Читать онлайн "Становление (СИ)" автора Лешева Мила - RuLit - Страница 11

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Чисто теоретические предметы наподобие страноведения или теории магических клятв мы решили учить через чтение и обсуждение прочитанного. Забегая вперед, скажу, что единственное, что во мне осталось драконьего — память — очень здорово помогла всем нам. Да и те знания, которые давал мне в свое время Раян, оказались более обширными и лучше систематизированными, нежели информация в учебниках. Помогало и то, что нашим аристократам — Рейну и Лану — страноведение также преподавали весьма развернуто. Так что схема занятия по нему выработалась сразу же: один из нас начинал рассказ о прочитанном предыдущим вечером, затем присоединялись остальные. Порой я пересказывала истории Раяна, особенно когда материал в книге был изложен сухо или неполно. Ну а затем начиналось обсуждение, иногда возникали даже споры с рисованием карт или припоминанием всех слышанных на эту тему историй.

Сначала Рейн предложил учить по одному предмету и сдавать его, а затем переходить к следующему, но тут воспротивилась Сигни, а мы поддержали ее. Виданное ли дело, по шесть-восемь часов в день заниматься, к примеру, страноведением! Так что мы решили на первых порах заниматься по два часа страноведением, магическими клятвами и алхимией. Кстати, последняя, строго говоря, скорее должна была называться химией, так как никакого отношения ни к созданию философского камня, ни к поискам универсального растворителя и прочим задачам алхимии в моем прежнем мире не имела. Да и вообще, в ней не было ни капли мистики: ну нельзя же в магическом мире считать, что есть нечто мистическое во влиянии магии на вещества? Так что основы алхимии представляли собой начала неорганической химии в их самой примитивной трактовке: что будет, если одно вещество смешать с другим? А если подействовать на него магией? Впрочем, поскольку наша специализация была ясна, нам необходимо было изучить всевозможные соединения самых разнообразных веществ, используемых в виде оружия. И хотя в прежней жизни неорганическая химия давалась мне легко, здесь это оказался едва ли не самый сложный предмет. О, как теперь я понимала Раяна, заявлявшего о своей нелюбви к алхимии! Впрочем, мы все учили ее со скрежетом зубовным. Все, кроме Дойла: его алхимия неожиданно увлекла, и он искренне не понимал, что мы находим сложного в таком интересном предмете.

Теория магических клятв оказалась весьма любопытной. Впрочем, я очень скоро поняла: моя прежняя жизнь здорово помогла мне, научив выискивать двойной и тройной смысл в каждом слове. Неудивительно, помнится, у нас даже социальная реклама была на тему: «внимательно читайте договор!» Так что друзья, слушая мои замечания по поводу приводимых в учебнике задачек, только качали головой. В качестве примера рассказала им историю про свою бывшую квартирную хозяйку и ее слуг, вызвав переглядывания Рейна и Лана: как оказалось, эта история наделала шума в Тар-Каэре, вот только они не знали, что послужило для нее спусковым крючком. Рейн даже заявил, что его отец не отказался бы от помощи такого специалиста как я, заставив меня со смехом от него отмахнуться. А потом посерьезнеть и вытребовать обещание, что он ни о чем не расскажет отцу.

На первое занятие по боевке с четвертым курсом мы все шли с легким трепетом в душе. Кто знает, как нас там примут? Впрочем, боевая группа — это тебе не фунт изюма, справимся!

Явились мы заранее, хотя и не первыми: на полигоне было уже девять человек, о чем-то оживленно переговаривающихся. Наше появление было встречено недоуменными взглядами, хотя пара человек из присутствующих кивнула Рейну и Лану. Шепотом попросив у синеглазика пояснение, я получила такой же тихий ответ, что эти двое из высшей знати, представлены ко двору и хорошо знают, чьими сыновьями являются он и Лан. Отлично, значит, есть шанс, что нас побоятся задевать хотя бы из опасения вызвать неудовольствие канцлера! Нет, постоять за себя мы смогли бы и без того, но зачем? Тем более что осведомленные лица явно посвятят сокурсников в то, кто такие наши друзья-аристократы. Более того, этот процесс уже явно начался: об этом мне сказали шепотки среди постепенно прибывающих студентов.

