Выбрать главу
к накрыла его рот ладошкой. Риджар взял её руку и поцеловал. - Он обнаружил себя парящим в воздухе. Чтобы, как-то защититься, он изменился, приняв вторую ипостась кота. Он преодолел барьер пространства, ярко вспыхнув, и низвергся под ноги Прунеллы. Лайлек запустила пальцы в его густые блестящие волосы. - Ты же не ждешь от меня… - Она ехала в карете, - непреклонно продолжил Риджар, - со своей тётушкой, которая очень испугалась кота. Но не Прунелла. Она была очень добра с ним и взяла его собой. Лайлек несколько раз моргнула, находясь в затруднении от услышанной истории. Все, что он рассказал про кота, - было правдой. - Я… - Шшш Лайлек, все хорошо. Я только хочу, чтобы ты подумала об этом, - приложил пальцы к её губам Риджар. Она не могла сейчас думать ни о чем, кроме как о муже и о том, чем они сейчас занимались. Лайлек почувствовала, как из-за этой удивительной истории Николай отдалился от неё. Она запаниковала. - Пожалуйста, Николай не останавливайся, - взмолилась Лайлек. Видя, как она расстроилась, Риджар сжалился над ней, подарив глубокий чувственный поцелуй, который заставил огонь страсти разгореться с новой силой. Ему стоит доказать ей, что она не должна бояться его. Нежность Николая, успокоила Лайлек, и она растаяла под его прикосновениями. Соук-соук, ты чувствуешь, как потоки силы окутывают нас. Я говорил тебе о них. Лайлек медленно прошлась пальцами вдоль его мускулистой спины, чувствуя каждый изгиб и впадинки. Риджар ни на минуту не остановился, продолжая ритмичные, сладостные движения. - О, Николай, я чувствую их! Потоки силы… тебе столько много нужно о них узнать. Я научу тебя использовать силу, Лайлек, то, что мы создаем с тобой вместе. Он взял её грудь и с нежностью втянул в рот сосок. - Ох… да…ох… Они двигались в первобытном танце, являя собой олицетворение жизни. Их энергия сплелась, как и их тела. Это было так же чудесно, как галактика, планеты, и даже, как озеро полное звезд. В этот раз Риджар не контролировал себя, он завершил обряд. Они взрывались, искрились, освобождались, становились друг другом, ни на мгновение не разжимая объятий. Глава XVIII - Мммм…, - Риджар потерся подбородком о плечо Лайлек. Мягкая ткань сорочки, - не бархат её кожи, - совсем не то, что он ожидал почувствовать. Оборотень нахмурился. - Почему ты оделась? Лайлек сонно зевнула, удобнее устраиваясь в объятиях мужа. - Я замерзла. - Замерзла рядом со мной? - он чмокнул её в затылок, крепче обнимая. - Кажется, из-за того, что я вчера промокла, мне нездоровится, - улыбнулась Лайлек. - Может вчера, я был с тобой не очень осторожен? - Риджар озабочено прижал ладонь к его лбу. Лайлек посмотрела на него через плечо. - Все в порядке Николай, ты был очень нежным, - она похлопала его по руке. Риджара ответ не убедил. Он повернул её голову к себе, чтобы в утреннем свете лучше рассмотреть лицо. - Соук-соук, ты очень бледная. Ты уверена, что я тебе ничего не повредил? Лайлек не смогла сдержаться и захихикала. Как Николай может из-за этого переживать, если он был неповторим! - Думаю, если бы ты что-нибудь мне повредил, то я не лежала бы здесь довольная и совсем без сил. Согласен? Риджар согласно улыбнулся. Лайлек села на кровати и сладко потянулась. - Я чувствую себя восхитительно изнуренной. Думаю, мне стоит выйти в сад и погреться на солнышке, - она робко взглянула на Риджара из под ресниц, - конечно же, если ты не предложишь мне альтернативу. Риджар рассмеялся. «Как чудесно она выглядит с распущенными волосами и сияющими зелеными глазами, что так напоминают мне Авиару» - подумал оборотень. - Лучше прогуляйся по саду. Я должен быть осторожен, и смаковать тебя как лакомство, - он запечатлел на её плече звонкий поцелуй, легонько прикусив. - Ну, раз ты настаиваешь, - она скинула с себя одеяло и направилась в гардеробную, стараясь выглядеть невозмутимой. - Лайлек! - Да, - возле самой двери, она остановилась. - Прошу тебя подумай об истории, которую я тебе вчера рассказал. У Лайлек окаменела спина. Не удостоив его ответом, она мягко прикрыла за собой дверь. Сейчас она вообще ни о чем не собирается думать. Ей действительно нездоровится. С их первой брачной ночи, это в первый раз, когда она чувствовала себя так паршиво. Хотя… конечно же дело