Читать онлайн "Обольщение строптивой" автора Уиттиг Лорен - RuLit - Страница 6

 
...
 
     


2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Кровь отлила от лица Кэтрионы с такой силой, что она почувствовала холод.

– Нет, этого не может быть!..

Брок торжествующе ухмыльнулся. У Кэтрионы подкосились ноги. Но она помнила одно: Брок не должен знать, как убийственно подействовала на нее эта новость. Она прошла мимо брата совсем близко, и он мог бы остановить ее, тогда она пустила бы в ход старые приемы, как в детстве: кулаки и ноги, целясь в самые уязвимые места. Однако она давно уже не прибегала к таким средствам обороны. Ее отчаяние было столь велико, что она, более не раздумывая, бросилась в комнату отца. Брок побежал за ней вдогонку.

– Отец! – закричала Кэтриона, врываясь в кабинет отца. Не закрыв за собой дверь, она устремилась к щуплой седовласой фигуре, согнувшейся над столом и, щурясь, рисовавшей какие-то знаки на куске пергамента. – Если Брок будет издеваться надо мной, я не ручаюсь, что у него когда-нибудь будут наследники.

– Тише, тише, Триона, не мешай мне, я считаю, – не взглянув на нее, сказал Нилл Маклауд.

Но Кэтриона, испытав горькую обиду, не успокоилась, хотя отец не в первый раз так обращался с ней.

– Брок сказал мне, что я должна выйти замуж за этого урода с псиной мордой из рода Макдонеллов. Это так?

Но отец продолжал игнорировать ее и про себя называл нужные ему цифры.

– Отец!

Это всегда было так. Он никогда не уделял ей внимания. В отчаянии она схватила со стола чернильницу, к которой он рассеянно потянул свое перо.

– Триона! Черт побери! Я теперь забыл нужную мне цифру!

– Семьсот тридцать один, – помогла ему Кэтриона, потянув чернильницу к себе.

Она терпеливо ждала, когда он окунет перо в чернила и запишет подсказанную цифру.

– Брок сказал, что это ваша воля обвенчать меня с Макдонеллом по прозвищу Псиная Морда?! – вне себя крикнула Кэтриона и услышала какое-то движение за своей спиной.

– Его зовут Дафф Макдонелл. Он глава клана. Отличная для тебя партия, Триона.

Она резко обернулась и увидела не только Брока, но и других своих братьев – Калума, Гауана и Джейми. Они стояли рядом, на голову ниже друг друга, как ступени лестницы, отличаясь цветом волос, – от рыжего, как ржавчина, до черного, как у Брока. Их лица были спокойны и пусты. Как всегда, они стояли на один шаг за Броком и напоминали ей овец в стаде. Не хватало только Эйлига, самого младшего, с кем она дружила и кто ей не раз помогал. Но и это было обычно, ибо Эйлиг старался держаться подальше от братьев.

– Я не с тобой разговариваю, – резко сказала Кэтриона, с презрением глядя на Брока. Она обошла стол, чтобы отец лучше ее видел. – Я не выйду за него замуж, и вы это знаете. Я не подчинюсь таким, как Макдонелл Псиная Морда.

– Кажется, нет такого, кому ты покоришься, не так ли, дочь моя?

– Смирение никому не нужно. Вы же сами не пляшете ни под чью дудку? Мои братья тоже. Почему я должна повиноваться?

– Подчинение и выбор – не одно и то же. Ты не желаешь выполнять мою волю, но и не делаешь своего выбора. Как мне поступить с такой своевольной дочерью?

– Я не своевольная. – Она не обратила внимания на удивление на лицах отца и братьев. – Просто не хочу, чтобы меня приносили в жертву.

– Мы не жертвуем тобой.

– Нет, – подтвердил Брок чуть ли не шепотом, но так, чтобы сестра слышала, – мы просто с удовольствием отдаем тебя. – Кто-то из братьев довольно хмыкнул.

Триона сжала в руке чернильницу, собираясь в случае чего запустить ею в самодовольное лицо брата, однако с силой поставила ее на стол, забыв, что чернильница без крышки. Чернила фонтаном выплеснулись наружу. Она неловко стала собирать их руками, чтобы они не попали на пергамент.

– Триона! – схватив со стола пергамент, закричал отец. Братья смеялись, а она стояла и смотрела на них, с ее рук на стол капали чернила.

– Что в этом смешного?

