Выбрать главу

— Один-ноль в твою пользу, Оня! — Подвел резюме Леонидов.

— А кто-нибудь покупает мои работы?

— Конечно. Недавно мне предложили. Но это оказалось фальшивкой: так сказали искусствоведы.

— А что было на полотне?

— Цветы. И внизу подпись: П. Пикассо.

— И вы не купили?! Дурак!

— За что столь сурово? — спросил я.

— Вы же знаете, что я дружу с вашим дядей. Привезли бы картину сюда. Я бы на ней написал: «Это не Пикассо». И подписался бы: Пабло Пикассо. Вот вам и большие деньги!

— Два-ноль в твою пользу, — ткнул в художника пальцем дядя Лёля.

Когда Марк Шагал был в Москве, он подарил мне книгу со своими гравюрами.

— Подписать? — спросил Шагал.

— Нет, — ответил я. И зная о чрезвычайной скаредности великого художника, объяснил: — Тогда я не смогу ее продать!

Историю из юности Шагала, как и несколько его работ, мне передала моя мама. Наш родственник из семьи Собсовичей жил в Витебске и дружил с Шагалом не в лучшую для художника пору. Работы живописца были непонятны, и никто их не покупал.

Собсович, который сам занимался живописью, подал Марку идею:

— Дай мне несколько твоих работ. Я их «подправлю» и стану всем говорить: «Безобразие! Находятся же такие типы, что подделываются под Шагала!» Это — вне всякого сомнения, вызовет к тебе интерес и твои картины станут покупать!

Так началась слава Марка Шагала!