Выбрать главу

Вот и «Слушатель» со своей атмосферой прошлого века смог меня очаровать. У МакКаммона есть замечательная способность: ненавязчиво и, я бы сказала, с любовью прорисовывать картины быта рядовых жителей ушедших эпох. К тому же в «Слушателе» он приправил это все изюминкой немного мистического дара главного героя — способностью «слушать и быть услышанным». Это не банальная телепатия, а нечто новое. По крайней мере, до этого у других авторов я ничего подобного не встречала.

МакКаммон остался верен своему кредо — постоянно поддерживать накал страстей — поэтому на протяжении всего романа у нас почти не было времени перевести дух. То мы переживали за Кертиса и провал его романтических надежд, то поражались изворотливости и изобретательности Джинджер, всегда добивающейся желаемого и выходящей сухой из воды, то хотели сдать идиота Донни на опыты в дурдом, то испытывали лютую ненависть к Партлоу, который в этой книге является воплощением истинного зла. Согласитесь, у кого еще поднимется рука убить беззащитных милейших щенков только за то, что в уплату за Библию от их хозяев вместо пяти долларов он получил всего один?! Насчет Партлоу у нас с Натали даже возникли схожие мстительные мысли, в которых проглядывались некоторые черты средневековой инквизиции. Наши возмущенные несправедливостью умы требовали для него кровожадного возмездия, и в конце романа оно все-таки его настигло, хоть и в слишком мягкой, по-нашему мнению, форме.

Пожалуй, за всю книгу для нас самым неприятным и печальным поворотом сюжета стала смерть Кертиса. За время работы над романом мы стали ему симпатизировать, но нашим с Натали надеждам на «happy end» для него не суждено было сбыться. И скрепя сердце нам пришлось смириться, что хорошего паренька Кертиса больше нет. Поэтому, несмотря на то, что у остальных героев этого романа все сложилось хорошо, финал получился весьма печальным.

Небольшим утешением стало то, что в мире еще остались мастера «слышать». В эпилоге автор как бы говорит: жизнь продолжается, и дар слушателя не утерян, есть и другие подобные. И из-за этого между строк остается небольшая интрига: А как же они? Не случалось ли с теми слушателями чего-нибудь столь же интригующего, что и с Кертисом? Может, и их дар увлек в какую-нибудь детективную историю?

Складывается ощущение, что МакКаммон, как своеобразный бунтарь, специально, вопреки канонам, убил Кертиса и не стал делать из него неуязвимого супергероя, который, по правилам жанра, должен был выжить только потому, что обладает некими выдающимися способностями.

В заключении могу сказать, что — как по мне — наш с Натали эксперимент по совместному переводу МакКаммона прошел удачно. Надеюсь, его результат понравится и вам. Тем более что особых отличий от предыдущих книг быть не должно, ведь последняя редакция принадлежит перу Натали, а она, как настоящий гуру этого автора, знает, как преподнести его очередной шедевр в лучшем виде.

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ ОТ НАТАЛИ МОСКОВСКИХ

Как и в предыдущих переводимых книгах МакКаммона, я не смогла не оставить свое послесловие и в этой книге. Изначально я планировала просто вставить какие-то свои заметки в то, что напишет Елена, но, прочитав ее статью о книге, поняла, что будет кощунственным дробить целостное повествование и добавлять туда что-то от себя, посему я подумала, что мы попросту выскажемся тут по очереди.

Как Елена уже отмечала выше, переводить вместе книги МакКаммона после Престона с Чайлдом было для нас своеобразным экспериментом. Во-первых, потому что произведения МакКаммона сильно отличаются по своей подаче, по языку и даже по манере разбивки на главы от того, к чему мы привыкли в совместной работе. Во вторых (назовите меня за это эгоцентричной задавакой), для меня МакКаммон был своеобразной отдельной вотчиной, которую я привыкла заграбастывать себе от корки до корки. Я ведь с его «Реки Духов» вообще начинала свои переводы, поэтому на книги МакКаммона у меня распространялся некий собственнический интерес. Но после года работы в команде с Еленой я сильно прикипела к нашему формату взаимодействия в книгах, и понимала, что буду сильно тосковать по нему, если мы не разделим «Слушателя» пополам.

