Выбрать главу
только не это. Леди Хакорт подыгрывая ему, ответила: - Или вы просто человек, который берет от жизни то, что хочет? Поддавшись провокации, он медленно окинул ее фигуру томным взглядом из под опущенных ресниц. Когда их взгляды встретились, его глаза многообещающе замерцали. Ему не нужно было отвечать. Леона Хакорт не была новичком в искусстве обольщения, но сейчас она почувствовала себя молоденькой провинциалкой. Она страстно захотела обладать этим незнакомцем. Кто же он? Она решила представиться надлежащим образом. - Графиня Хакорт, - надменно произнесла она, со всей светской учтивостью, но придерживаясь холодного тона Риджар посмотрел в ее холодные, блестящие глаза. Он понял, что представляла собой эта женщина. Но ему бы никогда бы и в голову не пришло судить ее за невоздержанность в своих развлечениях. Он решил не связываться с ней по другой причине. Эта женщина использовала власть в свое удовольствие. Она не видела удовлетворения просто в развлечении, ей было нужно что-то другое, что-то не совсем хорошее. Его поглотили отрицательные эмоции к этой женщине, и он поставил ментальный блок, ограждая себя от нее если не физически, то, хотя бы, ментально. Однако ему нужно представиться, чтобы не показаться невежливым. - Принц Николай Азов,- он не колеблясь назвал выдуманное имя, не чувствуя при этом угрызений совести. Учитывая свое положение в обществе, он выбрал правильную позицию. Какое-то мгновение она выглядела удивленной, но потом изящно присела в реверансе. - Ваше Высочество. - Вы меня извините, но, кажется, я потерял свою одежду. Незнакомец сказал это так буднично, как будто говорил о погоде. Развернувшись, он стал подниматься по лестнице, так и не удостоив ее прощальным взглядом. Потерял одежду, ну и ну. Его слова заставили её подумать об умопомрачительном, мускулистом теле с золотистой кожей, крепкими бедрами и ягодицами. Представив его красивое лицо, искаженное страстью во время занятия с ней любовью… Она должна им обладать! А тем временем, слухи об ее лакомом кусочке успели распространиться по всему светскому бомонду. Как и она, никто не сомневался, каким образом принц потерял свою одежду. Любой понял бы это. С этого момента, он получил свою репутацию и место в обществе. ***************** Риджар обнаружил Байрона в коридоре наверху. Лорда слегка покачивало от выпитого за этот вечер спиртного. Но Риджару это было только на руку: в таком состоянии молодой человек будет более восприимчив к ментальному внушению. - Мой бог, что с вами случилось? Байрон вперил свой взгляд в человека, появившегося в плохо освещенном коридоре. - Сэр, мы знакомы? Да, мы знакомы. Мы познакомились вчера и кутили весь вечер. Риджар немного подождал, проверяя, получилось ли внушение. - Минуту! Я вспомнил,… кажется, мы с вами вчера ходили по юбкам. - Вы правы, мы весело провели время с тремя очаровательными дамами. Вы знаете меня как принца из России. Меня зовут Николай Азов. - Ну, конечно же, неужели это были вы, Ваше Высочество? - Для барона вы очень изобретательны. Мы - лучшие друзья. Ты зовешь меня Николай. Байрон подмигнул ему. - Если я не сказал вчера, то я очень рад тебя видеть Николай. Я сказал… Где я мог видеть этот халат? - У себя в гардеробе. - Точно! Я приобрел его во время путешествия по Европе. Он в китайском стиле. Николай, но где же твоя одежда? Риджар усмехнулся. - Не имею чести знать, Байрон. Лорд Байрон потер подбородок, едва держась на ногах. - Очень занятно. Я прикажу слуге сходить за портным. К тому же, нельзя позволить, чтобы ты бродил здесь без одежды, - Байрон странно улыбнулся, - но может попозже наедине ты снова… Риджар побледнел. Видимо, в каком-то отношении, он все-таки ошибся в нем. Он попятился в глубину холла. - Портной сейчас был бы очень уместен. Я буду ждать его в этом одеянии,- открыв первую попавшуюся комнату, он вошел внутрь, хлопнув дверью. ************* Риджар мрачно смотрел на свой бокал. Он вытянул перед собой одетые в обтягивающие штаны и черные, высокие сапоги ноги. «Хок», вспомнил Риджар, напиток называется «Хок». Он откинул голову на спинку кресла и закрыл глаза. Как все необычно в этом мире. Но сейчас это его дом, и он должен обходиться тем, что есть. Риджар вздохнул. По крайней мере, он