Выбрать главу

К 1921 г. Гитлер оставил в тени первого руководителя и одного из основателей партии Антона Дрекслера. Стычка казалась неизбежной, и, чтобы избежать ее, было предложено объединить соперничающие между собой фракции движения. Гитлер тотчас отказался от такого шага. Он опасался, что такое объединение ослабит его влияние в партии. Воспользовавшись его отсутствием, Дрекслер предпринял шаги для объединения. Разозлившись, Гитлер вышел из партии и вернулся в нее лишь после того, как Эккарт договорился о его возвращении на условиях, которые предоставляли ему абсолютную власть.

Горячность, с какой реагировал Гитлер на события, которыми он не мог управлять, сослужила ему хорошую службу. Его блестящий талант пропагандиста, нежелание идти на компромисс стали его преимуществом, позволившим ему усилить свои позиции руководителя партии, которая быстро росла. К концу 1922 г. она насчитывала около 20 тыс., а во время путча — около 55 тыс. В 1921 г. у партии появилась полувоенная организация — штурмовые отряды, или СА. Своим ростом партия была обязана ораторскому искусству Гитлера, бичевавшего Веймарскую республику, гиперинфляцию, оккупацию западными союзниками Рурской области и неустойчивость правительства.

Речи Гитлера падали на благодарную почву. Толпы слышали то, что желали услышать, они зажигали их. Однако, хотя его демагогия продолжала будоражить умы простолюдинов, без внешней поддержки и влиятельных связей он так бы и остался крикуном, будоражившим посетителей пивных залов. В солидные салоны мюнхенской крупной буржуазии ему помогли проникнуть состоятельные единомышленники Людеке и Путци Ханфштенгль, выпускник Гарвардского университета, принадлежавший к известной семье торговцев изделиями искусства. Сомнительному гостю открывали двери своих салонов издатели Юлиус Леман, давно сочувствовавший нацистскому движению, Гуго Брюкман и фабрикант роялей Карл Бехштейн. Благодаря протекции фельдмаршала Людендорфа — самого влиятельного представителя крайних правых — Гитлер проник в круги, ранее недоступные для него.

Следует отметить, что наибольшей поддержкой Гитлер и его партия пользовались на протестантском севере, а не на католическом юге и западе; в провинции, а не в крупных городах, со стороны «белых воротничков» и чиновников. Несмотря на пропагандистские заявления нацистов, что они — их «последняя надежда», безработные в большинстве своем не поддерживали Гитлера. Вплоть до мирового экономического кризиса, разыгравшегося в конце 1920-х гг., не очень-то охотно шли навстречу Гитлеру и НСДАП и крупные промышленники, к которым Гитлер обращался за поддержкой. Государственные же чиновники и вовсе назвали НСДАП «партией без будущего». «Капитаны промышленности» и крупные землевладельцы предпочитали поддерживать буржуазные либеральные и консервативные партии, и это не удивительно. Но если в Пруссии, Саксонии, Тюрингии и других областях Германии верх одерживали социалисты, то баварские власти поддерживали Гитлера и его движение. На стороне нацистов выступала баварская полиция, судебные и военные власти. Связи партии с полувоенными организациями Баварии укреплялись. Немалую роль в этом играл Эрнст Рем. Нацистская партия стала получать финансовую поддержку со стороны патриотически настроенных правых, боровшихся с «красной опасностью». Рему, имевшему доступ к оружию, конфискованному у отрядов самообороны, в 1923 г. удалось снабдить отряды СА оружием, транспортом и другим оборудованием. Именно Рем в 1923 г. помог Гитлеру возглавить Немецкий Союз борьбы, в который входили НСДАП, Бунд Оберланд и Рейхсфлагге («Имперское знамя»), куда входили наиболее радикальные и агрессивные полувоенные организации Баварии.

Следует отметить, что без протекции и поддержки мюнхенской буржуазии, а также политических и военных кругов Гитлер не смог бы занять видное положение среди крайних правых Баварии. Даже арест Гитлера после неудавшегося путча в ноябре 1923 г. способствовал его популярности. Правда, сперва всем казалось, что его политической карьере пришел конец. Однако вышло все совершенно иначе. Когда Гитлера досрочно освободили из тюрьмы 20 декабря 1924 г., коммунистическая и национал-социалистическая пропаганда утратили питательную почву. Правда, НСДАП, запрещенная после путча, в начале 1925 г. была воссоздана вновь, однако обстановка внутри партии была совершенно ненормальной. Однако Гитлеру удалось преодолеть хаос внутри партии. Это был его первый успех, который помог ему утвердить себя как руководителя партии, чего никто не смог в дальнейшие годы оспорить. Была за ним и другая несомненная победа: Гитлер отказался от своего прежнего намерения прийти к власти насильственным путем. Провал путча убедил его в том, что с демократией следует сражаться ее собственным оружием.