не в Николае, ведь он был очень нежным. Нужно над этим поразмыслить и вообще, она же не собирается провести остаток дня в гардеробе. Пожав плечами, Лайлек подумала, что утреннее солнышко разрешит все её проблемы. ******** Солнце не помогло. К полудню, Лайлек почувствовала боль во всех мышцах и горле. А к вечеру слегла с лихорадкой. - Что с ней происходит? - Риджар сидел возле кровати, и тревога не сходила с его чувственного лица. - Кажется, она подхватила лихорадку, - Агата суетилась возле племянницы, стараясь потеплее её укрыть. Лайлек металась в бреду. - Что это значит? - Боюсь, что она заболела, мой мальчик. - Я для неё оказался слишком большим, - заметил Риджар с грустью. Агата резко закашлялась. - Леди Агата, с вами все в порядке? - участливо спросил он, похлопав пожилую даму по спине. - Со мной все хорошо! - нетерпеливо взмахнула она рукой. - Дело не в тебе мой дорогой мальчик. Лайлек заболела. - Что значит - за-бо-лела? - не понял Риджар. Леди Вамплз с удивлением уставилась на него. - Это значит, что у неё какое-то неизвестное, пока, заболевание. Ненадолго задумавшись, он вдруг побледнел. - Неужели это сифилис, о котором меня предупреждал Джеки? Он сказал, что у женщин, которые шлюхи… - Молодой человек!!! - она подошла к оборотню и схватила его за ухо. - Ох! - Я не позволю вам говорить об этом в моем доме! Никогда! - Леди Агата, я что-то не так сказал?! - Риджар потер пострадавшее ухо. - У Лайлек лихорадка. Мы не знаем, что стало её причиной. Некоторые считают лихорадку последствием отравления. - Неужели ничего нельзя сделать? Вы послали за лекарем? - За доктором вы имеете в виду? Ваше Высочество, я не подпишусь под этим и не позволю шарлатанам причинить моей племяннице еще больший вред! Я советую, позволить Лайлек самой бороться с болезнью. А мы постараемся, чем сможем, ей в этом помочь. - Хорошо, пусть будет по-вашему, леди Агата. **** Но Лайлек так и не пришла в чувство. В последующие дни её состояние только ухудшилось. Лихорадка усилилась, Лайлек то приходила в сознание, то опять бредила. С каждым вздохом у неё из груди начал доноситься хрип. Риджар, озабоченный странной болезнью, не отходил от постели жены. Безумно переживая за неё, оборотень пытался её то напоить, то заставить съесть хоть немного бульона. Он постоянно менял влажные полотенца на её лбу, следил, чтобы она была укрыта, когда её знобило, и все ходил взад-вперед по комнате и ходил. Ничего не помогало. ***** - Ты должен отдохнуть, иначе ты ни чем не сможешь ей помочь, - Трэд бесшумно материализовался перед креслом Риджара. Все это время Трэд был рядом с братом, и его молчаливое присутствие не давало оборотню окончательно пасть духом. - Я не могу, - Риджар устало провел рукой по волосам. Агата осторожно заглянула в комнату племянницы. Теперь она нисколько не сомневалась в истинных чувствах принца к её девочке. Его поведение в эти дни стерло последние сомнения на этот счёт. Как бы то ни было, Агата никогда не сомневалась в принце Азове. Она была из тех людей, которым мало кто нравился, не говоря уже о доверии, но к этому человеку она прониклась с первой встречи. И его брат, так же заслуживал высокой оценки. В отношении людей её интуиция никогда прежде не подводила. Если бы только интуиция смогла помочь её маленькой девочке. Агата тяжело вздохнула. Состояние Лайлек так и не улучшилось. *** -Николай…Николай…, - раздался слабый еле слышимый голос Лайлек. Риджар немедленно подскочил к кровати, прекратив мерить комнату шагами. - Лайлек, я здесь, - он нежно откинул пряди волос с её горячего лба. Казалось, что она совсем не слышит его. Лайлек, не переставая, звала его в бреду, но её голос становился все слабее и слабее. - Пошлите Эмми за лекарем, - обратился он к Агате. Оборотень больше не мог выносить муки своей жены. - Но ваше Высочество… - Делайте, как я говорю! Против своей воли, Агата позвала Эмми и приказала той отправляться за доктором. Через полчаса доктор был уже в поместье. Он был неопрятен, и от него за версту разило смертью. В других обстоятельствах, Риджар бы не позволил этому человеку даже переступить порог их дома, но сейчас он был просто в отчаянии. Он думал, что Лайлек не переживет эту ночь. - Вы сможете помочь ей? - спросил принц доктора. Доктор