Читать онлайн "Разговор с варваром" автора Хлебников Павел - RuLit - Страница 12

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

«Днем в ворота кооперативного колбасного цеха под Можай­ском въехала новенькая белая „Волга“. Из автомобиля вышел смуг­лый молодой человек и, заглянув в здание конторы, пригласил на­чальника производства Дащяна выйти на два слова. Сначала бесе­да шла во дворе цеха. Затем Дащяну предложили сесть в машину.

Из показаний потерпевшего:

«В машине находились еще двое мужчин. Один назвался Геной, другой – Хожей. Начал разговор Гена, произносивший слова с яв­ным акцентом. Он поинтересовался, как у меня идут дела на работе, в семье, не беспокоит ли кто. Я удивился: кто меня должен бес­покоить? И никак не мог понять, откуда эти люди – вежливые, хорошо одетые. Мое недоумение разрешил Гена. Он сказал, что в связи со сложившимся внутригосударственным положением коопе­раторы, цеховики и дельцы теневой экономики должны оказать помощь тем, кто находится наверху».

Дащян предложил визитерам компромисс – устроить на должность кладовщика их человека. Новступивший в диалог Хожа был категоричен: «Это не наш вопрос. Делай, как тебе говорят». А Гена добавил тоном, не обещавшим ничего хорошего: «Мы знаем больше, чем ты думаешь. Слышали, любишь жену, детей, внуков. Человек ты умный, рассудительный, поспешных действий предпри­нимать не захочешь. Будь паинькой, не усложняй себе жизнь...»

Условия сделки оказались таковы. Пятьдесят тысяч рублей (по ценам 1990 года сумма более чем солидная) нужно передать вымогателям в московском кафе «Лазания» в ближайший выход­ной. Как выразился Гена: «Нас нужно подогреть». А затем выпла­чивать установленную сумму ежемесячно. Что будет в случае от­каза, рэкетиры не уточняли, но предложили разузнать о них в сто­лице: мы, дескать, люди известные...

Первым шагом Дащяна после отъезда непрошеных гостей был визит в районный отдел милиции. Там его выслушали и предложи­ли написать заявление. Он торопиться не стал, подумал, а когда остыл, понял – заявлять рискованно. О жестокости чеченцев и их методах убеждения шла нехорошая слава. Так знакомый владелец частного магазина в центре Москвы, узнав о случившемся, по-дру­жески дал совет: «Слушай, это настоящее зверье. Они второй раз сами не поедут – пришлют своих головорезов. И не помогут ни милиция, ни прокуратура. Лучше отдай и спи спокойно...»

Дащян с одобрения жены набрал 20 тысяч рублей (рэкетиры согласны были принять деньги частями) и в субботу отправился в Москву. В кафе «Лазания» кооператора поджидал уже знакомый Ге на. В «лазанской» группировке абхазец Геннадий Лобжанидзе, имев­ший три судимости – за кражу, изнасилование и мошенничество, занимал более скромное положение, чем его дружки – чеченцы Хо-жа и Руслан. Но не был он и простым «быком». Любитель покурить «травку», азартный картежник и завсегдатай ресторанов, Лоб­жанидзе, известный в определенных кругах как Гена Шрам, считал­ся особо доверенным лицом. Привезенный «долг» – двадцать ты­сяч рублей – он не пересчитывая сунул в карман и щелкнул паль­цами в сторону официанта: «Шампанского.» Пока ожидали заказ, Дащян осматривался по сторонам.

За одним из столиков сидели Хожа с Русланом. Пришедшие в ка­фе первым делом подходили к ним, внимательно, с почтением вы­слушивали и лишь после этого искали глазами свободные места. «Крестные отцы» вели рабочий прием. Дащян своими глазами убе­дился, что приезжавшие к нему действительно люди авторитет­ные. ..

Выпив с кооператором по бокалу шампанского, Гена Шрам по­интересовался, когда тот намерен произвести окончательный расчет. Дащян попытался сыграть на жалости: деньги еле на­скреб, не разоряйте, мол, полностью. Но Лобжанидзе дал понять, что разговоры в пользу бедных в «Лазании» не ведутся. Тогда Да­щян вспомнил о своем приятеле, задолжавшем ему 26 тысяч. Если бы Гена и его друзья помогли вернуть долг... «Нет проблем», – мгновенно откликнулся Лобжанидзе и, уточнив адрес приятеля, попрощался. А через два дня Дащян вновь смог убедиться в силе Руслана и компании. Поздно вечером к нему приехал задолжавший знакомый, бледный, с бегающими глазами, протянул шестнадцать тысяч рублей и уникальную золотую брошь с бриллиантами, сто­ившую никак не меньше десяти тысяч. «Зачем же так, – с упреком произнес он, – неужели обязательно было чеченцев подключать?»