Судя по всему, некоторые из них явно наблюдали за прохождением нашим курсом полосы препятствий: я услышала пару фраз, свидетельствующих об этом, и в очередной раз возблагодарила Богов за те небольшие преимущества, доставшиеся мне с внешностью полуэльфийки — улучшенные слух и зрение. Мужская часть группы весьма открыто пялилась на меня и Сигни. Видимо, с женским вниманием у них были явные проблемы: из тридцати семи студентов курса девушек было только восемь. Впрочем, этот факт не помешал последним весьма открыто рассматривать Кэла и даже строить ему глазки. Во мне неожиданно поднялась горячая волна ревности: я понимала, что всегда будут те, кто будут смотреть на моего любимого с интересом и вожделением, но здесь и сейчас разум отступил на задний план. Внезапно Кэл обнял меня за талию и едва слышно прошептал:

— Ммм, как же приятно чувствовать твою ревность, я и не предполагал, что это будет так! Но тебе не о чем волноваться, Лин!

— Я тебе верю, но все равно ревную, — так же тихо ответила я.

— Ревновать должен я, смотри, как много тех, кто смотрит на тебя с откровенным интересом, — возразил он.

Ответить ему я не успела: к группе подошел мастер Дарен. Осмотрев всех, он явно хотел что-то скомандовать, когда из рядов четверокурсников раздался вопрос:

— Хм, прошу прощения, мастер, а что здесь делают студенты второго курса? Неужели их сочли достаточно опытными, чтобы заниматься с нами?

Мастер Дарен повернулся к спросившему. Им оказался среднего роста мужчина лет двадцати пяти на вид, с серыми прищуренными глазами и каштановыми волосами, какой-то тонкий и удивительно гибкий на вид.

— Студент Венар, вы полагаете себя вправе обсуждать решения руководства Академии? Да если ректор скажет, что вы должны заниматься с группой пятилетних детей, вам придется это делать, да еще и сопли им утирать! А насчет этих, — он мотнул на нас головой, — еще посмотрим, кто кого! Все ясно?

— Предельно, мастер! — поклонился тот, смерив нас оценивающим взглядом и особенно задержав его на мне и Сигни. Я почувствовала, как напрягся Кэл, ему явно не понравилось такое внимание. Стоит ли говорить, что его реакция меня порадовала?

Через некоторое время я поняла, что мастер Дарен был прав относительно уровня владения телом и оружием студентами четвертого курса: никакого сравнения с нашими бывшими сокурсниками! Если там на пробежке мы с легкостью держались впереди, то здесь приходилось прилагать значительные усилия, чтобы не отставать от первой десятки. Впрочем, и этот результат заставил «принимающую сторону» переглянуться: видимо, от нас ожидали гораздо худших результатов. После пробежки мастер Дарен объявил, усмехнувшись:

— Тэкс, а теперь спарринги. И поскольку у нас состав сегодня необычный… Тар Венар и тар Кэлларион, вы начинаете!

Кэл и его соперник вышли в центр стихийно образовавшегося круга. Мастер Дарен протянул им мечи — по виду обычные стальные, но на самом деле зачарованные так, что наносимые ими удары не оставляли ран, а лишь обозначались отметинами и причиняли боль. Уровень боли зависел от того, в насколько важную точку тела попадал удар. Мы переглянулись: о таком оружии каждый из нашей шестерки слышал, но ни разу не держал в руках. По шепоткам и переглядываниям зрителей я поняла, что Венар на курсе лучший фехтовальщик, и многим хотелось увидеть посрамление моего эльфа. Надеюсь, не дождутся!

Поединок начался… осторожно. Соперники явно изучали друг друга, проверяя на скорость, реакцию на финты, нащупывая дистанцию удара, пытаясь выяснить слабые и сильные стороны друг друга. Атака, отступление, ложный удар, они расходятся, снова атака… Атаки становились все разнообразнее, скорость нарастала, и в какой-то момент оба фехтовальщика начали двигаться так быстро, что глаз не успевал уловить их движения! Подавшиеся вперед зрители затаили дыхание: казалось, в центре площадки сплетаются два стальных вихря. Минута — и мастер Дарен хлопнул в ладоши, вихрь остановился и распался, а на плече Кэла и бедре Венара остались обозначающие ранения отметины.

     

 

2011 - 2018