Никто не заметил, как в кабинет вошел младший брат Эйлиг. Войдя, он сразу понял, что случилось, и, схватив ковер, лежавший у двери, положил его к ногам Кэтрионы, беспомощно державшей перед собой облитые чернилами руки.

– Хорош улов, – улыбаясь, посмотрел на сестру Эйлиг. Улыбка не соответствовала тому, что она прочла в его глазах, и предупреждению, звучавшему в его голосе.

Он был единственным братом, которого она любила, – светловолосый и не похожий на остальных.

– Кто, что и кому сделал на сей раз? – Эйлиг сначала посмотрел на сестру, а затем на Брока и братьев за его спиной.

– Вы, значит, ничего не сказали Эйлигу? – Кэтриона повернулась к отцу. – Вы боялись, что он сообщит мне?

– Нет. Не ждал, что Брок так проговорится. – Нилл Маклауд недовольно посмотрел на старшего сына. – Я собирался объявить это сегодня за ужином.

Для Кэтрионы это было вторым ударом в начавшееся так неудачно утро.

– Значит, вы собирались сообщить мне это, после того как всему клану станет все известно?

Кэтриона вытирала руки о платье, на котором уже был длинный след от чернил. Отец внимательно осматривал пергамент.

– Я не выйду за него замуж, – сказала она скорее себе самой, чем всем остальным в комнате. Она повернулась к отцу, сжав в руках подол светло-коричневого платья. – Если вы заставите меня, то я… то я… задушу его спящим. У вас тогда будут большие неприятности!

– Триона. – Отец протянул к ней руки, но она уже выбежала из комнаты, сопровождаемая издевательским смешком Брока.

Кэтриона бежала к главным воротам, разгоняя на пути играющих детишек и кур. Покинув двор замка, она увидела перед собой Лох-Ассинт во всей его зимней красе и снежные вершины гор. На каменистом спуске к берегу она замедлила шаги. Легкий декабрьский бриз трепал подол ее испорченного платья. Кэтриона обхватила себя руками, защищаясь от пронизывающего холода. Наступила зима, и именно в это время они пытаются выдать ее замуж. Лучше не придумаешь. Скоро все будет засыпано снегом, в горах дороги станут непроходимыми, все попрячутся по домам, чтобы переждать длинные месяцы и студеные ночи. Едва ли кто в это время осмелится покинуть свой дом.

Кэтриона смотрела на сверкающую гряду гор на фоне голубого неба. Она любила эти места, где пряталась от коварных шуток братьев.

Конечно, ее брак – это идея Брока. Он особенно хотел избавиться от нее, выдав замуж именно зимой, когда их горные деревни становятся отрезанными от всего мира. У нее не останется никакой надежды на возвращение домой. Хотя здесь она никому не нужна. Как жаль, что у нее нет сестры, матери или даже тетки. Ей так нужен друг.

Взяв круглый камешек, покрытый легкой пленкой льда, она прижала его к щеке, ожидая, когда станет таять лед от ее разгоряченного лица. «Будь они прокляты все – братья, отец, все прочие», – думала она, раздраженно бросив камешек и удачно попав в цель.

– Мне не стоит опасаться или ты набросишься и на меня тоже?

Кэтриона обернулась и увидела Эйлига. Его светлые волосы неровными прядями обрамляли лицо, бледно-голубые глаза казались почти серебряными.

Он был младшим из ее братьев и всего на два года старше ее, а ей было девятнадцать, но он отличался умом и храбростью. Когда Брок торжествовал, сумев рассердить ее, Эйлиг всегда был единственным, кто не боялся успокоить сестру.

– Ну так как? – спросил он.

– Что как? О, ты думаешь, что я буду рвать и метать? – Кэтриона помотала головой и снова стала смотреть на озеро. – Не беспокойся, хотя здесь полно камней, если бы мне это понадобилось.

– Предупреждение понял. Я подумал, что тебе потребуется вот это. – И он набросил ей на плечи теплую накидку.

Спокойный голос младшего из братьев разительно отличался от снисходительно-покровительственного тона Брока. «Как ясное небо от суровой линии гор», – внезапно подумала Кэтриона. Ей захотелось броситься ему на шею, услышать успокаивающие слова, как это бывало в детстве, когда он рассказывал ей о своем пребывании в Эдинбурге, чтобы она поскорее забыла обиды, нанесенные ей старшими братьями. Однако она давно уже поклялась самой себе, что никто, даже Эйлиг, не увидит, что она уязвима. Кэтриона, укутавшись потеплее, продолжала смотреть на озеро, чтобы успокоиться.

     

 

2011 - 2018