Выбрать главу

— Я задаюсь тем же самым вопросом. Кто вы такой?

— Меня зовут Родион. Я занимаюсь особыми делами. Это всё, что вам нужно знать.

— А меня зовут Эдуард. Несостоявшийся студент, выигравший олимпиаду князя. Видимо ещё и бездомный, потому что заселиться я сегодня не успею.

Я не понимал, с кем говорю. Не понимал, чем мне это грозит и какую линию поведения выбрать. Так-то я вообще не самый общительный человек и уж точно не мастер вести переговоры. Умом понимаю, что гонор здесь и сейчас показывать лучше не стоит, но говорю так, как могу. То есть криво и косо, буквально печенкой ощущая, что хожу по лезвию ножа.

— Я читал ваше дело. Вы утверждаете, что являетесь племянником некоего Сергея Гвоздева. У которого, насколько мне известно, нет братьев и сестер. Он также считается дезертиром и безвести пропавшим. Также, как и Ольга Гвоздева. Фамилия, кстати, вымышленная, на самом деле их зовут иначе, но вы то об этом знаете.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — медленно ответил я, чувствуя, как внутри всё похолодело.

— Также вы наверняка знаете, что подделка документов уголовно наказуема. За сговор вам всем грозит от года. За дезертирство…

— Что вы хотите? — теперь уже в моем голосе звучал холод.

— Что вы делали в поезде?

Ах вот оно что. Неужели меня раскрыли?

— Ехал.

— Молодой человек, — покачал он головой, — Мне нужны ответы. Я их получу. Любой ценой. Мы поняли друг друга?

Смотря в глаза этому человеку, я понял, что да, получит. Любой ценой. Если будет нужно, он посадит Гвоздевых или будет пытать меня. Я встречал на своём пути разных людей. Некоторые из них творили великие злодеяния. Этот мужчина не был злодеем. Он был холодной сталью, которая обязана достигать результата. Любой ценой.

— Что именно вы хотите узнать? — сдался я. Кем бы не был этот человек, он смог найти моё уязвимое место. Я не мог допустить, чтобы Гвоздевым что-то сделали. А значит… значит придется торговаться.

— Я хочу знать всё. Что вы там делали, что видели, как и зачем дрались со зверем.

— С чего вы взяли, что это был я?

— Это очевидно, — ответил он, как само собой разумеющееся, — Иначе бы вы удивились и отреагировали иначе.

Шпион из меня отстойный.

— Мне нужны гарантии, что вы не тронете Гвоздевых. Они хорошие люди.

— А вот это, — добавил он яду в голос, — Мы будем решать после разговора.

Я рассказал. От и до, во всех подробностях, исключая те, где я использовал алхимию. Как напал зверь, как я разбил стекло, как выбрался наружу и увидел паука. Как принял решение вмешаться, чтобы спасти люди.

— Вы такой альтруист? — с не меняющейся интонацией спросил Родион.

— Вам кажется странным помогать людям? — зло ответил я.

— Многие на вашем месте не сделали бы ничего. Другие бы сделали ради своей выгоды. Продолжайте.

Дошли до боя. Я рассказал, что зверь вёл себя странно. Когда я его атаковал, он переместился. Потом ещё раз скакнул, а дальше бросился на меня в бой. Как победил? Чудом. Смог отломать лапу и вогнать ему в мозг.

— Насколько вы сильный бес?

— Недостаточно сильный, чтобы справиться легко, — ответил я безопасную часть правды.

— Зачем вы потрошили зверя?

Этот человек что, знает всё? Если так, то плохо дело.

— Любопытство, — опустил я глаза, — Никогда таких тварей не встречал. Хотел изучить. Ну и…

— Что ну и? — не стал он додумывать ответ за меня.

— Хотел забрать ценные органы. Это же ходок.

Родион кивнул. Надеюсь, его этот ответ устроит. Может он даже где-то внутри порадуется, что мною двигал не только альтруизм, но и меркантильный интерес.

— Закончить я не успел. Прилетел вертолет. Думал, что спасатели, но они сразу же открыли огонь. Я сбежал, оторвался в темном лесу, хотя это было не просто. Дальше случайно нашёл железную дорогу и вышел к поезду. Больше ничего и не случилось. Ожидание, допрос, продолжение путешествия в столицу.

— Вас преследовали?

— По началу да.

— Расскажите подробнее.

Твою мать. По его тону понятно, что он знает многое о нашей стычке.

— А что там рассказывать? Они обладали способностями бесов. Хорошо видели в темноте, поэтому я не смог убежать. За мной пошли двое. С одним я смог разобраться, а потом сбежал. Дальше меня преследовать не стали.

— Как же столь юный парень смог справиться с вооруженным бесом?

— А как справляются в таких случаях? Рискуя и проливая свою кровь. Моя регенерация оказалась лучше, чем у них.