Переводя книги, мы оставляем друг другу в тексте специальные пометки, послания, иногда даже спорим над переводом тех или иных моментов. Это своеобразная игра, в которой присутствует свой определенный шарм, остающийся за кадром для читателей.

Итак, было решено, что переводить «Слушателя» мы будем вместе.

Елена уже прошлась по сюжету и рассказала о наших совместных переживаниях за героев. Добавлю от себя, пожалуй, только несколько моментов, и первый из них касается Партлоу.

Партлоу, Партлоу, Партлоу… ох и намучились мы с его этими бесконечными кличками. Разумеется, в полный ступор нас повергло прозвище, которым окрестила его Джинджер. Pearly. Жемчужный. Или просто Перли. Когда я увидела это прозвище, надо мной буквально начал витать призрак второй книги о Треворе Лоусоне со своим замечательным городком Пердишн. МакКаммон обладает особым талантом плодить в своей книге неблагозвучные для русскоязычного читателя названия. После долгих мытарств мы с Еленой приняли решение устами Джинджер называть Партлоу Золотком, в авторском тексте оставлять «Партлоу» (ведь тем же псевдонимом автор называет его и в аннотации), а устами Донни все же называть его мистером Перли — благо, Донни нечасто к нему обращался.

Хотелось бы также сделать отдельный акцент на пугающе прописанном кровожадном безумии Джинджер ЛаФранс и той удивительной силе внушения, которой она обладала и с помощью которой ей удавалось подчинить своим целям и желаниям и Партлоу, и Донни, и всех остальных, с кем она взаимодействовала. Для нас этот момент в книге был по-настоящему пугающим, и финал, который постиг эту женщину, оставивший налет определенной таинственности и так и не раскрывший всех загадок, терзавших ее измученную личность, был пронизан, как нам показалось, настоящей жутью.

Отдельный акцент также хотелось бы сделать на том, что, как выходит, «Слушатель» посредством персонажей Леди и мистера Муна был связан с еще одной дилогией МакКаммона — с «Жизнью Мальчишки» — действие которой разворачивается уже после событий «Слушателя». Признаюсь, я даже искала в интернете мифы о Мистере Муне и Леди и пыталась понять, что за таинственная легенда связывает этих персонажей с Новым Орлеаном. Увы, для меня это так и осталось мистерией, хотя, уверена, глубина этой истории вполне бы потянула на отдельную статью.

Как по мне, в «Слушателе» осталось много нераскрытых загадок. Довольно таинственная история Джо Мэйхью и несчастного случая, который сломал его жизнь, осталась для меня покрытой легкой туманной дымкой мистики. Сама история, сделавшая Джона Партлоу тем, кто он есть, была обозначена лишь наметками и осталась на додумывание читателям. История махинаций доктора Ханикатта и его встреча с роковой для него помощницей — также маячила только за кадром. Ну и сама Джинджер *Веста* ЛаФранс… и та неизвестная личность, к которой она обращалась во время своих трансовых состояний — в этой связке еще больше интриги! Была ли Джинджер слушателем? Общалась ли она с кем-то с помощью «ментального радио»? Хочется предположить, что была и что именно это свело ее с ума, однако судить об этом МакКаммон предлагает читателям.

Так или иначе, мы с Еленой остались под приятным, хоть и немного опечаленным впечатлением от этой книги. Уверена, ценителям МакКаммона этот роман придется по духу.

А дальше…

А дальше наш горячо любимый автор обещал целиком и полностью посвятить себя истории Мэтью Корбетта, поэтому впереди новая работа над его романами и новые неожиданные повороты, которые он создаст своим пером!

Дорогие, читатели, следите за новостями!

А мы, в свою очередь, постараемся доставлять вам переводы в лучшем виде!

Искренне Ваши,

Натали Московских и Елена Беликова.