выиграл спор с этим странным маленьким человечком, которого все называют портной. Никогда в жизни он не будет носить эту жесткую вещь - шейный платок! Дух не смог бы существовать с такой штукой вокруг шеи. Конечно если это не женские ручки или ножки. Это разные вещи, естественно. Самым странным было то, что, едва услышав его новое имя, этот странный человек чуть ли не спотыкаясь об свои ноги, полностью обеспечил Риджара гардеробом. Как бы то ни было, он даже не заплатил ему за приложенные усилия. Казалось, одного его имени было достаточно для этого, по крайней мере, на данный момент. Это открыло ему бесценные возможности нового имени, которыми Риджар обязательно воспользуется. Как оказалось, титул «принц» оказывал на всех магическое действие. Риджар пошевелился. Его раздражительность вернулась. Он попытался занять более комфортную позицию, скрестив ноги. Но безрезультатно. - Что с лицом, Николай? Байрон устроился напротив него. На маленьком столике возле них стояло несколько бокалов со спиртным, половина, из которых были уже осушены до дна. Было глубоко за полночь. С их первой памятной встречи, Байрон больше не делал попыток оказывать Риджару глубоко не дружественные знаки внимания, а тот в свою очередь, испытав шок от бисексуализма нового приятеля, решил сделать вид, что ничего не произошло. Риджар не собирался судить его за это, хотя такое проявление сексуальности было ему чуждо, возможно такое поведение было нормой для этого мира. Некоторые молодые люди, с которыми ему довелось познакомиться, выглядели своеобразно с напудренными лицами и в рюшах. Он улыбнулся, представив Авиарских воинов в таком облачении. Было бы весьма забавно это лицезреть. Так или иначе, ему искренне нравился молодой барон. - Мне нужна женщина, - заявил Риджар с присущей между мужчинами, которые вмести пили дни напролет, искренностью. - О, неужели здесь нет ни одной по твоему вкусу? Все было именно так. Риджар не находил объяснения тому, что уже в течение двух ночей он не выбрал ни одну из присутствующих дам. Особенно в его теперешнем состоянии. Ни одна из женщин не привлекала его. Это факт. Леди Хакорт постоянно его преследовала - даже однажды, без приглашения, пришла в его покои, когда он принимал ванну. Ему пришлось показать ей на дверь. Отказ от женщин поражал его. О, он пытался. Одна дама показавшаяся ему то, что надо, тут же разочаровала его оттенком своих волос. Другая, на первый взгляд чувственная особа, разонравилась из-за формы губ. И это все продолжалось и продолжалось. Как только ему казалось, что он нашел то, что искал, какой-нибудь незначительный штрих все портил. Это разочаровывало его больше всего. - Нет. Ни одна мне не по вкусу, - ответил он правдиво. Перед его мысленным взором предстала девушка с зелеными глазами. Но он незамедлительно отогнал видение. - Жаль, - Байрон сделал большой глоток из своего бокала, - ты не кажешься человеком, который большую часть своего времени тратит на развлечения. - Так и есть, - Риджар опустошил бокал и потянулся к другому. Выпивка не могла избавить от чувства неудовлетворенности, но, по крайней мере, заглушала его. Как правило, Риджар не злоупотреблял выпивкой, обычно, оборотням не нравилось, когда их чувства притуплялись. Ему было удивительно, что могло довести его до такого состояния. - Я так не думаю, - Байрон щелкнул пальцами, - ты подкинул мне идею! Его манера держать…себя была, возможно, очень обольстительной, потому что ему не нужно было волноваться о том, чтобы выглядеть…Полагаю, что я напишу об интересном молодом человеке, прототипом будет кто-то из нас. Посмотрим… Я назову его Доном…Дон…Ладно, я подумаю об этом позже. Они немного помолчали, продолжая выпивать. Внезапно, встряхнув алкогольный ступор, Байрон спросил: - Николай, ты хоть раз «обрабатывал» кого-нибудь в гондоле? Я да, а ты? Риджар посмотрел на него затуманенными глазами. - Что значит гондола? - ему нужно было понять, что означает это слово. Байрон махнул бокалом. - Это в Италии… такие узкие лодки. Риджар попытался припомнить свои многочисленные прошлые завоевания. По крайней мере, те, которые он мог сейчас вспомнить. - Да, - сказал он, - перечисляя вслух,- в лодке, на парусном судне, на корабле, на плоту, на пароходе и на транспортном