Выбрать главу

Лима ощутила, как мурашки обжигающей волной прошли по ее спине. Люди Лисандра схватились с отрядами карателей, которые, если верить донесениям, прибыли раньше основных сил.

Лисандр безуспешно пытался связаться с другими постами, но ни один уже не отвечал. Либо они все погибли, смятые превосходящими силами врага, либо дроны просто успели заглушить связь на территории завода.

Олимпиец повесил рацию обратно на грудь и посмотрел на Лиму через плечо.

- Держи. - В ее руку сунулась рукоять пистолета. Она привычно стиснула оружие, машинально вспоминая занятия на стрельбищах. - Пригодится.

- Что же теперь? - спросила Лима, надеясь, что ее голос не звучит, словно у маленькой испуганной девочки.

Сейчас самое время проявить характер, заявила Мятежница.

Кто бы стал возражать? Но Лима чувствовала, какими слабыми становятся колени.

- Контролируй страх, иначе добром это не кончится, - прошептала Лима. По счастью, в туннеле было шумно от шагов и скрипа колесиков тележки, поэтому никто не расслышал ее голоса.

- Действуем по планы, - ответил Лисандр. - Правда, кое-что придется подкорректировать?

Группа вышла в квадратное помещение, из которого был еще один выход - наверх. Лима мельком увидела бетонную лестницу и подумала, что до поверхности, вероятно, уже недалеко.

И в этот миг произошло нечто необъяснимое. Солдаты, толкавшие тележки, вдруг остановились, словно натолкнувшись на незримое препятствие. Один из них повалился на пол, рухнул, словно подкошенное дерево. За ним упал другой. Затем еще один. Лисандр моментально вскинул оружие, направляя его в сторону лестницы, но там никого не было.

Лима, у которой сработал привитый на тренировках рефлекс, отскочила к стене, присела на одно колено и тоже выставила оружие в сторону предполагаемой опасности.

Следующая секунда точно растянулась на века. Солдата лежали без движения, а Лисандр замер с винтовкой у плеча. Сама Лима от шока перестала даже дышать.

Гробовая тишина. Ни выстрелов, ни криков.

Девушка целилась из пистолета. Ее воображение уже рисовало ей силуэт карателя, сбегающего по ступеням?

Олимпиец медленно поднял голову, глядя на потолок, по которому шли трубы вентиляции с врезанными в них квадратными решетками, и захрипел:

- Газ! Они нас усыпляют?

Лисандр закрыл одной рукой рот и нос, но его тут же повело в сторону. Олимпиец потерял равновесие и стал падать.

- Беги? - Все, что он успел сказать, до момента, как потерял сознание.

Лима сделала вдох, хотя в глубине души понимала, что этого делать нельзя. Голова закружилась, мускулы стали слабеть.

Не в силах подняться на ноги, она поползла на четвереньках в обратную сторону, в туннель. В тот миг у Лимы не было каких-то планов, каких-то грандиозных идей. На грани обморока она просто пыталась спастись. Уши словно заложило ватой, но она уже слышала гул шагов за спиной. Каратели приближались.

Все как тогда, в твоей милой уютной подземной камере.

Чей это голос? Мертвой матери? Меи? Киниски? Мятежницы?

Или Клеона?

Тот наркотик, что Лиме вводили внутривенно, действовал похожим образом. Значит, у нее есть буквально две-три секунды перед окончательным провалом в ничто.

Ее нагоняли. Олимпийцы уже спустились в квадратное помещение, которое Лима оставила позади, и можно было расслышать их голоса.

Лима успела проползли еще несколько шагов, потом упала лицом вниз. С невероятным трудом ей удалось перевернуться на левый бок. Ее еще не заметили, значит, есть время прицелиться.

Она видела черные фигуры, почти не имеющие ясных очертаний, но они были достаточно близко, а значит промахнуться она не могла даже в таком состоянии.

Лима подняла пистолет и, когда каратели двинулись в ее сторону, нажала на спуск.

Сколько раз ей удалось выстрелить и сколько пуль нашли свою жертву, она не помнила. Где-то на грани между реальностью и тьмой, Лима ощутила, как большой груз упал на нее, но боли не было. Спасибо усыпляющему газу.

То, что было после, не имело для нее значения. В конце она вспомнила о плитке шоколада, которую получила, когда в последний раз получала пайки. Подарок от Олимпии в честь начала очередной охоты.

Я его так и не попробовала, мысленно рассмеялась Лима

А потом она исчезла.

[1] Илоты - жители секторов, порабощенные олимпийцами. По социальному положению немногим выше рабов.

[2] Всего секторов четыре, и ориентированы они по сторонам света относительно Олимпии. Отсюда и соответствующие названия.

[3] Эфоры - выборные советники Верховного Правителя, как правило, представители олимпийских верхов. Их пятеро и они образуют Совет Эфоров, принимающий некоторые важные решения. В частности, в их обязанности входит ежегодное объявление войны илотам и организация охоты.

[4] Гоплиты - курсанты военных школ Олимпии