В ближайший выходной шестнадцать тысяч и ювелирное укра­шение перекочевали в «Лазанию». По расчетам Дащяна, долг был погашен. Но вымогатели такую арифметику не признавали. «В за­чет идет половина, – сказал Гена Шрам, – остальное – оплата услуг по возврату денег». Кооператор попросил скидку, но чеченцы уступить отказались. Тогда жена Дащяна слетала в Армению и за­няла у родных недостающую сумму. Последние тысячи Хожа полу­чил из рук жертвы в такси, подъехав в условленное место».

В 1991 году Нухаев вместе со своими компаньонами был осужден за мошенничество и грабеж и приговорен к восьми годам лишения свободы. Однако просидел лишь восемь месяцев. Как ему удалось так быстро освободиться, я расскажу позднее.

ВЫТЕСНЕНИЕ ЧЕЧЕНЦЕВ

[ПХ]Славянские группировки объединялись против чеченцев. Как это происходило?

[Х-АН]Они все в одно время целенаправленно начали говорить: здесь должны быть наши ребята, рус­ские, славяне. Мы пригласили тех же солнцев­ских, люберецких, всего пять группировок. Мы предложили разделить территорию между ними и чеченцами. Надо было решать вопросы с некото­рыми объектами по Москве. Но там, где мы гово­рили – пополам, они говорили, что это ихняя це­лина. На этом получился расход, и тогда полно­стью началась война.

[ПХ]Как вы считаете, кто из русских бандитов, высту­павших против чеченцев, был самым смелым?

[Х-АН]Появлялось много имен. Ну тот же Сильвестр, допустим.

СПРАВКА. Сергей Тимофеев (кличка «Сильвестр» – якобы за сходство со звездой американских боевиков Сильвестром Сталлоне), 1955 года рождения, глава ореховской преступной группировки. Поддерживал тесные связи с солнцевской груп­пировкой. В декабре 1989 года был арестован вместе с Серге­ем Михайловым («Михась»), Виктором Авериным («Авера Старший») и другими солнцевскими авторитетами и обвинен в рэкете. Все обвиняемые были освобождены двадцать меся­цев спустя за недоказанностью вины, кроме Сильвестра – его осудили. После краха Советского Союза Сильвестра досрочно освободили, и он вернулся к своей прежней деятельности. Правда, теперь Сильвестр занимался не только рэкетом, но и банковским бизнесом, экспортом нефти и металлов, а также внедрился в автомобильный рынок, где соперничал с чечен­скими группировками. Сильвестр погиб в сентябре 1994 года, когда его «мерседес» был взорван в центре Москвы. Преступ­ление не раскрыто.

[Х-АН]Но Сильвестр – это у него такой воинственный имидж был, а сама личность-то жидкая, недоста­точно твердая. Это потом ему такой имидж сдела­ли. А первый имидж я ему сделал. К тому времени я уже сломал многих. Никто не знал, как со мной разговаривать. А Сильвестр как раз работал по ма­шинам в порту, и он так активно начал везде шуст­рить. Он раз пришел, говорит: «Дай мне то-то». Ну я ему говорю: «Хорошо, тебе сейчас даю, ты всегда должен будешь. Другие со мной не смогут гово­рить – ты сможешь говорить. Я тебе дам эту свою сторону, а ты, естественно, будешь делиться».

[ПХ]Но потом он отвернулся от вас?

[Х-ан]Да. Он, видимо, создавал себе такой имидж. Но в одном столкновении, когда он себя неправильно повел, я ему сказал: «Ты помнишь, как ты под­нялся? Так и опустишься. Ты меня понял?» Ну здесь уже момент был, который на месте разре­шился быстро. Чисто психологически он не вы­держал. Понял, что здесь не стоял вопрос: или он, или я – так не получилось бы. Или оба должны были погибнуть, или он должен был сдаться. Да­же если уложить меня получилось бы, остальные тут же отомстят. А он на это не шел.

Потом разные имена появлялись, новые име­на, которые против чеченцев выступали. Но те имена, которые уже высоко поднялись, большие имена – они в принципе не противопоставляли свое имя против чеченцев, а со всеми вроде дру­жили нормально. Те же воры в законе тоже целе­направленно работали против чеченцев, но никто не хотел себя противопоставлять им. Кроме Гло­буса, один был такой, который противопоставил свое имя. Ну его уже в живых нет.

     

 

2011 - 2018