Выбрать главу

Лима смотрела на экран, скованная страхом.

Жив! Жив! Хотя и выглядит по-другому и на нем странная одежда, он жив!..

Интересный поворот, Лима, сказала Мятежница. Боюсь, взамен Лисандр потребует от тебя нечто, к чему тебе придется приложить все силы?

Лима проигнорировала сарказм Мятежницы. Она почти не понимала слов, которые произносил Клеон. Ей было важно видеть его настоящим - не призраком из потускневших воспоминаний.

- Просто знай. Я жив. Я думаю о тебе. А сейчас мне пора. Придет время? возможно?

Клеон исчезает.

- Нет, стойте! - Лима вскочила на ноги, кидаясь к проектору.

- Больше ничего нет. - Лисандр включил свет. Белый прямоугольник на голой стене потускнел, а потом и вовсе погас.

Девушка ухватилась за край стола. Сильнейший выброс адреналина едва не заставил ее сердце разорваться.

Склонившись над столешницей, Лима подумала, что сейчас ее вырвет, но приступ быстро прошел.

Олимпиец вытащил мини-диск из проектора, рассеянно повертел его в пальцах.

- Я отдам тебе эту штуку, - сказал он, - после того, как мы поговорим.

Лима добралась до стула и села. Гул в голове мешал соображать, в горле пересохло. Вопросы, вопросы, вопросы: в них можно было утонуть?

- Когда это снято? - спросила она хриплых голосом.

- Примерно неделю назад, - ответил Лисандр, выбирая стул и усаживаясь напротив девушки через стол. - Клеон попросил нас, и мы дали разрешение. Диск передавали через длинную цепочку агентов, пока не вывели за пределы Олимпии. Затем послание оказалось здесь.

- Как все просто?

- Ничего не просто, Лима. Этот случай исключительный. - Лисандр был серьезен, даже суров. - Обычно мы так не делаем: слишком велик риск раскрытия нашего шпиона.

- Тогда зачем?

В голове у нее стучало: Клеон жив! Клеон жив!

- Не буду скрывать, Лима. Ты очень важна. Я наблюдаю за тобой с той самой минуты, как мы встретились на заброшенном бетонном заводе. И не я один. Весь период обучения мы проводим сбор данных о твоей успеваемости, анализируем твои склонности и способности.

Лима кивнула. Ничего неожиданного.

- Ты входишь в число самых перспективных кандидатов.

- Значит, не только за мной следят?

- Я не стал бы называть это таким словом, но, впрочем, неважно.

- И какие же у меня способности? Чем я так интересна?

Лисандр долго и пытливо смотрел на нее. Это был взгляд мудрого змея - пугающий и одновременно притягательный.

- В Олимпии нас учат говорить прямо, без обиняков. Точно выражать свою мысль, и, если того требуют обстоятельства, не щадить чувств собеседника? Впрочем, жалость к чему-либо и кому-либо - настоящая жалость! - в Олимпии редкость. Считается, воин не должен быть мягким, а жалость - это прямой путь к размягчению сердца?

- Почему-то я не удивляюсь, - пробормотала Лима.

Ей требовалось немало усилий, чтобы взять себя в руки, но она справилась со своей задачей довольно быстро. Прошел год - и она уже другая. Подготовка выковала из мягкотелой потерянной девочки солдата, пускай и не идеального.

- Мы на войне. - Подавшись вперед, Лисандр положил руки на крышку стола. - Каждую минуту где-то гибнут наши товарищи. Илоты терпят издевательства. Их убивают ради забавы. Тебе все это известно, Лима.

- Да.

- И мы оба хотим, чтобы это прекратилось, - сказал олимпиец.

- Да.

- Какую ты готова заплатить цену за нашу победу?

Вопрос застал ее врасплох. О чем он? Она же и так готовится вместе со всеми и планирует стать рекрутом, чтобы продолжить обучение.

Лисандр не отрывает от нее холодного изучающего взгляда.

- Каким будет твой ответ? - спросил он, шевеля лишь губами.

- Любую цену.

Олимпиец медленно кивнул.

- Тогда я буду говорить напрямик. - Он хрустнул суставами пальцев. Звук получился неприятным и громким. - Я хочу, чтобы ты стала одним из спящих агентов в Олимпии. И не когда-нибудь в будущем, а сейчас. Может быть, даже сегодня!

