Читать онлайн "Слишком идеально" автора Ортолон Джулия - RuLit - Страница 8

 
...
 
     


4 5 6 7 8 9 10 11 12 « »

Выбрать главу
Загрузка...

— Мне очень жаль, — сказал он наконец и умолк. Байрон взял себе за правило никогда не вмешиваться в личные дела других людей. Жизнь очень жестока к тем, кто проявляет излишнее участие.

Но ведь Чад и Кэролин всегда были его лучшими друзьями. Он кашлянул и решил посягнуть на запретную территорию.

— И… что же случилось?

— Не знаю даже, с чего начать. — Чад вздохнул. — Примерно год назад Кэро перестала принимать антидепрессанты. Ни со мной не посоветовалась, ни с врачом. Ты знаешь, как я ее люблю, но я же не каменный! Сколько можно? Ухожу из дома и не знаю, что застану, когда вернусь: то ли Кэро будет прыгать до потолка от счастья, то ли Кэро превратится в депрессивного зомби, то ли Кэро на пустом месте закатит мне такую истерику, что только держись.

Байрон слушал, как Чад описывает свой рушащийся брак, и испытывал все возрастающее чувство неловкости. «Как же так: Кэролин вот уже год, как бросила принимать лекарства, а Чад только сейчас заметил?» — подумал он.

Впрочем, он-то сам разве лучше? Ведь брак его друга разрушился не в одночасье, а он не замечал никаких тревожных признаков. Ну, может, и замечал где-то на подсознательном уровне, но ничего не говорил. Когда Чад наконец умолк, высказав все, что накипело, Байрон спросил:

— А как же дети?

— Не знаю, — вздохнул Чад. — Детей я не видел с тех пор, как она выгнала меня из дома. У меня дел по горло. Режиссер, с которым я сейчас работаю, постоянно просит внести в сценарий изменения, совсем замучил. Не до детей мне сейчас.

При этих словах Байрона передернуло. Значит, Чаду сейчас не до детей. В нем закипал гнев. Так и хотелось разразиться тирадой. Но потом Байрон решил, что толку от этого все равно не будет, и, чтобы взять себя в руки, встал и прошелся по комнате.

— Мне очень жаль, что так вышло.

— Да, но ты сам знаешь, что во время съемок нет ни минуты свободного времени.

— Знаю. — Байрон развернулся и прошелся обратно, на этот раз быстрее. — Бизнес требует жертв. Я все прекрасно понимаю.

Чувствуя, что вот-вот взорвется от накипевших чувств, он обогнул журнальный столик. Байрон вспомнил о разводе родителей и о том, каких невероятных усилий стоило делать вид, что ему все равно. Внезапно у него развязался язык.

— Извини, но я этого понять и принять не могу. Нельзя вот так бросить детей и ждать, пока у тебя появится для них свободная минутка. Ты хоть знаешь, как тяжело дети переживают развод родителей? Кэро выгнала тебя из дома две недели назад, и с тех пор ты ни разу не поговорил с Джейд и Мичем? Конечно, тебе некогда! Бросил их с истеричной мамашей, страдающей маниакальной депрессией. Одному Богу известно, в каком она сейчас состоянии! А они, наверно, ждут, когда папа придет домой… Да как ты мог?!

— Ах, как я мог?! — В голосе Чада прозвучало некоторое удивление. — С тобой явно творится что-то неладное. Раньше твои интересы ограничивались исключительно модными вечеринками и тебя заботило только одно — как за хорошие деньги продать очередной сценарий!

Байрон оставил этот выпад без внимания и продолжил:

— Почему ты не навестишь Джейд и Мича? Сядь и объясни им, что в произошедшем нет их вины.

— Ладно, ладно, — вздохнул Чад. — Когда отснимем фильм, свожу их в Диснейленд.

— Ну да, просто замечательно. Этим ты искупишь все. — На этот раз в голосе Байрона прозвучал свойственный ему сарказм. — А когда Мичу исполнится шестнадцать, купишь ему «феррари». Он все простит и забудет. Он вырастет и, конечно, поймет, что когда родители так заняты обустройством личной жизни, они вправе забыть о существовании детей.

— Но я вовсе не забыл о Джейд и Миче! Я о них помню!

— Тогда почему ты ни разу не упомянул их во время своего монолога о том, какие страдания тебе причиняет болезнь Кэро?

