Читать онлайн "На вулканах" автора Тазиев Гарун - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Тазиев Гарун

На вулканах

Гарун Тазиев

На вулканах

Перевод с французского М. Исакова и В. Котляра

Известный французский ученый-вулканолог Гарун Тазиев живо и увлекательно рассказывает о своей работе и открытиях, сделанных на вулканах Суфриер, Эребус и Этна. Книга содержит уникальные фотографии. Рассчитана на широкий круг читателей.

Содержание

От редактора перевода

Суфриер

Тринадцать долгих минут

В роли живой мишени

Прогулка к кратеру

Фреатические извержения

Живы и почти здоровы!

Свежей лавы все-таки нет

Суфриер и его антильские собратья

Отсутствие информации и ее избыток

Неудобная правда

1977 год: возвращение к Ньирагонго

Мерапи и другие вулканы

Эребус

Мечте навстречу

Открытие Эребуса

Смельчаки с "Дисковери"

Хижины героев

Разведка

"Самый жуткий поход"

1974 год: выбор места

Пурга

Верхний лагерь

На краю кратера

Работа началась

Сомнения

Влиятельные особы

Лавовые озера

Полярный урожай

Дух решимости

Этна

Гарун Тазиев

Известный вулканолог Гарун Тазиев родился в 1914 г. в Варшаве. Его отец, врач русской армии, погиб в первую мировую войну. Мать с сыном перебрались в Бельгию, где Г. Тазиев приобрел в Льежском университете профессию агронома, а затем горного инженера. В годы фашистской оккупации он активно участвовал в движении Сопротивления. После войны, работая на оловянных рудниках в Африке, Г. Тазиев впервые увидел извержение вулкана, и с той поры вулканология становится делом его жизни. Ученый побывал на десятках вулканов всех континентов, включая Антарктиду.

С 1952 г. Г. Тазиев живет во Франции. Он автор многих научных трудов и монографий; профессор Национального центра научных исследований, член ряда иностранных академий и географических обществ; до недавнего времени он возглавлял Комитет по проблемам природных катастроф во французском кабинете министров.

Большую организационную и научную работу он сочетает с популяризаторской деятельностью. Благодаря Г. Тазиеву многомиллионная аудитория зрителей познакомилась с фильмами, снятыми в жерлах вулканов. Мировое признание получили его научно-популярные труды. Советскому читателю знакомы книги Г. Тазиева "Кратеры в огне", "Вулканы", "Встречи с дьяволом", "Когда Земля дрожит", "Запах серы", выходившие на русском и других языках народов СССР.

От редактора перевода

Геологические процессы, формирующие облик и внутреннюю структуру нашей планеты, протекают чрезвычайно медленно и не поддаются непосредственному наблюдению. Единственным исключением служит вулканическая деятельность явление грандиозное и впечатляющее. При извержении вулканов облик отдельных участков Земли может измениться до неузнаваемости за считанные дни (а порой часы и даже минуты). Естественно, что уже одно это заставляет ученых с жадным интересом относиться к процессу вулканизма. А если добавить еще и возможность непосредственного контакта с "внутренним содержанием" планеты и невероятную эффектность зрелища...

Не удивительно, что извержения вулканов - едва ли не единственный геологический процесс, известный всем, начиная со школьников младших классов. И в то же время до сих пор в этом явлении много неясного и таинственного.

Именно познанию тайн вулканической деятельности, которая отражает дикую неукротимость земных недр, посвятил свою жизнь известный вулканолог Гарун Тазиев - ученый, популяризатор, кинорежиссер, кинооператор, фотограф. Имя Гаруна Тазиева известно советским читателям и зрителям по многочисленным книгам и фильмам, в которых с исчерпывающей достоверностью, с предельной документальностью и очаровывающей читателя простотой рассказывается о вулканической деятельности как о геологическом процессе, изменяющем лик Земли, о жизни и работе (порой связанных со смертельным риском) ученых-вулканологов.

Чтение книг Г. Тазиева это всегда интереснейшее путешествие, и оно тем более привлекательно, что читатель вместе с автором может пережить все трудности, сопровождающие работу вулканолога, не подвергаясь при этом риску попасть под град вулканических бомб или быть сметенным неукротимым лавовым потоком. И еще в меньшей степени читатель подвергается риску заскучать во время чтения. Книги Г. Тазиева помимо своей познавательности и занимательности ценны тем, что создают полное впечатление личного присутствия на вулканах - Центральной ли Америки или Африки, Италии или Антарктиды. Они пробуждают у активного и пытливого читателя желание самому принять участие в вулканологических экспедициях, а читателю мечтательного склада позволяют удовлетворить извечную потребность человека в путешествиях и приключениях, сопровождающихся познанием неизведанного.

