Выбрать главу

- Продолжаем, - громком сказал Тирцей. - Займете свои места. Следующая пара. - Он заглянул на планшет, к которому был прикноплен лист бумаги. Спарринг-партнеры назначались жеребьевкой заранее.

Не разобрав чужой почерк, Тирцей наклонился к Таис, чтобы уточнить. Она сказала. Илот назвал имена. Толпа новобранцев, успевшая снова образовать круг вокруг ринга, вздохнула.

Лима нервно облизнула губы и сжала похолодевшие пальцы Андромахи. Девушке предстояло выйти на бой с парнем из другой группы. Он тоже был тяжелее и больше нее, хотя и не мог сравниться с Найтулом.

- Ты сможешь. Главное, не торопись, - сказала Лима подруге на ухо. - Не бойся. Рассчитывай удар.

- Знаю? Я с ним уже не раз встречалась. - Андромаха повернулась голову всего на пару секунд. - Но проблема не в этом?

- А в чем?

- Это же он! Помнишь?

Лима нахмурилась, но потом до нее дошло. Андромаха говорила ей о своем новом любовном интересе, хотя и не называла имени. Теперь ясно. Причудливый выверт судьбы и сегодня поставил девчонку в пару с тем, кто ей нравится.

Не дожидаясь ответа, Андромаха быстро вышла из толпы и взлетела на ринг. Ей надели накладки на руки. Ее парню и противнику тоже.

Лима подумала, каково это - сражаться с тем, кого любишь, кому инстинктивно боишься причинить боль? Трудно перешагнуть через себя, даже если речь идет лишь о симпатии. Андромаха ничем не отличалась от других девочек ее возраста, и вокруг было немало парней, стоивших внимания.

- Ты знала? - шепотом спросила Лиму Киниска.

- Нет.

- То ли сейчас будет. Кто из них сдастся первым?

- На их месте я бы оставила чувства в стороне, - произнесла Лима, чувствуя, как глухо ноет ушибленный бок. - Ничего хорошего не выйдет, если зацикливаться на них.

Киниска качнула головой. Ей было известно, как хорошо Лима научилась гнать от себя мысли о Клеоне. Она и сама брала на вооружение ту же стратегию. Мысли о брате, о судьбе которого ничего неизвестно, могли свести с ума.

Киниска не стала продолжать опасную тему, а сосредоточилась на поединке, за что Лима мысленно поблагодарила ее.

Поединок начался ни шатко ни валко, Андромаха и ее парень долго танцевали друг перед другом, пока Хорес точно так же не заорал им, чтобы шевелились. Наконец, Андромаха напала, нанося серии ударов руками. Парень ушел в глухую оборону, блокируя атаки предплечьями. Девушка закончила серию прямым ударом ноги в живот. Соперника откинуло назад. Он раскрылся, думая, что получит передышку, но Андромаха и не планировала останавливаться. Подпрыгнув к нему, она захватила его руку, ударила своим локтем в грудь и провела бросок. Тело грохнулось на ринг, подняв облачко пыли. Андромаха взяла парня в клещи, прижала к полу и завела на болевой прием. Несколько секунд отчаянно борьбы, и противник заколотил ладонью по рингу. Все кончено. Новобранцы засвистели. Тирцей призвал их к порядку, а сам объявил победителя.

- Вот это дает, - выдохнула Киниска. - Вот бы мне так?

- Твоя очередь уже скоро, - пробормотала Лима, уверенная, что между парочкой, показавшей им сейчас такой эффектный бой, была договоренность.

Новобранцы хлопками приветствовали Андромаху, та не удержалась и помахала публике. Ошеломленный, бледный, потирающий заломленную руку, парень сошел с помоста с другой стороны. Впрочем, может быть, просто Андромаха оказалась в этом деле лучше него.

Девушка вернулась к своим. Все произошло так быстро, что она почти не запыхалась. Зная, что Андромаха ждет от подруги - и Старшей! - одобрения, Лима не осталась в долгу.

- Мне пришлось делать все быстро, чтобы не ставить нас обоих в дурацкое положение, - объяснила Андромаха ей на ухо. Что ж, своя логика тут определенно была. Только вот как отреагирует на проигрыш ее любовный интерес?

Лима хотела придумать какую-то колкость, но помешала Таис.

Девушки не было возле ринга во время последнего боя и, очевидно, только сейчас она вернулась.

- На пару слов?

Таис потянула ее за собой, они вышли из кольца новобранцев и остановились в нескольких метрах в стороне.

