Выбрать главу

Итакъ послушай, возлюбленный, чтó я скажу тебе ο ceй Пасхе, коей таинство и образъ даны были древнему народу, а самая истина возвещается и поведается ныне въ народахъ. Хотя сомневающіеся и колеблющіеся умы глупыхъ и необразованныхъ людей и недоумеваютъ ο великомъ дне самой первой и истинной Пасхи (ибо говорятъ, какъ намъ истинно праздновать и совершать оную Пасху?): — однакожъ, въ самомъ деле, животворящій Спаситель нашъ есть истинный Агнецъ, единолетный, непорочный, и не имеющій никакого недостатка или несовершенства въ своей наружности, какъ и пророкъ богодухновенно предсказалъ объ Немъ, что Онъ беззаконія не сотвори, нижé обретеся лесть во устехъ Его; но Господь восхотелъ уничижить Его и предать на крестныя страданія (Ис. 53:9–10). Онъ называется Агнцемъ единолетнымъ потому, что по Своей невинности, непорочности и незлобію былъ подобенъ младенцу, какъ и Самъ Онъ предвозвестилъ ученикамъ Своимъ: аще не обратитеся, и будете яко дети, не внидете въ Царствіе небесное (Матф. 18:3); и какъ ο праведникахъ говоритъ Исаія: столетній будетъ умирать юношею, а грешникъ, будучи ста летъ, проклятъ будетъ (Ис. 65:20). Хотя же Спаситель нашъ, вкусилъ Пасху съ учениками своими въ четырнадцатую ночь, въ которую Онъ былъ схваченъ, и — преподалъ ученикамъ таинство истинной Пасхи; ибо, после того, какъ удалился отъ нихъ Іуда, Онъ, взявъ хлебъ, благословилъ оный, и далъ ученикамъ Своимъ, сказавъ: пріимите, ядите: сіе есть тело Мое; а потомъ, благословивъ вино, также сказалъ имъ: сія, есть кровь Моя,·новаго завета, яже за многія изливаема во оставленіе греховъ: сіе творите въ своихъ собраніяхъ въ Мое воспоминаніе (Maтф. 26:26, 28; 1 Кор. 11:24–25): но Господь нашъ сделалъ сіе прежде, нежели былъ взятъ. Ибо Онъ удалился изъ того места, въ которомъ совершилъ Пасху и предалъ Свое тело въ пищу и кровь въ питіе, и вместе съ учениками Своими отправился туда, где уже Его и схватили. Α потому, тогда какъ ели тело Его и пили кровь, Онъ уже былъ причтенъ къ мертвымъ. И Господь собственными руками предалъ тело Свое въ пищу, и, еще не бывъ распятъ, предалъ кровь Свою въ питіе. Въ ту же четырнадцатую ночь, когда взяли Его, и дело и судъ Его продолжались до часа шестаго; въ шестомъ часу признали Его виновнымъ, и распяли. Когда судили Его, Онъ ничего не говорилъ, и не давалъ ответа Своимъ судьямъ. Ибо хотя Онъ и могъ говорить и отвечать; но была бы некоторая несообразность, если бы началъ говорить и давать ответы Тотъ, Кто уже причтенъ къ мертвымъ. Отъ шестаго часа даже до девятаго была тьма, а въ девятомъ часу Онъ предалъ духъ Свой въ руки Отца Своего, и Онъ находился въ мертвыхъ следующую пятнадцатую ночь, весь день субботній, и въ продолженіи трехъ часовъ пятка; въ ту же ночь, которая предшествовала дню, следовавшему за субботою, и въ тотъ же самый часъ, въ который Онъ преподалъ ученикамъ Своимъ тело и кровь Свою, Онъ воскресъ изъ мертвыхъ.