Выбрать главу

Алекс упала на мягкую лесную почву, пахнущую соснами, и ощутила под собой мшистый покров. Сильные руки тут же подхватили её с земли. Джошуа. Она узнала бы его прикосновения где угодно.

— Спасибо. — Его хриплый голос был полон невысказанных эмоций. — Спасибо за то, что приняла меня и соединила свою жизнь с моей.

Алекс коснулась его лица. Её всё ещё поражало, как много этот мужчина стал значить для неё за столь короткое время. Она любила его. Теперь он стал частью её жизни. Навсегда.

— Спасибо за то, что разделил со мной свою жизнь.

Его руки сжались вокруг неё, губы жадно набросились на её рот, смешивая дыхание. Не отрываясь от неё, Джошуа понёс её через посёлок в их дом.

На некотором расстоянии от них завыл одинокий волк. К нему тотчас присоединился другой. Затем ещё один. Пока, наконец, им пел уже целый волчий хор. Сердце Алекс забилось сильнее. Она поняла, о чём они говорили. Они пели ей, приветствуя её вступление в стаю.

Джошуа остановился рядом с их дверью, и они оба стояли и слушали, пока не затихло последнее завывание. Тогда он внёс ее внутрь и пинком захлопнул за собой дверь.

Эпилог

Джеймс ЛеВо Райли стоял, держа руки на бедрах, и смотрел наверх. Звезды густо усыпали ночное небо, освещая темный лес за поселением. Он видел, как Джошуа нёс его дочь к себе домой, а потом затворился там от всего мира.

Алекс успешно завершила своё слияние с формой волка и теперь стала полноценным оборотнем. Рядом с таким супругом, как у неё, она привыкнет к своим новоприобретённым возможностям за неделю. Его наполнила гордость. И было с чего. Такую женщину, как Алекс, любой мужчина был бы горд назвать дочерью.

Джошуа утвердил свои права на его дочь в традициях их народа. Это было сделано. Он не мог понять, как сам относится к этому. С одной стороны, он был рад, что с ней всё благополучно разрешилось. С другой стороны, его маленькая девочка ушла, на её месте осталась взрослая женщина. Отныне их отношения изменятся.

Это было хорошо для них обоих. Он с нетерпением ждал своего собственного первого пробега с Алекс. Из неё получилась красивая волчица, это не только слова родительской гордости. Сегодняшняя брачная церемония дала всей общине повод для праздника. К сожалению, после этого предстоят похороны его брата и невестки.

В темноте он почувствовал родственную душу. Он был не один, но никто к нему не подошёл. На него нахлынуло ощущение одиночества, когда он подумал о своей жене, Лиде. Даже после всех этих лет он скучал по ней. Скучал по ощущению единства душ, общности, сопричастности, что приходят с любовью и спариванием с кем-либо.

У его дочери теперь всё это было, и он был бесконечно благодарен за это. Повернувшись, он направился к дому брата, который теперь снова стал его. Впереди предстоит очень большая работа. Всё ещё оставались охотники за головами, желавшими им смерти. И Джеймс не был убежден, что обнаружены все предатели в стае. Они должны быть очень и очень бдительны — женщин и детей необходимо защитить любой ценой.

Исайя задумчиво наблюдал, как Джеймс ЛеВо уходит к своему дому. За то, что тот претендовал на пост альфы, он был ему искренне благодарен. Если бы не Джеймс, Джошуа конечно бросил бы вызов, особенно под угрозой потери Алекс. Это поставило бы Исайю в положение необходимости либо принять обязанности Нападающего самому, либо передать их одному из младших братьев, которые и близко не были готовы справиться с такой ответственностью.

От одной только мысли об этом его кожа начала зудеть. Стены посёлка, казалось, давили на него, впрочем, как и всегда. Их отец никогда не понимал его. Да и никто в семье, похоже, не понимал, что для того, чтобы выжить, он должен быть свободен.

А может, и понимали.

Джошуа занял должность Нападающего вместо Исайи, как будто родился для этого. И ни разу не случилось такого, чтобы младший попрекнул своего старшего брата за то, что тот ушёл в сторону и отказался от ответственности. Это было хорошо, особенно теперь, после всего, что произошло. Конечно, какое-то время будет туго, но они выживут. Именно это они всегда и делали.

Его новая невестка могла бы помочь облегчить бремя Джошуа, и Исайя был признателен ей за это, потому что, как только дела пойдут на лад, на некоторое время он уедет. Он не знал, куда собирается, знал только, что должен уйти один. Внутри него разрасталось насилие, и если он не уйдёт, он боялся, что мог бы на самом деле причинить боль кому-то в своей семье.