Выбрать главу

По пауку открыли стрельбу, накинули сети, но он снова переместился, проигнорировав камень. Если в первый раз это можно было счесть случайностью, то во второй…

В голове Родиона сложился пазл. Зверь жрет металл. Метеоритное железо — тоже металл. Неужели кто-то пошёл на то, чтобы скормить сверхценный материал твари? Чтобы что? Чтобы её не поймали.

В третьей точки они действовали аккуратнее и более жестко. Попробовали захватить в сети зверя, но тот игнорировал любые попытки. От его шкуры отскакивали крупнокалиберные пули. Сети он либо разрезал, либо пожирал. О том, чтобы атаковать в ручную речи не шло. Тварь была размером с грузовик. Гораздо выше, чем ожидал увидеть Родион. Да и металлическое тело… Бесы сильны, спору нет, но и им не под силу соперничать с металлом.

С каждой минутой ситуация становилась более критичной. Люди были готовы к встрече с обычным зверем, но не этим чудовищем. От князя поступило разрешение на применение тяжелого вооружения, но это не сильно помогло. Один раз они смогли нанести ему рану, но паук тут же скрылся. Когда они выследили его в следующий раз, он восстановил повреждения и стал злее. Двое бесов погибло и это можно было назвать удачей, потому что погибнуть могло гораздо больше, догадайся паук, что он сильнее людей.

В какой-то момент ситуация резко обострилась. Паук скакал по всему городу и добрался до центра, выйдя прямо к институтам. Откуда массово выходили ученики.

* * *

Если сравнивать критические ситуации и обычную жизнь, то восприятие и мышление работают совсем иначе. Когда я увидел паука, то осознал несколько вещей. Сейчас он нападет на людей. На тех, с кем я хожу на пары. До этого события оставалось ничтожно мало времени.

Паук появился прямо на крыше метро. Эта особь была в разы больше и ужаснула своими размерами. Нечего было и думать, чтобы выйти против него в рукопашную.

— Бегите! — крикнул я замершим людям.

— Что делать? — спросил Матвей.

Спросил резко, отрывистым голосом. Я не увидел на его лице страха. Сосредоточенность и собранность. В моей голове пронеслись десятки вариантов, что можно сделать. Но это путь алхимии. Начни я действовать в полную силу, моему инкогнито придет конец.

— Он агрессивный. Нападет на людей. Умеет перемещаться, — перечислил я быстро, — Нужно увести всех, кого сможем. Действуй!

Матвей сорвался с места. Он чуть ли не напрыгнул на ближайшую группу прохожих, замахав руками и потребовав, чтобы они бежали. Если паук задастся целью убить кого-то, то сбежать не получится. Но лучше так, чем стоять у него на виду.

Тем временем тварь оторвала вывеску метро, разорвала на части и запихнула себе в рот. Повезло, что здесь достаточно темно, но надо помнить, что некоторые аристократы хорошо видят в темноте. Сейчас слишком много свидетелей…

Впрочем, плевать. Всё внимание было сосредоточено на пауке, а не на мне.

Я пригнулся к земле и достал амулет. На самом деле это был зуб паука, с которым я встречался ранее. Оставил себе небольшой кусочек, как трофей на память. Быстро создав печать, используя закон подобия и алхимию разрушения, запустил обратный процесс внутри организма паука.

В прошлый раз я обнаружил, что он питается металлом: переваривает его, расщепляет и пускает на восстановление или усиление тела. Если сломать этот механизм, то можно нанести сильный вред.

Но в этой атаке слишком много факторов играло против меня. Это была другая тварь, а значит закон подобия работал не так хорошо, как хотелось бы. Между нами было приличное расстояние, около сотни метров. Это была живая тварь, полная жизненных сил, а значит имеющая сопротивление любым попыткам изменить организм. Да и времени у меня не было, чтобы тщательно всё рассчитать и подготовиться.

Какой-то эффект был. Монстр замер. Заскрипел, затрещал разрядами молний, но замер. Так он простоял долгих две минуты, чем несказанно меня порадовал. Я хоть и угрохал половину сил, но результата добился.

Две минуты — это очень много. Люди успели разбежаться. Только самые тупые и упрямые остались. Матвей молодец, увёл многих отсюда. Я ему помогал в этом деле. Иначе бы странно выглядело, почему стою и бездействую.

Две минуты… Как много и как мало. Когда это время истекло и монстр задвигался, явились ходоки. Ну или один ходок с боевым отрядом. Я узнал одно из лиц. Это был тот самым Родион, который меня допрашивал. Кажется, он командовал операцией.

Не знаю, насколько они удивились, увидев контуженного паука, но ситуацией воспользовались. Накрыли его плотным огнем из чего-то тяжелого. Загрохотали взрывы, тварь снесло с крыши и она рухнула на асфальт. Повезло, что к этому моменту там не осталось людей.