Выбрать главу

Евгений Связов

Отчет 1…и принцессу в нагрузку

(отчеты агента достал – 4)

Департамент Неприсоединенных Планет форма 12/8 (Отчет операции) (заполняется от руки на бумагу в единственном экземпляре)
Полный сил мужчина познакомится с привлекательной молодой девушкой для необременительного и непродолжительного знакомства. Дракон

Я хохотал.

Хохот бил во встречный ветер, как голова свихнувшегося заключенного бьет в дверь камеры-одиночки.

Думать о брошенных на произвол любви двух счастливых парочках было больно. И чтобы не расплакаться от жалости, я расплескал по своей многострадальной крыше пару бочек шизового хохота, предоставив его жадному огню напалмом вычистить боль вместе с памятью о том, что где-то есть люди, родившиеся там же, где и я, думающие так же, как я и, и знающие то же, что знаю я.

Я хохотал, выжигая из памяти все общее, что у меня было с ними – то, что я знал, то, как я думал, и то, откуда я. Я хохотал, вбивая хохот во встречный ветер, царапающий глаза и сдувающий за спину и в прошлое вонючий дым.

Через полчаса ветер погасил последние язычки нервных смешков, я заткнулся трубкой и посмотрел вокруг.

На пустынный пейзаж, голый и невыразительный, как порнография, смотреть было неинтересно. Тогда я осторожно заглянул в себя.

Внутри было пусто.

Пустыня была снаружи.

Пустыня была внутри.

Где– то на горизонте внутреннего пространства кучками лежали какие-то воспоминания и идейки, но я, сам я, был Никто из Ниоткуда.

Я потянулся к мешанине собственных картинок и идей и стал лениво лепить из них нового себя, время от времени выныривая из этой мешанины для поправки курса лошадей.

Сумрак воспользовался тем, что я оставил его в покое и перешел на ленивую рысь. Прихваченная из стойла солнечников рыжая лошадь, которую я обозвал Пламя, послушно, по причине привязанности к Сумраку, бежала рядышком.

Некоторое время спустя новый я понял, что курс мой лежит к каравану. Покопавшись в памяти, я нашел воспоминание, в котором была девушка, которую мне захотелось спасти. Вспомнить, зачем я хочу ее спасти, я не успел – Сумрак вывел Пламя и привез меня к колодцу, и пришлось обратить внимание наружу, чтобы напиться.

Вода, дождичком упав на дырявую крышу, прибила вонь и в голове просветлело.

Напоив лошадей, я взгромоздился в седло и показал Сумраку на свежепротоптанную и загаженную тропу, оставленную караваном.

Запах всего, что караван оставил на тропе, был настолько силен, что резал даже мои закопченные органы осязания и я полез за трубкой.

Доза никотина задвинула все воспоминания в дальний угол сознания, и я уснул по настоящему.

Разбудил меня крик.

Продрав глаза и осмотревшись, я не увидел вокруг ничего способного кричать, но зато услышал громкую возню пары сотен человек. Сумрак, присев на песок, и обернувшись через плече, взглядом спрашивал – туда ли он меня завез.

Скормив ему морковку из мешка и окончательно пробудившись выхватыванием у него из пасти руки, я прокрался на бархан, и совершенно выспавшимся взором осмотрел хорошо в видный в предзакатных сумерках караван. Их высочество и компания устраивались на ночлег.

В центре межбарханья торчал огромный шатер, окруженный кольцом костров стражи. С этими ребятами я был солидарен – ни одному нормальному мужику в шатре места не было. С подветренной стороны, чтоб принцесса не мучалась запахами и наоборот, были разложены два костра, вокруг которых располагались скованные в хоровод рабы. Каждому хороводу было выделено по четыре массовика-затейника. Массовики затеяли игру в охранников.

Разглядев в одном из хороводов рыжую шевелюру, я удовлетворенно хмыкнул, и уже гораздо менее заинтересованным взглядом окинул многочисленные костры слуг, внешнее кольцо охраны и много-много лошадей в соседней ямке. Вернувшись к своим лошадям, я перехватил водички и угостил транспорт. Потом я завел лошадей с подветренной стороны, чтобы не дразнить охрану табачным дымком и стал ждать темноты.

