Читать онлайн "Перед бурей" автора Чернов Виктор Михайлович - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Чернов Виктор Михайлович

Перед бурей

В. М. ЧЕРНОВ

Перед бурей

ВОСПОМИНАНИЯ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие Б. Николаевского

Глава первая:

Волга, Волга, мать родная. - Детство. - Семья. - "Двухпалатная система"

Глава вторая:

Саратовская гимназия. - Первые кружки. - Толстовство и антитолстовство. В. А. Балмашев. - М. А. Натансон

Глава третья:

В Дерпте. - Последние гимназические впечатления. - Опять Саратов: холерные беспорядки. - в Московском университете. - Союзный Совет. - Споры народников с марксистами. - Н. К. Михайловский. - П. Н. Милюков. - Новое "народовольчество". - Организационные планы М. А. Натансона

Глава четвертая:

Арест. - Зубатов. - Отправка в Петербург. - В Петропавловской крепости. Освобождение. - Родной Камышин

Глава пятая:

В Тамбове. - Земцы. - Старые революционеры. - Работа среди крестьян. Последняя встреча с Н.К.Михайловским. - Отъезд заграницу

Глава шестая:

Заграницей. - Цюрих: первое знакомство с П. Б. Аксельродом и Г. В. Плехановым. - Закат народовольчества. - Социал-демократы, либералы и народники. - X. О. Житловский и его Союз Русских Социалистов-Революционеров.С. А. Ан-ский

Глава седьмая:

В Париже. - И. А. Рубанович и Мария Ошанина. - У постели умирающего Лаврова. - Аграрно-Социалистическая Лига. - Л. Э. Шишко. - Ф. В. Волховской. E. E. Лазарев

Глава восьмая:

Катерина Брешковская. - Григорий Гершуни. - Гершуни и Зубатов. - Рабочая Партия Политического Освобождения России. - Образование Партии Социалистов-революционеров

Глава девятая:

М. Р. Гоц. - Беседа молодого Гоца с молодым Зубатовым. - Мое первое знакомство с Гоцем. - Гоц - душа заграничной организации П.С.Р. - Арест Гоца и требование русского правительства о его выдаче. - Кампания в пользу его освобождения. - О. С. Минор. - Деятельность Аграрно-Социалистической Лиги. Н. С. Русанов и "Вестник Русской Революции"

Глава десятая:

Боевая организация. - Убийство министра Сипягина и другие террористические акты. - Казнь Степана Балмашева. - Арест Гершуни. - Суд над ним и заключение его в Шлиссельбургскую крепость

Глава одиннадцатая:

Азеф во главе Боевой Организации. - Убийство Плеве. - Егор Сазонов, Борис Савинков и Иван Каляев

Глава двенадцатая:

Моя поездка в Германию. - "Грызуны науки" в германских университетах. Абрам Гоц, Николай Авксентьев, Илья Фондаминский, Владимир Зензинов и Дмитрий Гавронский

Глава тринадцатая:

ПСР и Социалистический интернационал. - Амстердамский конгресс Интернационала. - Борьба с.-д-ов против допущения с.-эр-ов в Интернационал. Победа ПСР. - Брешковская и Житловский в Америке. - Приезд М. А. Натансона. Переговоры о создании "единого фронта всех революционных и оппозиционных партий в России". - Парижская конференция 1904 года

Глава четырнадцатая:

Возвращение "грызунов" в Россию. - Максимализм "бабушки". - Споры об аграрном терроре. - Письмо Гершуни. - 1905 год в эмиграции. - Тяга на родину

Глава пятнадцатая:

В Петербурге. - "Сын Отечества". - Г. И. Шрейдер и С. П. Юрицын. - Н. Ф. Анненский, А. В. Пешехонов и В. А. Мякотин. - Петербургский Совет Рабочих Депутатов. - Символический жест Г. А. Лопатина

Глава шестнадцатая:

В Петербурге.- Н. Д. Авксентьев и И. И. Фондаминский.-Разногласия в ПСР.Первый съезд партии. - Перводумье. - Наша печать.- А. И. Гуковский.- Смерть Михаила Гоца. - Абрам Гоц в Б. О. - Побег Гершуни. - Азеф и генерал Герасимов. - Партия и Б. О. - Гершуни на съезде в Таммерфорсе. - Гершуни, Азеф и Савинков. - Смерть Гершуни.

