Читать онлайн "Сборник книг вселенной The Elder Scrolls" автора InterWorld - RuLit - Страница 128

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Воры признают только одно божество — Ноктюрнал. Она не богиня, а лорд дэйдра, но, тем не менее, весьма могущественна. Она — Повелительница Теней, богиня тайн и скрытности. В Сиродиле нет храмов, посвященных ей, но ходят слухи о том, что где-то есть ее заброшенное святилище. Другими словами, она отлично подходит на роль вдохновительницы воров.

Воры, в общем и целом, безбожники. Они верят только в свои навыки и хитрость. Однако, так как существование богов и дэйдра сложно отрицать, у воров очень сложные отношения с Ноктюрнал. Хотя некоторые воры искренне поклоняются ей, но большинство уважает и почитает ее, не принося ей клятву верности.

Эти преступники понимают, что, если они оскорбят Повелительницу Теней, то им же будет хуже. Однако, нет и данных о том, что искреннее почитание и верность приносят какую-либо выгоду. Традиционное благословение воров — "да скроет тебя тень". В этом выражении содержится непрямая ссылка на Ноктюрнал. Однако это может означать и реальную тень, в которой прячется вор.

Обычно воры носят черную или темную одежду. Она весьма практична для их преступных занятий, однако днем ее носить совершенно необязательно. Тем не менее, многие воры носят темные цвета, таким образом отдавая дань Ноктюрнал.

Самая примечательная связь между сообществом воров и дэйдра Ноктюрнал — легенда о Сером Лисе. Серый Лис — мифический король воров. Говорят, он украл капюшон Ноктюрнал. Очевидно, это просто легенда, выдуманная много веков назад, чтобы повысить статус воровского ремесла. Однако эта легенда указывает также на связь между этим лордом дэйдра и преступными элементами Империи.

Испытание Боэтии

— Данная история не является выдумкой. Пусть она послужит предупреждением — имеющие уши да услышат, имеющие сердца да познают.~

В некоторый день и некоторое время верные собрались, чтобы провести некоторые ритуалы в надежде удостоиться шанса хоть мельком увидеть свою госпожу. День был выбран верно, призыв — совершен подобающе.

Продрав дымящуюся прореху в Завесе, Она, собственной непреложной персоной, явилась пред ними во всем своем грозном величии. Чернее безлунной ночи был эбонит ее доспехов, и жарче поверхности солнца пламенел ее клинок. И хоть предстала она в обличье данмерской королевы-воительницы, она возвышалась над ними как статуя, высеченная из самой Красной Горы.

— Зачем вы побеспокоили меня?

Удивившись, первый из них взмолился:

— О Боэтия, Госпожа Интриг, Обманщица Народов, Королева Теней, Богиня Разрушения, мы пришли воздать тебе хвалу!

Она окинула взглядом своих последователей, собравшихся, чтобы лицезреть ее. Нахмурившись, она спросила первого:

— Ты думаешь, будто познал меня. Так скажи, откуда мне знать тебя?

В испуге тот воскликнул:

— Еженощно возношу я тебе молитвы, еженощно провозглашаю твои дивные имена. Ужели не признаешь ты звук моего голоса? Самого преданного из своих последователей?

Она нахмурилась и испустила глубокий вздох, и внезапно тот исчез, обращенный в пыль дуновением из ее легких.

Повернувшись к следующему, она спросила:

— А ты? Как мне измерить ценность твоего существования?

Пораженный силой ее голоса, он склонился перед ее темным обличьем.

Она хлопнула в ладоши, и он исчез точно так же.

К третьему:

— Ответь же мне ты, как отличу тебя от них, от коих не осталось и следа?

В немом страхе после гибели своих собратьев, он прошептал:

— Смилуйся над нами!

Она моргнула дважды. Раз — и он скорчился в агонии. Два — и его не стало.

Она окинула оставшихся испепеляющим взглядом и молвила:

— От меня милости не ждите.

И так остальных постигла та же судьба. Она подвергала их испытанию, они его не выдерживали.