Это была не шутка, ничего похожего.

- Сегодня? - только и смогла спросить ошеломленная Лима.

- Если понадобится? - кивнул олимпиец.

- Но? - С трудом проглотив ком слюны, она почувствовала нарождающуюся дрожь в коленях. - Как? Я же ничего не умею. У меня нет подготовки.

- Ты права. Ты владеешь только базовыми знаниями. Не сомневаюсь, что из тебя получился бы отличный боец штурмового подразделения, попади ты в рекруты. Однако по части агентурной работы, твои навыки на нуле. К сожалению.

Лима тряхнула головой.

- Тогда не понимаю?

- По ряду причин, которые я не могу назвать, мы вынуждены значительно ускорить работу по некоторым направлениям. Если бы все шло по планы, после завершающего теста мы сделали бы тебе предложение, от которого ты вряд ли могла бы отказаться.

- Приказ, - сказала Лима. - Говори, как есть.

- Мне в любом случае нужно было бы провести с тобой беседу. В таком деле очень важно желание кандидата. Агентурная работа - тонкое дело. Если, подчинившись прямому указанию, агент будет против своего назначения, рано или поздно, это внутреннее противоречие пойдет ему только во вред. И, в конечном итоге, скажется на остальных.

- Значит, если бы я отказалась, ты бы прекратил настаивать? - спросила Лима.

Лисандр наклонил голову.

- Мне пришлось бы пустить в ход все свои навыки убеждения?

- Ясно. - Девушка пристроила обе ладони на столе. К счастью, руки пока не дрожали. - И если бы я хотела, то могла бы просто продолжить обучение в качестве рекрута?

- В общем и целом. Но если бы согласилась, мы бы отправили тебя в наш специальный центр, где обучают агентов. Где, кстати, учился и Клеон, - объяснил олимпиец. - Два года - и ты стала бы специалистом высокого класса, поверь.

Лисандр не мог скрыть своего разочарования. Лиме пришло в голову, что, вероятно, решение о ее вербовке принимал не он. Его могли просто поставить перед фактом

- Значит, - сказала Лима, - ты официально делаешь мне предложение?

- Да. И, учитывая обстоятельства, ты не можешь отказаться. На этот раз? вопреки правилам, это приказ.

- Понимаю. И я не могу узнать, к чему такая спешка?

- Нет. Чем меньше тебе будет известно, тем лучше.

- А как же завершающий тест? - спросила Лима.

- Его не будет. Времени нет, - отрезал олимпиец.

Она чувствовала страх. От мысли, что ее, неподготовленную ни теоретически, ни, главное, психологически, вдруг забросят в Олимпию, все внутри Лимы переворачивалось. В какой-то миг она ощутила уже знакомую панику, и только голос Мятежницы смог предотвратить нарождающийся взрыв.

Соберись, сказала она ледяным тоном. Ты солдат, а не та сопливая испуганная девчонка-илотка, какой была.

Лисандр ждал, демонстрируя недюжинное терпение.

- Значит, отказаться я не могу?

- Нет, - покачал он головой. Сейчас его голос звучал почти мягко. - Это вопрос цены?

Лима кивнула. Несколько минут назад она сказала, что не постоит за ценой? Ее самые мрачные предчувствия оправдались.

Кто бы мог подумать, что все так обернется?

Лима увидела себя, стоящей на краю обрыва в полной темноте. Ей предстоит прыгнуть в воду, надеясь не упасть на торчащий из нее камень.

- Тогда я согласна.

Разумеется, ее ответ был уже просто формальностью, но именно его Лисандр и ждал. Словно теперь он мог сбросить со своих плеч груз моральной ответственности.

На его грубом, но правильном, даже красивом лице возникла тень улыбки.

- Но? откуда вам известно, что я не предам? Или не сломаюсь на первом же допросе? - неожиданно спросила Лима, и этот вопрос застал олимпийца врасплох. Всего секунда - и он взял себя в руки. Медленно поднявшись, Лисандр потемнел лицом и сжал губы.

- Ты будешь знать ровно столько, сколько тебе положено. У тебя не будет много контактов, скорее всего, лишь один связной.

- И все-таки, - настаивала Лима. - Разве у вас не было предателей?

Лисандр помолчал.

- Не было.

Странно, несмотря на твердость, с которой он это произнес, в его словах чувствовалась неуверенность.