Читать онлайн "Огонь ведут "Катюши"" автора Нестеренко Алексей Иванович - RuLit - Страница 38

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

В 19 часов Москвин донес, что колонна противника до сорока танков движется на Мечетинскую. По колонне был произведен залп. Пять танков запылали, остальные отошли в северо-западном направлении.

30 июля, как только взошло солнце и рассеялся туман, в воздухе появились фашистские самолеты. Они кружились над нашими боевыми порядками, пикировали и бомбили. Дружным огнем зенитных дивизионов было сбито два пикирующих бомбардировщика. Это заставило самолеты врага летать на больших высотах, эффективность бомбометания резко снизилась.

Лобовые атаки противника прекратились. Но его танки пошли в обход наших флангов.

30 июля около тридцати танков противника с запада подошли к Мечетинской. Подразделения 18-й армии стали отходить на юг. Для нас создавалась угроза окружения.

Мы приняли решение: с наступлением темноты (в ночь на 31) отойти и занять оборону на рубеже Хлеборобный, Хлебодарный, Михайловка, 14-м и 58-м дивизионами прикрыть левый фланг, 49-м полком — правый фланг, двумя дивизионами 8-го полка прикрыть отход с фронта.

Ночью из штаба фронта прибыл офицер с приказом командующего об отходе нашей подвижной группы на новый рубеж обороны, именно на тот, который мы сами наметили. И хотя мы получили теперь право на отход, настроение было тревожным. Всю ночь лил дождь, грунтовые дороги размокли, и наши мотоколонны не могли сдвинуться с места.

К счастью, под утро дождь прекратился, подул свежий степной ветерок, дороги стали подсыхать. Загудели моторы. Начали двигаться, правда с трудом, отдельные машины, а затем и вся колонна. Однако к рассветустрелковые полки дивизии не успели занять рубеж обороны.

В воздухе снова появились вражеские самолеты, а на флангах — группы фашистских танков. Они двигались из Егорлыкской на Целину.

Загремели залпы «катюш». Гвардейские минометные дивизионы, прикрывающие фланги, вступили в бой.

Отважно, четко, решительно действовал дивизион моряков. Командир дивизиона капитан-лейтенант А. П. Москвин и комиссар — батальонный комиссар Е. Я. Юровский обладали какой-то удивительной интуицией. Они прекрасно чувствовали обстановку и ритм боя. Умело и дерзко действовали командиры батарей этого замечательного дивизиона Н. М. Павлюк, Д. Н. Бериашвили, А. Ф. Збоев.

В дивизионе была прекрасно организована подвижная разведка, быстрая, хорошая маскировка. Скрываясь в лощинах, балках, кустах, кукурузных или подсолнечных полях, в нужный момент боевые установки выскакивали на открытую позицию, прямой наводкой производили залпы и немедленно уходили в укрытие.

Москвин применил свой способ корректировки огня, который скоро стал достоянием других дивизионов. Однажды, подъезжая к огневой позиции 14-го дивизиона, я увидел такую картину. У левофланговой боевой машины ферма была поднята до отказа, а на самой вершине направляющих, подложив под себя брезентовый чехол, сидел Москвин.

Комиссар дивизиона Юровский доложил мне, что командир лично ведет наблюдение и корректирует огонь дивизиона по танкам и мотопехоте противника.

Через некоторое время Москвин, загорелый, возбужденный, слез с направляющих, быстро подошел ко мне и четко доложил:

— Товарищ полковник! Атака отбита. Мы подожгли пять машин и три танка, которые двигались в колонне по дороге. — Затем с сожалением добавил: — Обидно, что у наших снарядов большое рассеивание, а установки не позволяют подпускать противника на близкое расстояние. Жаль, что в дивизионе мало снарядов. Приходится вести огонь отдельными установками. Вот если бы дать дивизионный залп, был бы другой результат.

Я поблагодарил Москвина за отважные действия и просил передать мою благодарность всем воинам части.

Моряки заставили гитлеровцев отойти и прикрыли дорогу из Егорлыкской на Целину. До получения приказа из штаба фронта мы должны были во что бы то ни стало удержать оборону на рубеже Целины и не допустить противника к Сальску.

...Непрерывные бои, длительные марши и бессонные ночи сильно утомили личный состав частей подвижной группы, особенно водителей.