Глава семнадцатая:

Конференция ПСР в Лондоне. - Итоги революции 1905-1907 годов. Разоблачение Азефа. - Поездка О. С. Минора в Россию и арест его.- Арест Брешковской и Чайковского.- Шишко и Волховской в годы революции. - Правое течение в ПСР. - Начало "психологического отрыва" Савинкова

Глава восемнадцатая:

Наши взаимоотношения с Польской Социалистической партией (ППС). - Доклад Пилсудского в Париже накануне 1-й мировой войны. - Разрыв ППС с ПСР. - Война. - Раскол в социалистических рядах. - Социал-патриоты, интернационалисты и пораженцы. - Циммервальдская конференция

Глава девятнадцатая:

1917 год. - Через Англию и Швецию в Петроград. - В революционной столице. - Абрам Гоц. - Народ и революция. - "Бабушка", Натансон, Авксентьев, Минор, И. Г. Церетели и Н. С. Чхеидзе

Глава двадцатая:

Третий съезд ПСР. - Резолюция о войне и мире и об отношении к Временному Правительству. - Кн. Г. Е. Львов. - Образование коалиционного правительства с участием социалистов. Политические трудности.

Глава двадцать первая:

Разнобой в ПСР. - "Правые", "левые" и "левый центр". - А. Ф. Керенский. Уход кадетских министров и заговор Корнилова. - Демократическое совещание. Октябрь. - Четвертый съезд ПСР. - Откол "левых с.-р-ов". - Всероссийский съезд крестьянских депутатов. - Петроградский совет и Собрание уполномоченных от фабрик и заводов

Глава двадцать вторая:

Учредительное Собрание. - Заговор против народной воли. - Страшная ночь

Глава двадцать третья:

После разгона Учредительного Собрания. - Восстание на Волге. Чехословацкий легион. - Фронт Учредительного Собрания. - Уфимское Совещание и образование Директории. Переезд Директории в Омск и переворот адмирала Колчака. - Второй разгон Учредительного Собрания

Глава двадцать четвертая:

Мой отъезд в Москву. - Наша легализация как политическая провокация.Нелегальная жизнь в Москве.- Приезд Гоца в Москву. - Приезд английской рабочей делегации и собрание печатников.- Нелегальный отъезд из России.

B. M. ЧЕРНОВ

(19 ноября 1873 - 15 апреля 1952)

Среди лиц, сыгравших большую роль в освободительном движении народов России, имя Виктора Михайловича Чернова, недавно скончавшегося изгнанником в Нью-Йорке, займет одно из наиболее заметных мест.

Родом из самарского Заволжья, из крестьян теперешнего Пугачевского района (в годы детства Чернов слушал не мало изустных преданий о временах Пугачева, имя которого жило в народной памяти, окруженное ореолом мученичества за народное дело), Чернов еще на школьной скамье, в конце 1880-х гг., примкнул к революционному движению, с самого начала выбрав для себя место на его народническом фланге, опорным пунктом которого, еще со времен Чернышевского, был Саратов, - город, в гимназии которого молодой Чернов "грыз зубами гранит классических наук".

С юных лет на взгляды Чернова, - как это не раз подчеркивал он сам, сильное влияние оказывал Михайловский, "властитель дум" революционной молодежи 1870-х годов. Отсюда вышла привычка определять Чернова, как "ученика Михайловского". В этом определении много верного, - но оно недостаточно. Чернов действительно учился у Михайловского, - и на следы влияния последнего, при чтении Чернова приходится наталкиваться очень часто. И всё же определение Чернова, как "ученика Михайловского", и неполно, и неправильно: Чернов "учился" далеко не у одного только Михайловского, - и он вообще был не только чьим-либо "учеником". Мы еще недостаточно отошли от событий последних десятилетий и мы еще очень мало занимались их научным изучением, а потому нам трудно ставить объективные диагнозы, но теперь ясно, что Чернов уже занял свое особое, - и весьма значительное, - место и в истории русского {6} народничества, и в общей истории российской общественно-политической мысли, и в большой истории России XIX-XX веков.

Это место значительно, - и именно поэтому его нелегко определить одной формулой: слишком широк был круг интересов Чернова, - слишком разносторонней была его деятельность. Про Чернова часто говорили, что он "разбрасывается", берется за слишком многое, - ив этом упреке, несомненно, имелась доля правды. Он, действительно, интересовался слишком многим и был, действительно, чисто по-русски расточителен в своих силах, всё стремился изучить, всё соглашался взваливать на свои, действительно, крепкие плечи... Точно и вправду он был убежден, что судьба отпустила ему не одну и даже не две, а целый десяток человеческих жизней, и у него на всё хватит времени! Философ, социолог, экономист, историк, критик, публицист, знаток литературы и поэзии, и сам немного поэт (его переводы из трудного Верхарна находили высокую оценку у специалистов), немного сатирик (революционный "раешник", который старая "Революционная Россия" печатала особыми листками, в значительной части был заполнен именно его стихами), Чернов любил не только набирать знания, но и синтезировать их, переносить на бумагу. Общее количество написанного им измеряется, несомненно, многими сотнями печатных листов.

     

 

2011 - 2018