Темнота наступала неохотно. Время тянулось как колонна обкурившихся слоников, потому что я боялся проспать и сражался с веками, как мог. Но я мог и дождался.

Поняв, что темнее уже не станет, я поднялся с бревна, валявшегося в паре километром от каравана, вдохнул холодающего ночного воздуха, закурил и пошагал освобождать свою ненаглядную. Помечтав шагов двадцать о том, что будет после освобождения, я подумал, что неплохо бы помечтать о том, что будет до. До была пара десятков охранников, которые уже успели к ней привыкнуть и наверняка имели ряд возражений против расставания с ней даже при условии хороших рук нового хозяина. А мне почему-то не хотелось идти к ней на второе свидание, перешагивая через трупы. Охрана, кроме наличия привычек, виновата, конечно, в том, что ежедневно напоминает принцессочке о наличии мужского пола, но не убивать же их за это. Кушать всем хочется.

Поэтому, приближаясь к стойбищу, я лихорадочно пытался отогнать идею, что лучше всего подойти, поздороваться, представится, выкурить в компании у костерка пару трубочек, а потом забрать Рыжика и кануть в ночь. Самостоятельно отделаться от этой мысли мне не удалось. От нее меня отделал только меч часового внешнего заграждения, лязгнувший в десятке шагов передо мной.

Влип. Будем наглеть.

– Эй, мужик, жить хочешь? – громко шепнул я, упреждая вопль «Хто тама?» – Или на что спорим, что я тебе в горло попаду раньше, чем ты успеешь крикнуть?

– Хочу. – прошептал охранник и шумно проглотил слюни.

Это было хорошо. Но что делать дальше? Отоспавшиеся мозги ожидали решения, готовы ринуться претворять его в жизнь.

– Ну тогда слушай. – загадочно начал я, подходя ближе. Пока я подходил, у меня появился план, который был сразу пущен в реализацию.

– Воин, у тебя семья есть?

Скрежет доспехов возвестил о том, что сторож неуютно повел плечами.

– Да вообще то нет…

– И как тебе без нее? Не чувствуешь себя виноватым? А?!

Решив, видно, что убивать его я не буду и можно расслабится, он расслабился. Сапог, с вертушки врезаясь в шлем, громко бзякнул. Охранник, тихо лязгая доспехами, сложился на песок и дал мне удобную скамеечку, чтобы на время занять его пост.

– Эй, Варан, что ты? – окликнул страж справа.

– Змея тут то ли ползает, то ли кажется. У тебя там змеи нет?

– Не… а большая?

– Маленькая. Скорей бы спать, а то закажется – сон испорчу.

– Еще немного. Четверть ночи – и ляжем. А…

– Тс! Слышал?

– Что?

– Там, вдалеке, топот.

– Не…

– Тогда слушаем. Тихо.

Пол минуты послушав мифический топот, я оставил соседа Врана напряженно вслушиваться и вглядываться за горизонт и пополз к костру рабов. Занятие это был настолько привлекательным, что я чуть не выполз прямо в костер. Вовремя, в паре десятков шагов, вспомнив, что я все-таки не червяк, я лег отдохнуть и изобрел план номер два.

Повернуться к костру, что поближе к шатру принцессочки, подвалить к нему, загадочно вынырнув из темноты, подпалить небольшой факел и спросить:

– Ничего подозрительного не видели?

Трое усатых заспанных мужиков, полудремавших у костра, сонно переглянулись и мотнули головами. Я, видно, выглядел совсем обыкновенно.

– Странно. Что-то лошади волнуются. Бдите!

Развернувшись, я побрел в сторону костра с рабами, поздравляя себя с успешной реализацией плана номер два. В этот момент слово «странно» видно, достигло не спящих слоев мозгов самого бодрого из охранников и он вяло, но чуть проснувшись, буркнул:

– Э! А ты-то кто?

– А что, странно выгляжу или вы меня не видели? – не ответил я на ходу и смачно зевнул.

Пока собеседник просыпался до состояния ответить, я удалился из пределов слышимости и состряпал план номер три, основанный на том, что к костру рабов я пришел со стороны главного шатра.

...