше спит. Не хватало ей ещё наших переживаний. Ну, а ты как здесь? Есть приятные новости?

– Одна…. Вернее: две внахлёст. Но давай их оставим на десерт?

– Уговорил. А в остальном? Никаких сверх важных наблюдений?

– Похоже…. Лишь сегодня запечатлел гневную тираду императора Януша по поводу неожиданной лавины просьб о личной встрече с целым сонмом весьма важных и влиятельных лиц. Мол, съехалось их на Оилтон чрезмерно, и не всем отказать возможность имеется.

– Вот видишь, – я повернулся к Цой Тану, – Как много сильных мира сего слетаются на Оилтон!

– А утром выяснился вопрос о нотах протеста. Оказывается, несутся они потоком с планеты Пиклия! Да, да! И Моус буквально рвёт и мечет, разыскивая одну из самых знаменитых и талантливых певиц, которая якобы посетила нашу империю с незапланированным частным визитом. Её Высочество долго спорила с Хайнеком по тексту очередного ответа, так что мне стал понятен весь смысл дипломатической переписки. С нашей стороны сдержанно отвечают, что подозрительную квартиру они проверили, всех посетителей кафе опросили, но следов таинственной певицы так и не нашли. Квартира, между прочим, та самая, куда чуть не угодил в ловушку Ульрих. А кафе – то место, откуда ты беспардонно уволок знаменитую Горгону.