Выбрать главу

— Снова?

Джошуа передвинулся так, что она вновь оказалась под ним. Она почувствовала на своём бедре тяжелый вес его уже готового члена.

— Снова, — прошептал он, проводя губами по изгибу её уха. — И снова. И снова.

Алекс разомкнула губы и вздохнула. Его язык ласково обвёл их контур, и она решила, что не такое уж и усталое у неё тело, в конце-то концов.

Глава 25

Джошуа удовлетворенно вздохнул, когда Алекс прижалась к нему поближе. Он потерял счет времени, сколько занимался с ней любовью. Она его доконала. Их соединение изменило его, он ещё не мог даже полностью всего осознать. Конечно, их совместная жизнь будет той ещё. Он мысленно усмехнулся. Даже когда она станет старой седой бабушкой, она всё равно будет строить по струнке и его, и их детей.

Его рука скользнула по её животу. Его дети. Только представив её раздавшейся, с его ребенком в животе, ему захотелось завыть. Но чтобы такое произошло, было ещё рано, пожалуй. Оборотни-женщины редко когда беременели с первого раза. Природа дала им для полного созревания несколько лет, прежде чем они достигали наиболее благоприятного детородного возраста. Однако мысль об этом сносила крышу. Ему удалось сдержаться, но с немалым трудом. Хотелось, чтобы весь мир знал, что она — его.

Джошуа не мог дождаться, когда она пройдёт свое первое изменение. Её шерсть должна быть мягкой, разных оттенков коричневого. Алекс предстояло стать красивой волчицей, и ему не терпелось отправиться с ней на её первую пробежку в лес. Возможно, он даже взял бы её к водопадам, ей бы это понравилось.

Закрыв глаза, он снова вздохнул. Надо будет накормить её, когда она снова проснётся. Она ведь так и не поела вчера вечером, прежде чем пойти спать, а её силы надо поддерживать на должном уровне.

Алекс пошевелилась рядом с ним, её глаза, затрепетав, открылись.

— Привет, — она застенчиво посмотрела на него, и её щеки очаровательно порозовели.

— С добрым утром. — Джошуа почувствовал, что его член снова дёрнулся и с трудом подавил стон. После вчерашнего у Алекс всё должно быть слишком воспалено. К тому же, у него имелось предчувствие, что если они вскоре не покажутся наружу, его будущий тесть начнёт колошматить в парадную дверь.

Алекс начала рассеянно почёсывать его грудь своими короткими ноготками. Джошуа закрыл глаза и выгнулся навстречу её прикосновениям. Её рука, двинувшись ниже, наткнулась на его торчащий член. Его глаза тут же распахнулись, и он выругался, когда она сомкнула вокруг него пальцы.

— Слишком рано. У тебя там всё болит.

— Ну, не то чтобы болит… — игриво взмахнула ресницами Алекс.

Он зарычал и скатился с кровати, стаскивая её за собой. Алекс взвизгнула, а потом засмеялась, когда он перебросил её через плечо и понёс в ванную. Вытянув руку вниз, она ущипнула его за зад. Для Джошуа это оказалось настолько неожиданно, что он чуть не уронил её.

Алекс ухватилась за его бока и издала дикий вопль, прежде чем снова закатиться смехом.

— Думаешь, это так смешно, да? — проворчал он, включая в душе воду. Она не ответила, но он слышал, как она хихикает себе под нос. Однако в эту игру могут играть и двое. Проведя рукой по её бедрам, он погладил сладкую половинку её задницы.

Алекс замерла.

— Джошуа… — Он слышал нервное возбуждение в её голосе.

— Что? — невинно спросил он, лаская другую половинку, а потом скользнул пальцами в ложбинку между ними. — Тебе не нравится, что я трогаю твою шикарную попку? — Джошуа убрал пальцы и звонко шлёпнул её по пятой точке. Она дёрнулась и начала изворачиваться, тогда он хлопнул её снова.

— Пусти меня, ты, бешеный громила, — сдавленно пробормотала она.

Джошуа засмеялся, перевернул её к себе лицом и быстро, крепко поцеловал в губы. Алекс обвилась вокруг него, обхватывая ногами его поясницу и обнимая руками за шею. Он видел удовольствие в её глазах, хотя она продолжала ворчать.

— Теперь за тобой должок.

— А теперь? — Он шагнул под струйки воды, всё ещё держа её на руках.

— Мм, аха, — кивнула она, потом наклонилась, взяла кусок мыла и начала тереть им по его плечам.

Вся смешливость исчезла, он лишь мог стоять там, впитывая в себя её любовь и заботу, пока она его мыла. Никогда ещё, с тех пор как он был совсем маленьким, никто не делал для него ничего подобного. Не замечая бурлящих в нём эмоций, Алекс положила мыло на полочку и пропустила сквозь пальцы пряди его волос.

— Я люблю твои волосы. Я говорила тебе об этом? — Джошуа только покачал головой в ответ, не в силах вымолвить ни слова из-за комка, застрявшего в горле. — Ну, значит, скажу сейчас. Они просто великолепны, такие густые, пышные…