Читать онлайн "На веки вечные" автора Семенов Николай - RuLit - Страница 4

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Сидящие за столом с удивлением переглянулись.

- Товарищ Кузнецова, почему же вы об этом нам не доложили? — щелкнув пальцем по столу, спросил Жуков.

— А вы меня об этом и не спрашивали, товарищ старший лейтенант! — обиженным тоном проговорила Маша. — А на другие вопросы я ответила.

Жуков чуть смутился: права ведь девушка!

Мария Фёдоровна,— удивился Прованов,— как же вам удалось так быстро добыть все это богатство?

— А очень даже просто,— бойко ответила Маша.— Как получила предписание о назначении в батальон, сразу же, чтобы не терять времени, побежала на меди­цинскую базу. Спрашиваю: «Наряд на медимущество для сто пятьдесят второго есть?» Отвечают: «Есть». —«Можно получить?» — «Получай».

 — Так-таки и «получай», без доверенности?

— Меня там знают по работе в двести девяносто восьмой авиационной базе. Доверенность я обещала привезти после.

Да с такими кадрами можно в любую драку! — довольный ее докладом, воскликнул Прованов. — А раненых-то видели?

 Приходилось, товарищ комиссар. Первую пере­вязку сделала летчику Талалихину.

Ну-ка, расскажите.

Маша охотно исполнила просьбу.

Ночью седьмого августа наши истребители выле­тели по тревоге на перехват, а когда вернулись, меня срочно вызвали на аэродром. Сращиваю «Кто из вас ранен?» А они вместо ответа посмеиваются. «Если,— говорю,— вызвали, чтобы посмеяться, то я и на самом делё кого-нибудь из вас пораню».— «Не сердись, сестренка,— подошел ко мне Талалихин.— Перехватика бин­тиком царапину». У него было пулевое ранение в правое предплечье и ожоги обеих рук.

Комиссар выслушал и сказал серьезно:

Ваша работа, Мария Федоровна, уже теперь за­служивает всяческой похвалы. За один день вряд ли кто мог сделать больше. Что касается фронтовой жизни, то, думаю, при такой находчивости освоитесь быстро...

Разговор комиссара с военфельдшером прервал во­шедший в класс командир 152-го танкового батальона Карп Петрович Иванов, одетый, как и все, в новый по­лушубок.

После короткого обмена мнениями с ним комиссар и начальник штаба отправились в Сокольники в 149-й тан­ковый батальон. Там в двухэтажном здании какого-то учреждения как раз проходило партийно-комсомольское собрание. Это было кстати. Прованов в течение тридцати минут смог познакомиться со всем партийным активом подразделения. Он и сам выступил на собрании. Затем, дав несколько неотложных указаний комбату майору Ложкину и старшему политруку Комиссарову, Прова­нов и Мачешников возвратились в штаб бригады.

Только сели поужинать, открылась дверь, и вошел высокий, сухощавый, запорошенный снегом человек.

Пошел снежок,— неожиданно тонким голосом про­говорил вошедший. И представился: — Подполковник Агафонов, командир шестьдесят девятой танковой брига­ды. Имя и отчество — Василий Сергеевич.

За спиной подполковника стоял старшина.

А это Забара, Ефим Абрамович, мой адъютант,— указал на него Агафонов.

В свою очередь представились комбригу комиссар, командиры штаба. За ужином познакомились блинке. Поговорили о новогоднем поздравлении Председателя Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинина, опубликованном в печати 1 января 1942 года, о статье Ванды Василевской «Ненависть», напечатанной в ново­годнем номере «Красной звезды».

Командир бригады внимательно выслушал информа­цию комиссара и начальника штаба о положении дел в батальонах, расспросил каждого о его жизни и служ­бе, о том, кому и где довелось воевать. Рассказал и о себе. Все уважительно посматривали на сверкавшие на гимнастерке комбрига два ордена Красного Знамени и орден Монгольской Народной Республики. Да, перед ними сидел человек с богатевшим боевым опытом. Пер­спектива воевать под началом такого командира рожда­ла у присутствующих уверенность и добрые надежды.

3. 

Задачи, связанные с формированием бригады, не­смотря на безмерно сжатые сроки, были решены успеш­но, и ночью 18 января, погрузившись на станции Люб­лино, танкисты двумя эшелонами двинулись к фронту.

Тяжелогруженые поезда с окружной железной до­роги повернули на Октябрьскую. Все поняли: северное направление.

...Поначалу в вагоне было тихо, если не считать дроб­ного перестука колес. Люди молча смотрели в незакры­тый проем двери, думали о чем-то своем, вздыхали — говорить не хотелось. С одной стороны, после напряжен­ной работы по погрузке на платформы техники каждый чувствовал сильную усталость, с другой—причин для особой душевной бодрости не было: хотя начавшееся в декабре контрнаступление наших войск под Москвой переросло в общее наступление, фашистские войска, тем не менее, находились от столицы не так-то еще далеко. Это беспокоило всех.

     

 

2011 - 2018