Выбрать главу

- А в Ринерессе его считают шпионом и врагом, - сказал воин. - Это несправедливо.

- В жизни многое несправедливо, друг, - ответил Шенн. - Но только слабые сетуют на судьбу. Сильным это не к лицу. Да будут великие Сущие милостивы к тебе, Маррод, последний из своего народа, - воздел руки к небу фагир, - и пусть ты займешь достойное место в небесных чертогах за все, что ты сделал для нас всех. Люди забывчивы и неблагодарны, но Сущие видят все и ничего не забывают...

Он замолчал и склонил голову. Далмира и Улнар последовали его примеру. Ветер тихо шелестел в траве, и с пригорка, где стояли друзья, был виден зеленый край леса и далекие белые башни Ринересса. Оттуда доносилось радостное гудение труб. В городе праздновали победу.

- Ну, теперь мне пора, - сказал Шенн. Он поправил на плече кожаную сумку и улыбнулся Далмире. - Прощайте.

- Куда ты, Шенн? - спросил Улнар. - Идем с нами.

Фагир покачал головой:

- Нет. У меня своя дорога, у вас - своя. Да пребудут с вами ваши покровители.

- И тебе удачи, Шенн.

Мужчины обнялись. Шенн повернулся к девушке и взглянул на воина:

- Можно?

Улыбаясь, Улнар кивнул. Далмира шагнула к нему, Шенн сгреб ее в охапку и поцеловал. Долго и сильно.

- Ну, вот, - сказал фагир, отпуская Далмиру. - Я сделал то, о чем долго мечтал. Теперь могу заняться наукой, - усмехнулся Шенн. - Мне пора.

- Куда ты пойдешь, Шенн? - спросила она. - Мы ведь еще увидимся?

- Я не знаю названий тех мест, ведь я там еще не был, - усмехнулся фагир. - Ко-нечно, увидимся, Далмира. Все может быть.

Он поправил сумку и стал спускаться со склона, но вдруг обернулся:

- Эй, Улнар, смени тоф, ты снова порвал его, воин! - строго крикнул он и, махнув рукой, сбежал с холма, направляясь на юг.

- Обязательно, мастер, - прошептал Улнар, касаясь запыленной красной повязки. - Да хранит тебя великий Игнир.

Далмира встретилась с ним глазами, и в них распахнулся мир: огромный и яркий, в котором не было боли и зла, лишь радость и счастье. Улнар хотел этого и верил, что будет так.