— Да что с тобой, парень? С каких это пор ты стал таким занудой? Наверно, ты давно не был в свете, и из-за этого у тебя ссохлись извилины.

— А по-моему, я еще недостаточно пожил в одиночестве, — огрызнулся Байрон. Он весь дрожал от никогда не испытываемых им прежде чувств. — Жизнь состоит не только в том, чтобы зевать на вечеринках.

— Но тебе лучше всего удается роль скучающего циника, Байрон. Такова уж твоя натура.

«Неужели, — подумал Байрон, — я так долго жил под девизом „Я Байрон Паркс, а на все остальное мне наплевать“, что действительно стал таким? А если это всего лишь маска, то кто же я на самом деле?»

Кто такой Байрон Паркс, черт побери?!

Интересно, что в большей степени отражает его характер: маски Бофорта и Гаспара или та роль, которую он играл всю свою жизнь?

Краем глаза он заметил движение на одном из мониторов. Изображение Эйми перескочило с одного экрана на следующий: она несла поднос с едой. Очевидно, она уже приготовила обед и направляется в кабинет Бофорта.

Он вспомнил про оставленный на столе журнал: она заинтересовалась им во время интервью. Не хватало еще, чтобы она повнимательнее вгляделась в фото на обложке и заметила сходство с его лицом! Байрон достаточно хорошо изучил людей и знал, что они не прочь порыться в чужих вещах, когда думают, что их никто не видит.

— Чад, мне пора. — Эйми была уже в библиотеке. — А ты все-таки выкрои время для детей. Они важнее какого-то там фильма.

Выключив телефон, он бросился вниз по лестнице и успел занять место за столом. Быстро проверил, не сбился ли парик и не отклеилась ли эспаньолка.

Байрон сделал глубокий вдох и расслабился — совсем как актер, работающий по системе Станиславского. Затем выдохнул и превратился в Ланса Бофорта: веселого, открытого и приятного в общении.

Совсем не похожего на Байрона Паркса.

Глава 3

Эйми заглянула в открытую дверь кабинета: Ланс Бофорт сидел за столом и приглаживал пальцами длинные пряди своих волос: наверное, он имел привычку раздраженно теребить их, когда работа не клеится. Да, сложно, должно быть, реконструировать такую громаду, да еще когда нет рабочих.

— Тук-тук, — сказала Эйми. Руки у нее были заняты подносом с едой, а ввалиться просто так она не хотела.

— А! — Его лицо осветила улыбка, при виде которой у Эйми учащенно забилось сердце. — Входите.

Она осторожно внесла поднос: на нем с трудом умещались две тарелки и два стакана чая со льдом.

— Дайте я помогу. — Ланс поднялся и подошел, чтобы забрать у нее поднос. И как она могла забыть, что он так хорош собой? Его рубашка была по-прежнему расстегнута, и при виде скульптурного торса у Эйми мурашки по телу забегали.

— Боюсь, у меня не получилось сделать салат — овощи были заморожены. То есть теперь-то они не заморожены. Я хочу сказать, они сейчас размораживаются… — Эйми почувствовала, что несет какую-то чушь, и заставила себя умолкнуть. — Надеюсь, это пока сгодится. А потом я куплю продукты.

— Не переживайте, все сгодится. — Эту фразу он произнес с французским акцентом, слегка нараспев.

Когда Ланс забрал у нее поднос, она неловко уронила руки, словно недоумевая, что теперь с ними делать.

— Мне отправить мистеру Гаспару обед с помощью «немого официанта»?

— Нет-нет, я сам ему отнесу.

— А-а-а, — разочарованно протянула Эйми: ей очень хотелось посмотреть, как работает устройство. — Ну ладно.

— Выглядит просто превосходно. — Ланс удивленно взглянул на блюда. — Что это?

— Жареная грудка цыпленка, — гордо объявила она, — И рис, политый белым вином.

— Шутите! — воскликнул он, почему-то с американским акцентом, и тут же вскинул на Эйми глаза, словно сказал что-то не то. Когда он произнес следующую фразу, его французский акцент снова вернулся и даже стал еще более заметным. — Если это так же восхитительно на вкус, как с виду, то я ваш раб навеки.

— Ну так попробуйте, — предложила она.

Эйми с улыбкой ожидала вердикта. Уверенностью в себе она не отличалась, но одно знала точно: готовить она действительно умела.

     

 

2011 - 2018