Читать онлайн "Отцы и дети" автора Хемингуэй Эрнест Миллер - RuLit - Страница 3

 
...
 
     


1 2 3 « »

Выбрать главу
Загрузка...

В морозы борода у отца покрывалась инеем, а в жаркую погоду он сильно потел. Ему нравилось работать в поле на солнце, потому что это была его добрая воля, и он это любил, а Ник - нет. Ник любил отца, но не выносил его запаха, и один раз, когда ему дали надеть отцовское белье, которое село и уже не годилось отцу, Нику стало до того противно, что он спрятал белье под двумя камнями в ручье и сказал, что потерял его. Когда отец заставил его надеть белье, он сказал отцу, в чем дело, но отец ответил, что белье только что из стирки. Так оно и было. Ник попросил отца понюхать, он сердито понюхал и сказал, что белье чистое и свежее. Когда Ник вернулся с рыбной ловли и сказал, что потерял белье, его высекли за то, что он говорит неправду.

После этого, зарядив ружье, он долго сидел у отворенной двери дровяного сарая и, взведя курок, смотрел на отца, который читал на крыльце газету, и думал: "Я могу выстрелить в него. Разнесет в клочья". В конце концов он почувствовал, что гнев его проходит, и ему стало как-то противно вот это самое ружье, подаренное отцом. Потом, хотя уже стемнело, он ушел в индейский поселок, чтобы отделаться от этого запаха. Из всей его семьи только от одной сестры пахло приятно. Со всеми остальными он избегал соприкасаться. Это чувство притупилось, когда он начал курить. И прекрасно. Такой острый нюх годится для охотничьей собаки, а человеку он ни к чему.

- Папа, расскажи про то, как ты был маленький и охотился с индейцами.

- Не знаю, право, как тебе рассказать.

Ник удивился. Он и не заметил, что сын уже проснулся. Он посмотрел на сидящего рядом мальчика. Он не ощущал его присутствия, а мальчик не спал. "Когда же он проснулся?" - подумал Ник.

- Мы по целым дням охотились на черных белок, - сказал он. - Мой отец выдавал мне по три патрона в день и говорил, что это приучит меня целиться, а не палить весь день без толку. Я ходил с мальчиком индейцем, которого звали Билли Гилби, и с его сестрой Труди. Одно лето мы охотились почти каждый день.

- Странные имена для индейцев.

- Да, пожалуй, - согласился Ник.

- Расскажи, какие они были.

- Они были оджибуэи, - сказал Ник. - Очень славные.

- А хорошо было с ними?

- Как тебе сказать... - ответил Ник Адамс.

Как рассказать, что она была первая и ни с кем уже не было того, что с нею, как рассказать про смуглые ноги, про гладкий живот, твердые маленькие груди, крепко обнимавшие руки, быстрый, ищущий язык, затуманенные глаза, свежий вкус рта, потом болезненное, сладостное, чудесное, теснящее, острое, полнее, последнее, некончающееся, нескончаемое, бесконечное - и вдруг кончилось, сорвалась большая птица, похожая на филина в сумерки, только в лесу был дневной свет и пихтовые иглы кололи живот. Вот так же, если прийти на то место, где недавно жили индейцы, по запаху чувствуешь, что они тут были, и все пустые склянки из-под лекарств и жужжание мух не могут заглушить запаха душистых трав, запаха дыма и еще одного, похожего на запах свежевыделанной куньей шкурки. Никакие анекдоты об индейцах, никакие старые скво этого изменить не могут. Не может изменить и тошнотворный сладковатый запах, идущий от них. Не может изменить и то, чем у них кончилось. Неважно, как это кончилось. С ними со всеми кончалось одинаково. Когда-то это было хорошо. А теперь нет ничего хорошего.

И о другом. Подстрелить одну птицу на лету - все равно что подстрелить сотню птиц. Все они разные и летают по-разному, но ощущение одинаковое, и последняя так же хороша, как и первая. За это он Может благодарить отца.

- Тебе они, может, и не понравились бы, - сказал Ник сыну, - впрочем, нет, они славные.

- А дедушка тоже жил с ними, когда был маленький?

- Да. Когда я спросил, какие они, он ответил, что у него много друзей среди индейцев.

- А я буду жить с ними?

- Не знаю, - сказал Ник. - Зависит от тебя.

- А когда мне подарят ружье и я пойду на охоту?

- Когда тебе будет двенадцать лет, если я увижу, что ты умеешь быть осторожным.

- Хорошо бы, если б мне уже было двенадцать.

- Будет и двенадцать. Все в свое время.

- А какой был дедушка? Я его не помню, помню только, что он подарил мне ружье с пробкой и американский флаг, когда мы приехали из Франции. Какой он был?

- Как тебе сказать? Он был прекрасный охотник и рыболов, и глаза у него были замечательные.

- Он был лучше, чем ты?

- Стрелял он гораздо лучше, а его отец - без промаха.

- Ну уж, верно, не лучше тебя.

- Нет, лучше. Он стрелял очень быстро и метко. Я любил на него смотреть во время охоты. Ему не нравилось, как я стреляю.

- Почему мы никогда не съездим на могилу к дедушке?

- Мы живем совсем в другом месте. Это очень далеко отсюда.

- Во Франции это было бы неважно. Во Франции мы бы поехали. Нельзя же мне не побывать на могиле у дедушки.

- Как-нибудь поедем.

- Когда ты умрешь, хорошо бы жить где-нибудь поближе, чтобы можно было съездить помолиться к тебе на могилу.

- Придется об этом позаботиться.

- А можно всех нас похоронить в каком-нибудь удобном месте. Например, во Франции. Вот было бы хорошо!

- Не хочу, чтобы меня похоронили во Франции, - сказал Ник.

- Ну, тогда надо найти удобное место в Америке. Может, хорошо бы нас всех похоронить на ранчо.

- Неплохо придумано.

- Тогда по дороге на ранчо я бы заходил помолиться на могилу к дедушке.

- Ты очень трезво рассуждаешь.

- Как-то нехорошо, что я ни разу не побывал на могиле у дедушки.

- Придется побывать, - сказал Ник. - Вижу, что придется.

     

 

2011 - 2018