обошел кровать со всех сторон, будто это могло помочь установить диагноз. Затем он склонился над больной и, приподняв веки, посмотрел на её зрачки. Риджар едва сдерживался, наблюдая, как этот неопрятный человечек притрагивается к его жене. - Ну? - оборотень едва не потерял терпение. - Скорей всего я смогу ей помочь, хотя не даю никаких гарантий. Риджар с облегчением выдохнул. - Вы должны оставить меня с ней на пару часов. - Зачем, - засомневался Риджар. - Процедуры могут расстроить вас, и поэтому я настаиваю… - Ваше Высочество, спросите его, что он собирается с ней сделать! - Леди Агата права, боюсь, что ваше просьба невыполнима. Я никогда не оставлю свою жену в таком состоянии. Она рассчитывает на меня. Человечек выпрямился. - Раз вы настаиваете, - то это ваше право. Но я должен предупредить - это зрелище не для слабонервных! Эту болезнь из организма можно вывести только силой. - Я понимаю. Агата всхлипнула в носовой платок. В первый раз с их встречи, она стала умолять принца: - Я прошу вас, Николай, не делайте этого! Если уж моей племяннице суждено умереть, пусть она отойдет в мир иной с миром. Риджар устало потер глаза. Горе и беспокойство практически доконали его. - Что это за процедуры, - безропотно спросил он у доктора. - Ну, во-первых, мы пустим ей кровь, а потом… - Что, значит, пустим кровь? - у Риджара расширились глаза. - Ну, как же!? Болезнь должна вытечь из тела вместе с дурной кровью. Я должен скальпелем вскрыть ей вены, - и он в подтверждении свои слов достал из сумки грязный нож. - Затем пиявки, - он поднял банку с отвратительными созданиями, - я посажу их на рану, чтобы они способствовали выздоровлению. Риджара покачнуло, и он рухнул в кресло. - Если же это не поможет, то можно попробовать ожоги. Я полью ей на кожу специальный химический раствор, и это сварит болезнь прямо в теле. Как и подразумевалась, ваше Высочество, вид этих процедур может вас морально травмировать. - Убирайтесь, - прошептал Риджар. - Простите?! - Полагаю, мой брат поможет вам найти дорогу из моего дома. Трэд схватил доктора за воротник, и толкнул к двери. - Глотните ваше Высокоподобие, - потрясенный Риджар почувствовал, как Джеки тянет его за рукав. Взяв предложенный бокал бренди, он с благодарностью выпил его залпом. - Мое сердце не выдержит, если вы позволите этому докторишке провести все эти процедуры, - шмыгнула носом Агата. - Моё тоже, - оборотень подвинул кресло ближе к кровати, приготовившись к бессонным ночам. Взглянув на прикроватную тумбочку, он заметил на ней книги. Выбрав наугад одну, он прочитал название: - Вильям Блэйк, «Песни невинности и опыта». Лайлек так любила читать Блэйка. Очень осторожно он открыл книгу, вспоминая, как она читала ему вслух, и какой покой приносил ему её голос. Возможно, именно сейчас он должен сделать для неё то же самое. Запинаясь, оборотень начал читать: -Тигр, тигр, свет и стать, Смел в лесах ночных блистать. В чьих руках бессмертных ты - Символ мрачной красоты? - Риджар перевел дух от нахлынувших эмоций, - Сквозь погоды круговерть, Создавая жизнь и смерть, Тот смотрел с улыбкой вниз Кто исполнил свой каприз? Риджар откинул книгу и зарыдал. Он оплакивал болезнь Лайлек; оплакивал её страх принять его таким, какой он есть; свою неразделенную любовь и то, что у них нет будущего. Трэд положил руку ему на плечо. - Я сочувствую тебе, брат. - Трэд уже испытывал на себе эту боль. Он все понял. (Что же это за мир такой АНГЛИЯВЭПОХУРЕГЕНТВА? Трэд? Клянусь, я не понимаю! Ужас и красота… человек может прекрасными словами осветить душу, а неизвестная болезнь лишить его жизни!) - Я не знаю, - тихо ответил Трэд. - Уверен, что это яд. Риджар поднял на брата заплаканное лицо. - Яд? - прошептал оборотень. Агата сказала ему тоже самое: эта болезнь - яд. Он моргнул и неожиданно вспомнил. -Трэд! Когда мы были на Рике 12 по дороге к Заррейну, Лорджин был отравлен ядом Ксату. Для Трэда это стало новостью. - Но это невозможно. Яд Ксату смертелен. Как он смог выжить? - У Яниффа возникла идея. Он сказал, что, если в процессе трансформации я пройду сквозь Лорджина, то весь яд выйдет вместе со мной. Трэд почесал затылок. - Это очень рискованно. Ты можешь отравиться. - Все обошлось, я сумел рассеять яд до того, как полностью