судне - дважды. Байрон удивился. - А я то думал, что мне одному так повезло, - он с вызовом, искоса посмотрел на Риджара, - а на столе? Риджар улыбнулся уголками губ, приняв правила игры «кто-кого». Мужчины - духи любят игры. - Однажды, в отсутствие отца, в его кресле в зале советов, на карнизе, на полке, на скамье и… на столе. Байрон выдохнул. Принц бросил ему вызов. - Ну, а под столом? Байрону показалось, что он его уел. Риджар со скучающим видом заложил руки за голову. - Конечно. Байрон сузил глаза. - А у стены? Риджар даже не потрудившись озвучить ответ, махнул рукой. - Хммм… Байрон провел пальцами по стакану, пытаясь вспомнить еще какие-нибудь необычные места, где он поддался своей страстной натуре, - а на лестнице? -На лестнице, - глаза Риджара расширились. - Да, на лестнице, - Байрон зловеще улыбнулся, надеясь, что уж в этот раз он уел принца. - Какая именно ступенька тебя интересует? - ответил Риджар улыбаясь. Улыбка умерла на лице Байрона. - Ты серьезно? Ничего не сказав, Риджар приподнял бровь. - Проклятье! - Байрон хлопнул себя по колену. Мужчины не выдержав, рассмеялись. - Ты примешь приглашение Скроупа, остановится у него? Скроуп Девис был близким другом Байрона. Приятный молодой человек любезно пригласил «принца» поселиться у него в имении, узнав, что Риджар планирует найти себе апартаменты. Естественно, для Риджара апартаменты являлись лишь прикрытием. Он по-прежнему намеревался оставаться с Лайлек. Особенно по ночам. - Не уверен. Отель Кларендон меня вполне устраивает. Ему было жизненно необходимо сохранять свободу своих действий - приходить и уходить, по своему желанию. И в любой ипостаси. - Возможно, это мудрое решение. У Скроупа небольшие проблемы с наличными. Но если он несколько грубовато попросит одолжить ему денег, то, будь уверен, он человек слова и вернет все до последнего пенни. - Я понял. Во имя Эйа, что значит грубовато? Всевозможные пугающие перспективы пронеслись перед его глазами. Это могло значить все что угодно, исходя из того, что ему удалось повидать в этом мире. Все что угодно! Настроение у Байрона еще сильнее испортилось. - Извини Николай, что мне приходится напоминать, но ты безумно привлекателен, и ты самый экстравагантный мужчина, какого я, когда-либо видел. Ты умен, остроумен, и как сказал бы Бруммель «безукоризненно выглядящий молодой человек». Бью будет без ума от тебя. Держу пари, что он даже простит тебе, что ты ходишь без шейного платка. Через неделю ты будешь притчей во языцех всего светского общества. Байрон мрачно уставился в свой бокал, как будто рассматривал там свое будущее. - Хорошо, послушай. Они канонизируют твое имя, и буду тебе преклоняться, а потом сдерут с тебя шкуру живьем. Риджар внимательно посмотрел на него. - Но зачем им это надо? - спросил он тихо. - Затем, мой дорогой прекрасный Николай, это своего рода развлечение. Байрон позволил своему бокалу упасть на пол, задумчиво наблюдая за этим. На мгновение у Риджара мелькнула мысль, не предсказывает ли барон свое будущее. С верхнего этажа донесся голос Мэделин Фенсли, зазывающий Байрона в постель. Лорд поднялся, покачиваясь от выпитого за вечер спиртного. - Обожающая толпа ждет! - объявил он, взмахнув рукой. Риджар слабо улыбнулся. Низко поклонившись, Байрон, пошатываясь, вышел из комнаты, сказав напоследок: - Доброй ночи, милый принц. Несмотря на то, что в этой ситуации Байрон не блистал остроумием, для Риджара это был человек с душой поэта, а его неумеренность была порождением душевного голода. И всё же это очень странный мир. Общество взращивало в человеке ростки, которые в конечном итоге разрушали личность. Это напомнило ему о Ленарке, об облаке звезды Зинт - Байрон будет блистать так же ярко, но не долго. Как бы то ни было, Риджар знал, как и то облако, эта «звезда» когда-нибудь погаснет, но ее наследие еще долго будет сиять. Не в первый раз Риджар пожалел, что не умеет читать на языке людей с Земли. Он бы с удовольствием прочёл работы этого человека. ****************** - И где тебя носило три дня подряд? - бушевала Лайлек стоя посреди спальни, и уперев руки в бока. Ему никогда не было так приятно. - Ты можешь себе представить, как я волновалась? - она погрозила ему пальцем, - я думала, с тобой произошло что-то