Предлагаемая вниманию читателя книга объединяет три самостоятельных произведения Г. Тазиева - книги "Суфриер и другие вулканы" (1978 г.), "Эребус - антарктический вулкан" (1978 г.) и "Этна" (1984 г.). Это не только увлекательный рассказ о названных вулканах, о жизни вулканологов и их работе, сопровождаемый уникальными фотографиями, но и источник интересной и во многом совершенно новой информации, имеющей большое значение для вулканологической науки. Ведь Г. Тазиев - прежде всего ученый, геолог, пылко влюбленный в полевую работу непосредственно возле огнедышащих жерл вулканов. А научно-популярная книга, написанная большим ученым, наделенным даром ярко и увлекательно поведать о своей работе, - подарок и специалистам, и широкому кругу читателей.

Так отправляйтесь в новое путешествие, приоткрывающее завесу над одним из наиболее интересных, грозных и эффектных природных явлений.

СУФРИЕР

Тринадцать долгих минут

30 августа 1976 г. исполнилось ровно двадцать восемь лет, пять месяцев и двадцать восемь дней с того момента, как мне впервые открылось грандиозное зрелище извержения вулкана, и я на себе ощутил, какую опасность оно таит для чересчур ретивого наблюдателя.

Зрелище приворожило меня тогда раз и навсегда, вулканология стала делом моей жизни, и следующую треть века я носился по свету от одного извержения к другому. Мне довелось побывать во множестве кратеров, наблюдать несчетное число взрывов и лавовых потоков, видеть растущие на глазах конусы и огненные озера, смотреть, как из ревущих жерл вырываются фонтаны магмы и струи раскаленных газов. И чем больше я наблюдал, тем больше убеждался в своенравности характера этого поразительного природного явления.

Годы занятий вулканологией научили меня трезво взвешивать степень риска, на который приходится идти ради добычи необходимых данных. Подобно тому как опытный альпинист может лучше оценить опасность, возникающую при восхождении, вулканолог со стажем скорее, чем новичок, разберется в ситуации, складывающейся при извержении. Тем не менее события подчас принимают такой оборот, что его не предусмотришь никаким опытом. Лишь случай помог мне раз пять выйти живым из-под огненного шквала. Так было на краю кратера Китуро в 1948 г., у западного колодца Стромболи в 1960 г., возле центрального жерла Этны в 1964 г. и снова на Этне, на ее северо-восточном склоне, годом позже. Но самое страшное испытание я пережил утром 30 августа 1976 г. на вершине вулкана Суфриер на острове Гваделупа.

В этот день мы провели больше тринадцати минут под самой яростной бомбардировкой из всех, что выпадали на мою долю. А их было немало - и вулканических, типа этой, и авиационных, когда наши позиции атаковали немецкие пикирующие бомбардировщики, и артиллерийских обстрелов, после одного из которых я на несколько недель угодил в лазарет... В моей теперь уже долгой жизни мне не раз доводилось, вжавшись в землю, часами дожидаться, когда перестанут сыпаться вулканические или авиационные бомбы. И все же ни один из этих эпизодов не показался мне таким бесконечным, как тринадцать минут на Суфриере. Потому что здесь в первый же миг я понял, что надежды нет никакой...

Рухнув плашмя в жидкую грязь, толстым слоем покрывавшую склон, - она-то и не позволила нам убежать от начавшегося извержения - я сказал себе (я действительно отчетливо произнес это вслух): "На сей раз это конец!" Даже самое изощренное воображение не могло подсказать спасительного выхода. На пятачок величиной в два десятка квадратных метров, где мы находились, обрушилась лавина скальных обломков, самый настоящий огненный дождь. Пространство вокруг прочерчивали свистящие траектории. Будь даже у меня сомнения в неизбежности близкого конца, их тут же выбили бы из головы два камня, стукнувшие по шлему; затем два осколка ударили меня по спине, а рядом, буквально в нескольких сантиметрах от поджатых ног, плюхнулась глыба не менее полутонны весом... Следом неслись новые и новые снаряды, столь же огромные и даже крупнее, дикая свистопляска не думала униматься; стало ясно, что вдавливаться в жидкую глину бессмысленно: укрыться от падающих сверху камней было невозможно.

     

 

2011 - 2018