Читать онлайн "Последний день матриархата" автора Машков Владимир Георгиевич - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Владимир Машков

Последний день матриархата

Часть первая

Кир

Необычная процессия

Внезапно я почувствовал, как почва уходит у меня из-под ног. Всего лишь минуту назад я прочно стоял на земле, восторженно глядел в глаза Наташи, держал в своих руках ее руки…

Как вдруг ощутил – с почвой творится что-то неладное. Почва уходила у меня из-под ног. Да что там уходила – почва убегала, ускользала. И не успел я толком ничего сообразить, как в то же мгновение очутился на земле.

Надо мной склонилась Наташа. В длинном до пят белом платье, в широкополой шляпе с голубой лентой она была прекрасна.

Я торопливо поднялся и протянул Наташе руки. Но сегодня почва явно не хотела держать меня. Не успев моргнуть, я вновь грохнулся на землю, задрав вверх ноги в начищенных до блеска ботинках.

Невольно я зажмурил глаза, а когда открыл, то вместо Наташи увидел ее братца, похожего на сестру как две капли воды. Сунув руки в карманы джинсов, он нагло смеялся.

Я вскочил на ноги и броился на своего обидчика.

Но ему вновь удалось спастись от моей справедливой мести, потому что я проснулся…

Семь дней, вернее, семь ночей подряд мне снится один и тот же сон. Да, с той самой поры, как в нашем классе появилась Наташа.

Как прекрасно сон начинается, и какой ужасный у него конец.

Честно признаюсь, что я обожаю сны. Ведь сны – это кино, которое можно смотреть лежка, с закрытыми глазами и задаром. Да к тому же не просто кино, а какое мне хочется.

По-видимому, догадываясь о моем к ним расположении, сны нередко навещали меня и забирались под подушку.

Разумеется, во всех снах я выглядел богатырем и гером. Едва завидев меня, в панике разбегались разбойники и жулики, а девчонки засыпали меня с головы до ног цветами.

И вот на тебе – такой обидный сон! И главное, ничего общего не имеющий с правдой. Не дослушав до конца, мой друг прервал меня:

– Погоняешь целый день, как я, мяч, ничего сниться не будет.

С мячом под мышкой Саня отправился во двор. Мой друг, как он сам говорит, без пяти минут профессионал. Саня тренируется на стадионе «Динамо» у своего папы, в прошлом популярного футболиста. И каждую свободную минуту отдает футболу.

Все ясно – Сане не до меня и вообще не до того, что у нас происходит.

Но кто мне поможет разгадать сон? Говорят, девчонки доки по части снов. Для девчонок никаких загадок не существует.

С девчонками в нашем классе я всегда ладил. Честно говоря, они были моими лучшими друзьями. Кроме Сани, понятно. Наверное, девчонки меня и за мальчишку не считали. Они поверяли мне свои тайны, а я носил их сумки. Я всегда советовался с девчонками и поступал так, как они хотели.

А в Ляльку я был по уши влюблен. Всего лишь семь дней назад до того, как в нашем классе появилась Наташа. В этом не было ничего удивительного. Все мальчишки нашего класса были влюблены в Ляльку и вились вокруг нее на каждой переменке.

– Ляля, девочки, – спросил я у Ляльки и у двух ее закадычных подруг Светы и Аллы, – а вы сны умеете разгадывать?

– А кто тебе снится? – строго, вопросом на вопрос ответила Лялька, бросив быстрый взгляд на Наташу.

Я поразился – Лялька мгновенно разгадала мой сон. Неужели у меня на лице все написано?

– Не кто, а что, – отшутился я, – да так, всякая чепуха, не стоит занимать ваше просвещенное внимание.

А может, у Наташи спросить, что означает сон. Вот так взять и спросить напрямик:

– Почему ты мне снишься?

Впрочем, почему Наташа мне снится, я догадываюсь. И вообще, нельзя вот так с бухты-барахты огорошить человека вопросом.

– Тебе сны снятся? – остановив Наташу, начал я издалека.

– Такой ерундой не занимаюсь, – фыркнула Наташа.

– А мне снятся, – с неожиданным вызовом произнес я.

– Ты что – девчонка? – в зеленых глазах Наташи появилась насмешка. – Сны снятся только девчонкам.