Когда она дошла до меня, ее очи пылали гневом, а уста сочились ненавистью, и она промолвила:

— Из всех моих почитателей остались лишь двое. Скажи мне, предпоследний, чем докажешь ты свое существование?

Без промедления извлек я свой клинок и вонзил его в грудь того, что стоял подле меня, и ответил без страха:

— Спроси того, чья кровь ныне стекает по моему клинку, действительно ли я существую.

Она улыбнулась. И врата Обливиона разверзлись меж ее зубов. Затем она сказала:

— Ответь мне, ныне последний из моих почитателей, почему ты остался, когда других не стало?

Я вынул свой клинок и, протянув ей, сказал:

— Я жив, потому что другой мертв. Я существую, потому что имею к тому волю. И я останусь, пока остаются следы моих деяний, такие как кровь, капающая с этого клинка.

Приняв мой дар, она кивнула и сказала:

— Воистину.

— Если при чтении ваша кровь вскипает и в голове бушует пожар, то знайте, что вас призывает Боэтия. Мудрый прислушается к ее зову. Найдите ее на горе, возвышающейся над Виндхельмом. Там будем ждать вас мы и ваше испытание.~

Испытания Св. Алессии

В те дни, много лет назад, заключил Акатош с Алессией соглашение. Он собрал спутанные нити Обливиона, накрепко связал кровавыми жилами самого своего сердца и, передавая это Алессии, сказал: "Вот мой дар тебе. Он означает, что пока ты и твой род верны данному обету, будут верны обету мой род и я. Этот дар станет Амулетом королей, и соглашение будет заключено между нами, мной, королем богов, и тобой, королевой смертных. Как ты будешь свидетельствовать от имени бренных смертных, так я свидетельствовать буду от имени сонма бессмертных".

И Акатош извлек из сердца своего пригоршню горящей крови и влил в руки Алессии, говоря: "Это тоже дар мой тебе, знак того, что соединена наша кровь и связаны мы клятвой. Доколе наследники твои будут носить Амулет Королей, будут Драконьи огни гореть вечным пламенем как символ верности нашей для всех людей и богов. А пока Драконьи огни горят, клянусь тебе и потомкам твоим, кровь сердца моего будет крепко запирать врата Обливиона.

И пока сильна кровь Дракона в ее правителях, величие Империи не померкнет. Но если погаснут Драконьи огни, и не будет наследника нашей общей крови, что носит Амулет Королей, тогда поглотит тьма Империю, и демонические лорды беспорядка будут царствовать на земле".

— Из литургии при возжигании Драконьих огней.

Истинная природа орков

Орки рождены были в конце Эры рассвета. История ошибочно именует их звериным народом, родственным расам гоблинов, на деле же орки — дети Тринимака, сильнейшего из духов-предков альтмеров. Будучи поглощен принцем даэдра Боэтией, Тринимак перевоплотился, находясь внутри этого отвратительного бога. Тогда же и орки претерпели изменения. Древнее имя орков — "орсимеры", что означает "отверженный народ". Они повинуются Малоху, перевоплотившемуся Тринимаку.

Кто такой Малох?

Он больше известен как принц даэдра Малакат, "чья сфера — опека презираемых и гонимых, принесенные клятвы и кровавые проклятия". Он не лорд даэдра в полном смысле этого слова, и другие даэдра не считают его лордом, но для его сферы деятельности это не имеет значения. Когда-то он был Тринимаком, великим героем высоких эльфов, защищавшим их от внешних и внутренних врагов. Кое-где его почитали даже больше, чем Аури-Эля. Когда Тринимак и его последователи предприняли попытку остановить движение инакомыслящих велотийцев, Боэтия съел его. Тело и душа Тринимака были подвергнуты порче, и он вышел наружу как Малакат. Его последователи также изменились к худшему. Презираемые всеми, особенно безупречным Аури-Элем, они вскоре бежали в северные пустоши в окрестностях Саартала. Они сражались с нордами и каймерами, пытаясь отвоевать для себя местечко, но не особенно преуспели. В Скайриме Малаката называют Оркеем, или Старым Ворчуном, а битвы его с Исмиром вошли в легенды.

     

 

2011 - 2018