Выбрать главу

Вслед за «понтиаком» медленно тронулся и «тандерберд», потом свернул за ним направо. Машины ехали по переулку на малой скорости и затормозили у пустыря, густо заросшего травой и сорняком. Силк осмотрел пустынный переулок, вылез из «тандерберда» и пошел помогать Кигану. Вдвоем они выволокли безжизненное тело Шермана и потащили по высокой траве.

— Смотри не пришиби, — предупредил Силк. — Но выруби так, чтобы в больнице провалялся недельки две.

— Сам знаю, не учи, — огрызнулся Киган, отвел ногу и злобно ударил Шермана в лицо.

Усевшись в «тандерберд», Силк посмотрел на часы: скоро восемь. Он сдвинул шляпу на лицо и прикрыл глаза.

Через несколько минут вернулся Киган. Вытерев ботинки о траву, он плюхнулся на место водителя.

— Порядок, — сказал он и завел мотор. — Вреда от него на две недели будет как от младенца. Куда двинем?

Силк восхищался мастерством Кигана. Тот умел бить так, что жертва оказывалась на волосок от смерти, однако выживала, хотя и не без труда.

— Куда двинем, говоришь? — повторил Силк, передвинув шляпу на затылок. — В городской суд. Высадишь меня там. Управлюсь один. Суд заседает до десяти. Обратно доберусь на такси.

— Как скажешь, — отозвался Киган и прибавил скорости.

В десять Силк приехал в отель «Бельведер» и поднялся на самый верх, в номер Линдсея. Тот сидел на террасе, разглядывал яркие огоньки далеко внизу, наблюдал за молодежью, все еще плескавшейся в лунной дорожке теплого моря.

Заслышав шаги, гулко отдававшиеся на красно-белом кафельном полу, Линдсей обернулся:

— Слушаю.

— Сделали все так, как вы велели. Все чисто, следов нет. Девчонку засадили на неделю, да еще дали штраф в двадцать пять долларов. Судья — старый педик, женщин ненавидит. Только глазами зыркнул на нее и влепил на всю катушку.

— Шерман?

— Этот не знает, кто на него напал. Сейчас отдыхает в больнице. Сломаны челюсть и четыре ребра, а в придачу — сотрясение мозга. Оклемается, конечно, но не скоро.

Линдсей поморщился. Он терпеть не мог таких методов, но иначе успешно работать на Радница было нельзя.

— Вы неплохо поработали. — Линдсей глядел мимо Силка на галдящую счастливую толпу на пляже. Он завидовал этим людям. Легко им живется?

— Да, эта девушка… когда она отбудет срок, привезите ее. И пусть кто-нибудь зайдет к ней на квартиру, соберет вещи и заплатит за жилье. Лучше найдите женщину.

— Будьте спокойны, — сказал Силк и выжидающе посмотрел на Линдсея. — Еще указания будут?

— Позже.

Линдсей вынул из кармана пачку пятидесятидолларовых банкнотов и протянул Силку:

— Настоящее дело начнется, когда девушка будет у нас. Все детали обсудим в конце недели.

— Ладно. — Силк оглядел пачку, удовлетворенно кивнул и покинул роскошный номер.

Линдсей вышел на балкон и снова полюбовался, как молодежь плещется в море. Потом он уединился в кабинете Радница и стал заново изучать его заметки. Когда Линдсей брался за дело, оно поглощало его целиком, а это было, пожалуй, самым сложным за все время работы на Радница. Безумец-ученый и четыре миллиона долларов…

Впервые в его голову закралась неприятная мысль — чем все это кончится?

Шейла Латимер была рабыней Кигана. Прошлым летом она участвовала в конкурсе «Мисс Флорида» и могла бы победить, если бы согласилась переспать с несколькими членами жюри.

Чету Кигану нравились юные, хорошо сложенные девушки. Когда он не работал с Силком, он обычно подыскивал, кого ему «осчастливить».

На любой местный конкурс красоты он смотрел как на свою вотчину. Шейла Латимер пришлась ему по вкусу — высокая блондинка с прекрасной фигурой, громадными голубыми глазами и чувственными алыми губами. Он никогда бы не подумал, что она девственница. Сама мысль о сексе повергала ее в трепет.

Он встретил Шейлу в маленьком баре: кроме бармена и девушки там не было никого. Шейла пила кока-колу и пыталась утешить себя тем, что могла завоевать титул «Мисс Флорида», будь ее соперница менее доступной.

Киган присел рядом. С девушками он вел себя непринужденно. Шейле понравились его внешность, манеры и откровенность, а когда он сказал, что она была лучше всех претенденток на титул, девушка почувствовала к новому знакомому искреннюю симпатию. Так все и продолжалось первые десять минут, однако Киган всегда был нетерпелив. Ему в голову не приходило, что за женщинами надо ухаживать. Медленно приближаться к цели, говорить комплименты, делать подарки — все это выводило его из себя и нагоняло скуку. Девушка либо хочет, либо нет, а это сразу ясно.

полную версию книги