Читать онлайн "Нефть, PR, война" автора Коллон Мишель - RuLit - Страница 7

 
...
 
     


3 4 5 6 7 8 9 10 11 « »

Выбрать главу
Загрузка...

«Сербский пресс-центр рекомендует нам поехать туда»

Лично я не знал, что Шатло ездил туда и ничего там не обнаружил. Но вечером (15 января) я получил информацию от сербов, которые сообщили мне, что речь идет о крупной победе. Мики Обрадович и Радован Урошевич (Сербский пресс-центр) объяснили, как добраться до Рачака. Обрадович сказал: «Было большое дело. Убитых не 15, а 40-50 человек».

Я знал этих сербов уже и раньше. Это были люди, внушающие доверие. Может быть, не вполне надежные, в том смысле, что не информировали полностью, например, о массовых убийствах албанцев сербами. Однако всему, что они сообщали, можно было верить. И потому я изменил свои планы.

Кроме Шатло в ту пятницу [15 января] в Рачаке находился также Пьер Вуйери (Агентство «Франс Пресс»), но албанские жители поселка в этот день и ему абсолютно ничего не сообщили.

Вот и все факты, относящиеся к той пятнице. Подведем итог: люди, тела которых мы увидели на следующий день вблизи поселка, были действительно убиты сербскими пулями. Но самим сербам нечего было скрывать, и они сами рассказали журналистам, как туда добраться. На месте происшествия находился также югославский судья, поскольку целью операции было найти убийц полицейского, погибшего здесь за несколько дней до этого.

В действительности Рачак представлял собой укрепленный поселок, с окопами и бункерами. Я расспросил солдата АОК, который нисколько не скрывал своей принадлежности к этой организации:

— А почему вы не были там во время боя?

— Потому что в тот день я ездил в гости к кузену.

Кстати, сама АОК признала, что в бою в Рачаке они потеряли девять человек.

Организованное посещение

В субботу утром мы приехали в Рачак. Там уже находилось несколько наблюдателей ОБСЕ. Рачак был наводнен бойцами АОК, а функционеры этой организации «руководили» нами во время посещения. Мы видим первые тела жертв: впечатление жуткое. Среди убитых есть старики, по возрасту явно не годящиеся для того, чтобы воевать.

Затем нас привели к оврагу. Тела не разбросаны в беспорядке, а лежат группами. Такое впечатление, что это — жертвы расстрела на месте. Албанцы рассказывают нам историю, которую я опубликую в понедельник. По их словам, около часа дня сербы отделили мужчин от женщин, а затем мужчин расстреляли. Появляется Уильям Уокер и тут же сразу начинает говорить о «преступлениях против человечности». Затем он возвращается в Приштину и проводит там пресс-конференцию. Его антисербские заявления потом будут подхвачены Тони Блэром и Клинтоном. Я тоже возвращаюсь в Приштину и пишу свою статью, которая будет опубликована в понедельник. В ней я излагаю версию, изложенную албанцами. Вдобавок я также пишу очень резкую редакционную статью, направленную против сербов.

Группа операторов ТВ сняла этот бой на пленку!

И только позднее мой коллега из газеты «Монд» Кристоф Шатло рассказал мне о том, что он видел, а точнее, о том, чего не видел. И тут я сказал сам себе: «Странно! Как это получилось, что представители ОБСЕ были на месте происшествия и ничего не увидели? (А иначе как объяснить, что они ничего не сказали о массовых расстрелах.) Почему местные жители не заметили, как были вывезены тела расстрелянных, если они действительно были вывезены?» И именно тогда я узнал, что в Рачаке в ту самую пятницу работала группа операторов телевидения. Материалы, отснятые ими и не содержащие, естественно, кадров массовых расстрелов мирных жителей, были показаны в тот же день, но в комментарии говорилось, что это съемки другого боя, происшедшего в другой день! (Вот, кстати, доказательство того, что комментарий к видеокадрам можно дать любой. — Прим. перев.)

Кто же были эти телевизионщики? Сербы, работающие на американское агентство «Ассошиэйтед Пресс». Да, сербы, но люди очень смелые и профессионалы высокого класса. Я их хорошо знал еще по Боснии: они, в частности, доказали, что сербы бомбили в Сараево все подряд, без разбора. Это очень серьезные люди.

Я расспросил их. Они подтвердили, что прибыли на место в 10.30 утра. Бой был жестокий, но в поселке практически не было жителей. Они смогли побеседовать только с одним стариком, который заявил им: «Я не занимаюсь политикой».

— И все же, разве вы не видели, как мужчин и женщин сгоняли к мечети около часу дня?

— Нет, мы ничего такого не видели.

     

 

2011 - 2018