Ее ответ сразил меня наповал, и я не решился больше задавать вопросы. На следующей переменке то ли повалил снег, то ли пошел дождь. В общем, была нормальная весенняя погода.

Во двор никого не тянуло, и все мальчишки и девчонки толпились в коридоре, отчего шум стоял невообразимый.

Внезапно наступила оглушительная тишина. Я обернулся и ахнул – по коридору двигалась необычная процессия.

Впереди стремительно шагала Калерия Васильевна, наша классная. Щеки ее были в красных пятнах. Как сказали бы в старину, лицо Калерии Васильевны пылало от праведного гнева.

Рядом с классной, но всем своим видом демонстрируя, что она идет сама и ни в коем случае ее никто не ведет, и, более того, она никому и никогда не позволит себя вести, шла Наташа. За ней, опустив головы, плелись Света и Алла.

Это я сейчас вспоминаю, кто за кем шел, а тогда я видел одну лишь Наташу. Мне казалось, что по коридору шла не моя одноклассница, а с гордо поднятой головой шествовала королева, а Света и Алла верноподанно несли ее шлейф и вообще выглядели сопровождающими Наташу лицами. Все, кто был в коридоре, склонились в почтительном поклоне.

Но тут до моего уха долетело:

– Калерия засекла девчонок!

– Дымили в туалете!

– Девчонки? Не свисти.

Я очнулся и видение сразу исчезло. Моим глазам предстала суровая реальность – по коридору шла Наташа, и вели ее, скорее всего, в учительскую.

– Ты видел? – я дернул за рукав Саню.

– Влипла! – неодобрительно поморщился Саня. – Тоже мне придумала – курить!

Как истый спортсмен, Саня сам не курил и презирал тех, кто курит.

А между тем Наташа и сопровождающие ее лица исчезли в учительской.

– Ее же могут исключить из школы, – я испугался за Наташу.

– Ничего страшного, – утешил меня Саня, – увидишь ее во дворе.

Это была правда. Наташа не только училась с нами в одном классе, но и жила в одном доме. Жила очень давно – целых семь дней.

Мой друг с огорчением похлопал по мячу – что там ни говори, а переменка пролетела впустую.

– Пошли в класс, – повернулся ко мне Саня.

Я не сдвинулся с места.

– Ты чего? – не отставал Саня.

У меня пересохло в горле, и я лишь покачал головой.

Саня поглядел на дверь учительской и пожал плечами. Мол, из-за такого пустяка не стоит пропускать урок. Вот если бы это был матч, тогда другое дело.

Мой друг ушел, а я все еще стоял, как столб.

Произошла ужасная ошибка! Наташа не виновата. Чтобы такая девочка и курила! Кто-то на нее возвел напраслину. Нет никаких сомнений – Наташу оклеветали. Ее надо спасать, а не раздумывать.

Сломя голову я кинулся по коридору. Распахнул дверь учительской и замер на пороге.

Посреди учительской стояли девчонки. Наташа с невозмутимым видом глядела в окно, словно все происходящее здесь не имело к ней ровным счетом никакого отношения.

Зато у сопровождающих ее лиц вид был довольно кислый – они чувствовали, что им попадет по первое число.

Калерия Васильевна, по-видимому, только что завершила свое повествование о том, как она застала девчонок на месте преступления.

Меня заметила Елизавета Петровна, наш директор.

– Вот хорошо, что староста пришел.

В нашем классе всем верховодили девчонки, и они предложили Калерии Васильевне назначить меня старостой.

Я тут же встал горой за девчонок. Сперва сбивчиво, а потом все увереннее стал говорить, что, наверное, произошло недоразумение, так как в нашем классе ни один мальчишка не берет в рот эту гадость – сигареты, даже запаха их не выносит, а уж про девчонок и вовсе не может быть речи.

Слыша мои слова, ожили повесившие было нос Света и Алла. А Наташа глянула на меня с нескрываемой насмешкой, и я замолк на полуслове, как телевизор, выключенный неожиданным нажатием кнопки.

– Кирилл, – обиделась классная, – ты хочешь сказать, что я обманываю? А вот это что, по-твоему?

Калерия Васильевна показала на распечатанную пачку сигарет, лежавшую на столе.

     

 

2011 - 2018