Под нажимом фашистских танков, преследующих подвижную группу, полки 176-й стрелковой дивизии не смогли удержаться на подступах к Целине и отошли к реке Средний Егорлык.

Основную тяжесть обороны Целины приняли на себя 8-й и 49-й гвардейские минометные полки и 14-й дивизион моряков. Огонь дивизионов 49-го полка корректировал с крыш зданий, расположенных на северо-западной окраине Целины, начальник штаба майор Якушев. Огнем дивизионов 8-го полка руководили командир полка подполковник Лобанов и начальник штаба майор Макарьян. Стреляя с закрытых позиций, дивизионы отбили атаку вражеских танков с севера. А в 15 часов 31 июля до двадцати танков атаковали нас с юго-запада, от хуторов Пролетарский и Самарский. Гитлеровцы пытались отрезать пути отхода на юг 8-му и 49-му полкам. Переброшенный на юго-западную окраину Целины дивизион 8-го полка под командованием капитана Н. В. Скирды залпом с открытой позиции подбил три танка. Остальные резко изменили направление, развернулись и быстро отошли назад к хуторам. Бой под Целиной длился в течение нескольких часов. Радиосвязь со штабом фронта и штабом группы ГМЧ была прервана. Мы ожидали прибытия офицеров связи капитана А. П. Бороданкова и капитана Н. А. Смирнова. У того и другого были пакеты с боевым распоряжением, в котором указывалось направление отхода нашей группы.

Капитана Бороданкова мы так и не дождались. Самолет У-2, на котором он летел, был сбит возле совхоза «Гигант» и горящий упал на территорию, занятую противником. Об этом мне доложил начальник штаба 49-го полка майор Якушев. Капитан Смирнов, выехавший на автомашине, тоже не появлялся. Между тем противниквсе активнее атаковал с разных сторон, стремясь обойти нас с флангов и прорваться к Сальску.

В 17 часов 31 июля вражеские танки, скрываясь за посадками, незаметно вошли в зону, не поражаемую огнем наших дивизионов. Одиночные танки прорвались на северо-восточную окраину Целины и стремились перерезать дорогу на Сальск. Пришлось 49-му полку дать команду отходить на юг, переправиться через реку Средний Егорлык, поддержать оборону 176-й стрелковой дивизии и прикрыть отход дивизионов 8-го полка.

Наконец прибыл офицер связи Смирнов и сообщил, что штаб фронта из Сальска выехал, артсклад ГМЧ эвакуирован. Нам предлагалось немедленно отходить на рубеж Средний Егорлык, Лапанка, Тацин.

Покидая последними Целину, мы с Лобановым прямо на дороге развернули замыкающую батарею и прямой наводкой дали залп по фашистским танкам. Расстояние до места сосредоточения гитлеровцев оказалось меньше минимального прицела, и большая часть снарядов легла с перелетом, но некоторые из них все же разорвались в районе цели.

Развертывая батарею на прямую наводку, мы не заметили, как два немецких танка, прикрываясь железнодорожной насыпью, подошли к нам на расстояние 300–400 метров. Они открыли пулеметный огонь. Водители наших машин проявили исключительную выдержку. После залпа они развернули установки на 180 градусов и быстро вывели их из-под обстрела. Мы с Лобановым находились на подножке последней машины.

Когда подъехали к переправе у Тацина, дивизион 49-го полка дал залп по юго-восточной окраине Целины, откуда выходили вражеские танки. Огнем 49-го полка дальнейшее продвижение фашистских танков было остановлено.

Однако вскоре противнику удалось захватить станцию Средний Егорлык. Создавалась угроза нашему левому флангу.

По радио связываюсь с Москвиным и приказываю ему отбросить врага. Москвин уже выслал вперед разведку на автомашинах, а дивизион по полевым дорогам двинулся следом за ней. Наступала ночь. Путь «катюшам» освещал факел горящего элеватора. Навстречу попадались беженцы, которые говорили, что немецкие танки близко,часть из них якобы пошла на Белую Глину и Развильное. Получалось, что дивизион идет в мешок. Но Москвин не изменил направления движения. Он надеялся на свою разведку, но был готов, как и комиссар Юровский, к любым неожиданностям. Москвин и Юровский ехали на подножке головной машины, держа в карманах бушлатов ручные гранаты.

     

 

2011 - 2018