перекинулся. - Это не опасно для тебя? - Нет, - Риджар опустил глаза, стараясь не встречаться с взглядом Трэда. Он не рассказал брату о пророчестве Яниффа. Маг предупреждал его о таком исходе. Тогда Риджар даже посмеялся над словами мудреца, говоря, что никто его больше не заставит проделать такое. Как он тогда мало понимал! - Ты хочешь попробовать сделать это с Лайлек? - Да, - он повернулся к тетушке. - Леди Агата… Агата. Вы сейчас увидите то, что может вас напугать. Но я надеюсь, что вы сможете все принять и найти объяснения. То, что я сейчас сделаю, - я делаю только ради спасения жизни Лайлек. Оборотень начал трансформацию: он начал светиться изнутри, вспышки света заструились и закрутились вокруг него. Оборотень засиял, и его тело растаяло в переливающееся свечение. - Мой Бог! - задохнулась Агата. - Да, чтоб я сдох! - выпучил Джеки глаза, чуть не перекусив трубку. Трэд стоял рядом с братом, чувствуя, как в животе скручивается неприятный комок. В голове у него билась какая-то мысль о способностях Риджара, о которых когда-то рассказывал Лорджин. Неожиданно Трэд вспомнил предостережение Яниффа… «Его добрая душа погубит его». Именно сейчас он осознал, от чего предостерегал его Янифф, и какая угроза висела над оборотнем. Роутвик не представлял для него опасности! Никогда! - Риджар, остановись! Но было уже слишком поздно. Кот-оборотень уже полностью трансформировался в сгусток энергии: перевоплощаясь, оборотни пребывали в таком состоянии не больше мгновения. Трэд с ужасом наблюдал, как яркое свечение проходит сквозь тело молодой женщины, лишь на мгновение задержавшись, чтобы полностью впитать в себя яд. Эта задержка может стоить коту жизни. Как только Риджар прошел сквозь тело жены, её дыхание сразу выровнялось. Открыв глаза, Лайлек увидела парящий рядом с кроватью сгусток мерцающего света. Она знала, что случилось, почувствовала, как эта энергия проходит сквозь неё. Трэд смотрел на светящийся сгусток и заметил, что сияние стало меркнуть. Он понял, что Риджар не может принять свою телесную форму - у него нет сил, чтобы сконцентрировать достаточно энергии для этого. Скоро сила брата окончательно иссякнет и его жизнь оборвется. Оборотень умрет. А если… Есть единственный способ помочь коту. Но для этого ему придется нарушить свой обет. Как-то он пообещал себе, что никогда больше не будет использовать ужасающую магию, которая до сих пор дремлет где-то внутри него. Всю жизнь эта мощь приносила ему только несчастья и разрушение. Его отец - Тирдар, погубил себя и множество жизней, только потому, что не смог обуздать бушующую силу внутри себя. Эта же магия, дремлющая до сегодняшнего момента, текла и в жилах его сына. Сгусток энергии едва светился - его брат, Риджар, все еще цеплялся за жизнь. Риджар. Выбора нет. Его никогда и не было. Закрыв глаза и выйдя в центр комнаты, Трэд призвал дремавшую доселе магию. Маленькие искорки побежали с кончиков пальцев по всему телу. Вскоре, вихрь силы полностью окутал его, становясь, все сильнее и сильнее. Освобожденная магия, с жадностью расправляла могучие крылья внутри Трэда. - О, Боже! - каркнула Агата. - Кажись, я больше не пью! - сглотнул Джеки. На улице небеса сошли с ума, хмурясь черными тучами. Резкие порывы ветра врезались в стены и окна дома. Молнии света полностью поглотили Трэда. Шквальные порывы ветра достигли крещендо, с сильным всплеском освобожденной магии. В комнате образовался сверхъестественный шторм; потоки воздуха начали образовывать воронку, и хрустальная люстра со зловещим звоном обрушилась, усеяв пол миллионами осколков. Лайлек всегда будет вспоминать, как выглядел Трэд в этот момент. Он стоял с закрытыми глазами посреди комнаты, порывы ветра играли с длинными прядями волос. Сжав кулаки, он был бесконечно сосредоточен, пытаясь обуздать магию, которую освободил. От рокота и силы энергии все окна и люстры в доме разлетелись вдребезги. - О, Боже! - Агата прижалась к стене, стараясь удержаться на ногах. Авиарец открыл светящиеся зеленым пламенем глаза, и направил мощный поток магии, в еле светящееся пятно света. Ничего не произошло, Трэд испугался, что опоздал. Но через мгновение свечение стало ярче. Риджар все еще боролся за жизнь. Трэд был горд за силу воли своего брата. Никто