Выбрать главу

Он и сам чувствовал. Гнев зверя, требующий карать.

— Я пойду успокаивать наших гостей и попробую снизить репутационный ущерб. — сказала женщина.

— Возьми охрану с собой.

Сестра кивнула и ушла. Князь продолжил осматривать последствия. Сейчас здесь суетилось много людей. Врачи оказывали помощь пострадавшим, гвардия оцепила место стычки и никого не пускала. Другие люди уже занялись завалами — один из корпусов основательно разрушили, другие потрепали.

Пространство рядом с князем мигнуло и рядом появился Измайлов. Злой Измайлов старший. Он уставился на князя. Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга, а потом Измайлов исчез. По молчаливому соглашению они договорились не устраивать здесь разборок и обсудить случившееся позже.

Следующим подошёл Родион. Игнат открыл проход для них троих и они переместились в защищенное место.

— Докладывай, — потребовал князь.

Сам он вместе с Игнатом уселись в кресло и уставились на подчиненного.

— Это было не то, к чему мы готовились. Паук игнорировал метеоритное железо. Предположительно из-за того, что его им накормили.

— Кто додумался до такого? — покачал головой Игнат.

— Мы были не готовы к этому. Ни к тому, что он будет игнорировать попытки заблокировать, ни к железной броне, ни к размерам, ни к ударом электричеством. Вывод: кто-то научился создавать зверей с новыми свойствами. То, с чем мы столкнулись — идеальная машина для разрушения города.

— Кто-то — это Белогрудовы? — раздраженно уточнил Игнат.

— Нет прямых доказательств, что за этим стоят они, — спокойно ответил Родион, — Хотя они первые, кто приходят на ум. Нам известно три стороны. Создатели, посредники и покупатели. Посредники в виде Трофима исключены, в силу его смерти. Да и не было у них средств на доработку технологии. Допускаю, что технология изначально содержала возможность масштабирования и усиления зверя. Как бы там не было, за сегодняшним происшествием стоят либо создатели, либо покупатели. Но я не дам гарантий, что Трофим был единственным посредником. Не исключено, что действует несколько групп, а значит, товар мог оказаться у кого угодно.

— Верно, но у нас есть пока только один подозреваемый. Тебе удалось что-то узнать о Белогрудовых? — поинтересовался Игнат.

— Нет. Наблюдение не подтвердило, что они владеют чем-то таким.

— Что ровным счетом ничего не значит, — кивнул князь. — Продолжай.

— Мы облажались. Паука удалось пробить только тяжелым вооружением, из-за чего пострадал город. Но убили его не мы.

— В смысле? — князь подался вперед.

— Когда тварь переместилась к институту, то случилось нечто странное. Она замерла приблизительно на две минуты. Начала двигаться, как раз когда мы появились. Это первая странность. Вторая — она внезапно прекратила перемещаться. Хотя пыталась. И это тоже случилось возле института. Третья странность — смерть паука. Он расплавился. У нас не было оружия, способного с ним сделать такое. Предположительно паук накопил в себе большое количество энергии. Именно она послужила тем, что его расплавило. Но…

— Договаривай, — сказал князь, когда Родион впервые на его памяти замялся.

— Что послужило причиной? Почему паук сначала замедлился, потом прекратил перемещаться, а следом его способности обратились против него? Есть и четвертая странность. Машина. Недалеко от места событий мы нашли расправленный автомобиль.

— Странные ты вещи рассказываешь, — нахмурился Игнат. — Есть идеи, кто за этим стоит?

— Очевидно, что вмешалась третья сторона.

— Кто?

— Не знаю.

— Студенты? — предположил князь.

— Это рабочая версия. Сейчас мои люди опрашивают свидетелей. Когда установим, кто там присутствовал, что делал и как себя вёл, возможно ситуация прояснится.

— А мальчишка там был? — спросил Игнат.

— Соколов? — сразу понял, о ком речь Родион, — Был. Вместе с соседом, с которым они снимают квартиру, проявил себя, как герой. Быстро сориентировались и принялись разгонять людей. Если бы не они, погибло гораздо больше.

— Значит он герой, а не подозреваемый? — уточнил Игнат.

— Я пока не знаю. Но выясню. Надо всех опросить, что не так легко, учитывая, что мы имеем дело с аристократами.

Князь стиснул зубы. Он мог дать отмашку допросить всех, кто там находился. Если с обычными студентами проблем нет, то с некоторыми семьями — в общем, они могут не обрадоваться, что кто-то допрашивает их детей.

— Действуй, — сказал Анастас, — Выясни, кто и где находился, кто и что делал. Восстанови каждую секунду.