- Тебя хочет видеть Лисандр, - сказала Таис, глядя на нее горящими глазами. Каждый раз, когда речь заходила об этом олимпийце-ренегате, девушка превращалась в безумную фанатку. Разумеется, она никогда не прыгнет ему на шею, не перейдет положенных границ, но и скрыть своего восхищения Лисандром не могла. Взгляд Таис говорил о том, что она просто мечтает быть на месте Лимы сейчас. Ведь ей предстоит увидеть Его!

Просто какая-то эпидемия влюбленности, услышала Лима в своей голове голос Мятежницы.

- Тогда идем, - с некоторым раздражением отозвалась она. Ей не хотелось и дальше видеть, как Таис сохнет по {сверхчеловеку}.

- Мне там, увы, делать нечего, - сказала девушка, не скрывая вздоха. - разговор к тебе одной. Через посты тебя пропустят.

- Это не насчет обучения?

- Нет. Другое.

- Что именно?

- Не знаю. - Лима умела распознать, скрывает Таис правду или нет. На этот раз не скрывала.

- Хорошо.

Бросив взгляд в сторону помоста и следующей пары бойцов, Лима повернулась и зашагала к выходу.

И все равно, ты чувствуешь себя не в своей тарелке, да? Мятежница, как призрак, возникла опять. Ко всему можно привыкнуть, но не к тому, что Лисандр - олимпиец.

Лима угрюмо молчала. Все верно, она не привыкла и, наверное, не привыкнет никогда. Лисандру она не доверяла. У него определенно есть двойное дно. Не в смысле, что он работает на обе стороны, просто методы, которыми он пользуется, скорее всего, не такие чистые. Откуда Лима это знает? Интуиция. Лима привыкла доверять ей на тренировках и учениях, и она редко когда ее подводила.

Охрана пропускала девушку без проволочек. Илоты, снаряженные словно для того, чтобы через минуту вступить в бой, лишь бросали на нее задумчивые взгляды и не говорили ни слова. Лиме никогда не нравилось лишнее внимание к себе, но она ничего не могла сделать, только идти быстрее.

Лисандр сидел в своем старом бункере - комнате для инструктажа, примыкающей к одному из складов. Лима постучала в неприметную дверь без опознавательных знаков и табличек и вошла.

Олимпиец ждал ее. Выпрямив спину и заложив руки назад, он стоял, точно монумент, возле карты, прикрепленной кнопками к деревянному щиту возле стены. Развернувшись быстро и точно, словно машина, Лисандр широко улыбнулся.

- Наша героиня! - сказал он. - Прошу, садись. - Его рука сделала приглашающий жест, указывая на один из стульев.

Застигнутая нехорошим предчувствием, Лима машинально исполнила просьбу-приказ.

3

- Не надо называть меня {героиней}, - ледяным тоном ответила она. - Мы сто раз говорили об этом.

- Ну уж не сто, не преувеличивай. Хочешь промочить горло чем-нибудь? - спросил олимпиец.

- Не хочу. - Лима знала, что выглядит и ведет себя неприветливо, но ей было все равно. Она не будет скакать перед ним на задних лапках.

- Хорошо.

Лисандр задумчиво кивнул, затем запустил руку в карман и вытащил мини-диск, который вставил в проектор, лежавший в центре стола.

- Здесь кое-что для тебя, - прибавил он, выключая свет в комнате.

Лима не сразу поняла, что происходит. Затем проектор развернул на стене изображение, проигрывая с диска видеофайл. Качество картинки оставляло желать лучшего, но через секунду Лима и думать об этом забыла.

Она увидела Клеона. Он смотрел в камеру и улыбался. Затем дважды посмотрел по сторонам, убеждаясь, что никого нет рядом, и сказал:

- Не знаю, попадает ли эта запись по адресу, но я попробую? В общем?

Его голос. Голос, звучание которого почти забылось!

Лима почувствовала, как по телу расползается жар, а затем мышцы словно заморозили, и вот она уже словно деревянная кукла, не способная двигаться. Даже дышать трудно. Кровь ударила в голову, отчего комната пошатнулась.

- В общем, - прибавил Клеон. - Это послание для тебя, Лима. Знаю, ты беспокоишься. Знаю, ты думаешь обо мне. Но и я о тебе тоже - каждый день, каждый час и минуту? Иногда только воспоминания о нас помогают мне не свихнуться, помогают просто жить. И сражаться за жизнь. Очень скучаю. Мне передали, что ты делаешь успехи в обучении. Надеюсь, когда придет время, они пригодятся?