ужасное. Никогда больше так не делай! Плохой котик! Вместо того чтобы осознать свою вину, как оно и должно было быть, кот стал мурлыкать. - Ну, хорошо, ты прощен. Иди ко мне. Риджар подбежал к ней. Его удивило, что она опустилась на ковер и обняла его, крепко к себе прижимая. - Я так беспокоилась о тебе, Риджар. Я думала, что ты больше не вернёшься, - она шмыгнула носом, прижимаясь к его мягкой шерстке, и заставляя его этим почувствовать вину за то, что расстроил ее. Он и подумать не мог, что она будет так переживать. За прошедший уик-энд, Риджар был утомлен чрезмерной выпивкой и обильной едой, он устал быть постоянно начеку в этом чуждом ему мире. Он был истощен долгими бессонными ночами, потеряв её успокаивающее присутствие. Этой ночью он спал без задних ног в объятиях Лайлек. Он ни разу не проснулся, пока не наступило утро. Казалось, он избавился от своей неудовлетворенности. В течение нескольких последующих дней, Риджар не тревожил Лайлек по ночам. Больше он не предпринимал попыток найти себе женскую компанию из круга своих «новых друзей». Несмотря на свое состояние, он решил дождаться бала. Там он встретится с Лайлек лицом к лицу, как мужчина и женщина. Он надеялся, что эта ночь утолит мучивший его голод. ********** Резкие, порывистые движения леди Вамплз выдавали ее крайнее негодование. - О, Боже! Неужели эта глупая клуша Элеонора Вандерсмир тоже здесь!? Не получится избежать встречи с ней, она всегда ставит меня в неловкое положение. Лайлек постаралась не улыбаться, глядя на тетушкино недовольство, когда полная, властная женщина стала протискиваться через всю толпу точно по направлению к ним. Если бы Агата не настояла бы на посещении этого приема, ей бы не пришлось мириться с присутствием леди Вандерсмир. Они могли бы провести прекрасный вечер дома, где и должны были оставаться. Единственное, что ее сейчас радовало так это то, что идиот Крайтон слег с насморком и сегодня его не будет. Наверное он перенюхал табаку, посмеялась она про себя. - Боже, эти женские сплетни сведут меня с ума! - проговорила леди Агата племяннице, прикрываясь веером и не забывая при этом послать дежурную улыбку какой-то знакомой. Леди Вандерсмир так распространяла сплетни так, как будто это было её святой обязанностью. - Агата! - помахала леди Вандерсмир своим амарантовым носовым платком, от которого нестерпимо пахло жасмином. Лайлек знала, что тетушка не переносит этот запах. - Элеонора! - Агата стиснула зубы, стараясь реже вдыхать тяжелый аромат, - как я рада тебя видеть. Женщины обнялись, расцеловав друг друга в щеки. После соблюдения всех приличий леди Вандерсмир повернулась к Лайлек, и с минуту пристально изучала её. - Неужели это наша Лайлек? - в конце концов, произнесла она. - Добрый вечер, леди Вандерсмир! - Как ты чудесно выглядишь, моя дорогая. Никто бы и не подумал, что тебе уже 20 лет. Лайлек только вздохнула на легкий намек о ее незамужнем статусе, но её тетушка явно не собиралась оставаться в стороне. - Конечно, граф Рокстон тоже так думал, когда делал ей комплимент, не так ли Лайлек? Такой изысканный джентльмен. Как, Элеонора, ты не знаешь графа Рокстона? Агата мастерски поставила своего противника на место. Леди Вандерсмир покраснела так, что это стало заметно даже сквозь несколько слоев румян на щеках. Чтобы избежать ответа на заданный вопрос (и признаться в светской некомпетентности), леди Вандерсмир приобняла леди Агату за плечи, наклонившись к ней так близко, словно та была самой близкой подругой, с которой она может поделиться исключительно важной информацией. Её голос действовал на всех, как красная тряпка на быка. - Вы слышали последние новости? - чтобы побыстрей донести эту новость, она даже не потрудилась дождаться ответа, - к нам приехал принц из России! Леди Вамплз никак не отреагировала на эту волнующую новость, что говорило о том, что она была не в курсе происходящего. Леди Вандерсмир была счастлива первой проинформировать о таком событии. Чтобы закрепить свой триумф она продолжила. - Агата, я должна тебе сказать! От Таттерсолла до Воуксхолла все только и говорят о нем. Даже в газете писали о том, что некий принц из России прибыл на прием…, - она смаковала каждое слово, - «обнаженным». И ко всему прочему, ни капел