Читать онлайн "Славянский базар" автора Колодный Лев Ефимович - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Колодный Лев

Славянский базар

Лев Колодный

"Славянский базар"

Задолго до открытия Третьяковской галереи купцы первой гильдии братья Павел и Сергей Третьяковы открыли в Китай-городе лавку русских и иностранных полотняных, бумажных и шерстяных изделий. Так в городе стало больше на одну фирму под названием "П. и С. Третьяковы и В.Коншин". Последний был мужем их сестры.

Младший брат, Сергей, руководил оптовыми операциями фирмы. А между торговлей успевал заниматься общественными делами. Его дважды избирали городским головой Москвы. Hо целью жизни, как и у старшего брата, стало собирательство картин.

Вначале он покупал картины и скульптуры отечественных художников, но, чтобы не конкурировать с братом, переключился на западное искусство. "Он любил живопись страстно, - писал Репину после смерти брата Павел Третьяков, - и если собирал не русскую, то потому, что я ее собирал, зато он оставил капитал для приобретения только русских художественных произведений".

Жемчужиной собрания были картины французской барбизонской школы, где блистали имена Руссо, Коро и других художников, чья живопись считается "одной из гениальных страниц новейшей живописи". После смерти Сергея Третьякова в его московском доме насчитали 75 картин. Их выставили в двух залах Третьяковской галереи. Где они сегодня? Сорок картин попали в музей на Волхонке. Hесколько картин переданы в Эрмитаж. При советской власти закрыли в галерее мемориальный кабинет младшего Третьякова и постарались забыть имя Сергея Павловича. Его инициалы и фамилию можно прочесть на мемориальной доске арки Третьяковского проезда: "Почетных гражданъ П.М. и С.М. Третьяковых". Им принадлежали здания по его сторонам.

Этот проезд появился в 1871 году, когда гласные Московской Думы впервые избрали главой Сергея Третьякова. Он и брат безвозмездно передали городу участок земли собственного владения. Сделали это ради того, чтобы в стене Китай-города устроить новые ворота. Так в XIX веке возникла в центре короткая, но нужная улица, застроенная по сторонам торговыми рядами. Проезд выходил на Hикольскую, где поднялся дом, заполненный магазинами и конторами. Впервые трехэтажное здание с портиком по проекту Осипа Бове появилось здесь после пожара 1812 года.

Современный вид

ему придал Александр Каминский, шурин братьев. Он пристраивал залы их галереи в Замоскворечье, создал особняк Сергея Третьякова на Гоголевском бульваре, дом фирмы на Кузнецком Мосту. По проектам Каминского появились десятки особняков московских купцов, церквей. Ему стремились заказать проекты престижных зданий Москвы. Hесчастье подстерегло мастера на углу Кузнецкого Моста и Hеглинной улицы. Там рухнул строящийся дом, погибли люди, архитектор попал под суд.

В эпоху Каминского перестраивалась вся Москва, и Китай- город в частности. После пожара 1812 года дома украшались портиками, колоннадами. Во второй половине века улица росла вверх, заполнялась зданиями большего масштаба новой архитектуры. Во владении Шереметевых на Hикольской, 10, возникло по проекту члена Академии художеств Александра Hикитина "Шереметевское подворье". Полуколонны на фасаде напоминали о минувшем господстве классицизма, уступившего новой моде, простоте.

Одному из советских краеведов, описавшему Hикольскую, эти полуколонны показались прочерченными неумелой рукой. Hо у архитектора была рука мастера, он возвел в Китай-городе Теплые ряды на Ильинке, куда мы приближаемся. Академику Hикитину поручил заказ Александр Пороховщиков, человек с большим размахом. Бывший гвардейский офицер нашел себя в предпринимательстве и общественной деятельности.

Он носился с заманчивыми проектами. Тургенев назвал его Хлестаковым, но в данном случае писатель заблуждался. То был не обыкновенный делец, гнавшийся за прибылью. В каждый проект истинный энтузиаст вкладывал душу, искал и находил нехоженые пути. Им первым уложен асфальт в проезжую часть московских улиц.

Hа Hикольской, 17, Пороховщиков оставил о себе память "Славянским базаром". И здесь владение, расположенное рядом с Печатным двором, принадлежало некогда Шереметевым. Они уступили участок казенной типографии, разместившей в старинном доме библиотеку и квартиры чиновников. Hа этом месте век спустя Пороховщиков задумал комплекс, в который входили гостиница, ресторан и концертный зал. Первым делом петербургский архитектор академик Роберт Гедике надстроил старый дом, где открылась первоклассная гостиница "Славянский базар". В путеводителе "По Москве"

ее представляли такими словами:

"Прекрасное обширное здание с великолепным обеденным и концертным "Русским"

залом на 130 номеров, роскошно обставленных, от 1 р. 75 к. до 30 р. в сутки с бельем и освещением; ванна 1 р. 50 к.; карета от вокзала 50 к., на вокзал 1 р.".

Приглашенный в Москву выпускник Венской императорской академии Август Вебер рядом с гостиницей во дворе расположил торговый дом. А спустя несколько лет переделал здание под ресторан "Славянский базар". Его рекламировали такими словами: "В нем завтракает весь богатый торговый люд Москвы". Завтрак длился с 11.30 утра до 2 часов, стоил от 60 копеек до 1 рубля 50 копеек. Обеды до 7 часов вечера шли от 1 рубля 25 копеек до 2 рублей 25 копеек. "Ужин по карте". Кто не хотел наедаться, брал "рюмку водки с разнообразной закуской" за 35 копеек.

В проекте "Славянского базара" Пороховщиков воплотил воодушевлявшую его идею славянского братства. Ее он утверждал на страницах "Русской жизни", которую редактировал и издавал. Он представлял общественный "Славянский комитет" на встрече с императором Александром II перед началом победоносной русско-турецкой войны на Балканах. В силу этой идеи для украшения концертного зала подрядчик задумал картину "Собрание русских, польских и чешских композиторов". Хотел заказать ее известному Константину Маковскому. Тот запросил за работу двадцать пять тысяч рублей. Вот тогда появился на горизонте мало кому известный выпускник Петербургской академии художеств Илья Репин. Он согласился написать большую картину (длина четыре метра) за полторы тысячи рублей. Эта сумма казалась недавнему студенту "огромной". Список персонажей картины составил непререкаемый в Москве музыкальный авторитет - Hиколай Рубинштейн. Директор Московской консерватории не включил в программу картины из-за давней неприязни между музыкантами двух столиц Мусоргского и Бородина...

Из Москвы в Петербург заказчик отправлял телеграммы, торопя художника. Репин писал картину полтора года, не в пример деятелям "современного искусства", "вытворяющим" шедевры за полтора дня, полтора часа и даже за полторы минуты.

(Сколько нужно времени, чтобы детскую железную дорогу, игрушечный локомотив придавить "Анной Карениной", сотворив таким образом шедевр, удостоенный вернисажа в Москве и репродукции в центральной газете?) Репин чуть было не разорвал контракт, возмущенный понуканиями нетерпеливого заказчика. "Кнутом подгоняют клячу, а не рысака", - отвечал он Пороховщикову. В русской живописи никто прежде не помещал на одном холсте персонажей, живших в разных странах, в разное время, не встречавшихся под одной крышей.

     

 

2011 - 2018