Выбрать главу

От Сергея я знал, что слабые ходуны могут перемещаться на сотню метров. Сильные — на несколько сотен метров, а то и километр. Но есть и те, кто легко прыгнет на пару километров.

Лично для меня это значило, что я нахожусь от поезда на неизвестном расстояние. Криков не слышу, света никакого не вижу — в общем, никаких признаков в пользу того, что поезд где-то рядом. Так что, есть смысл исходить из худшего.

Допустим, поезд находится в паре километров от меня.

А я нахожусь в темном лесу. Незнаком лесу. В чащобе, через которую не так-то легко продраться.

И поезд может находиться в любой от меня стороне.

В переводе это означает, что на возвращение могут уйти многие часы. Если пойду ночью, то могу и заблудиться, уйти ещё дальше, потеряться и… Как не крути, а перспектива сомнительная вырисовывается.

Что касается института, даже если я быстро найду поезд, то, если подумать, случилось ведь что-то из ряда вон выходящее. Напал зверь, покромсал крышу, сожрал кучу металла, ещё и людей перебил минимум пару десятков, а то и больше. Не то, чтобы я силен в реалиях этого мира, но предположу, что сюда должна выдвинуться команда спасателей. После чего всё это затянется на неизвестно сколько часов и в лучшем случае нас доставят в город завтра. А когда отпустят — так и вовсе, кто знает.

Но вернуться придется в любом случае. В поезде остались мои вещи. Часть денег тоже. Без вещей в столице туго придется.

Об этом я думал первые минут пять. Были варианты, что делать. С помощью алхимии смогу добыть огонь, а с ним проще через лес пробираться будет. Ещё можно залезть на дерево и попытаться увидеть что-нибудь. Свет, огни, столбы или какой-то другой ориентир.

Это было похоже на план. Пока думал, смотрел на тушу паука и нет-нет, мысли соскакивали совсем на другое.

Не уверен, что любой человек сможет понять мои мотивы. Всю свою прошлую жизнь я жил алхимией. Узнать что-то новое для меня тогда означало увеличить шансы на выживание. Когда оказался в этом мире, в теле мальчишки, то думал, что тяжелые деньки закончились. А потом семью Соколовых перебили, меня с сестрой кинули в лабораторию и ставили опыты. Короче говоря, этот мир не такой уж дружелюбный.

Я знал, что в нем помимо стандартных угроз есть нестандартные. Это звери. Не просто хищники, а как вот этот паук, жрущий металл и способный телепортироваться. Есть ещё бесы, сокращенно от бессмертных. Люди с повышенной силой, рефлексами, регенерацией. Настоящие монстры, которых сложно убить. Но больше всего меня заинтересовали ходоки. Паук — тоже ходок. Тот, кто ходит между двумя точками пространства также легко, как обычный человек ходит по тротуару.

Прошлая жизнь, да и эта тоже, сделали меня слегка параноиком. Повторюсь, но знания — это залог выживания.

И вот, я сижу в лесу, ночью, смотрю на тушу убитого зверя, который способен перемещаться сквозь пространство. За несколько лет в этом мире я впервые столкнулся с чем-то таким.

Так стоит ли винить себя за то, что я решил задержаться, рискнув всеми остальными планами и как следует изучить монстра? В худшем случае поезд уедет без меня. Ничего страшного, выжить я смогу. В ещё более худшем случае мои вещи пропадут и тогда я окажусь в неловкой ситуации. Но раз уж до этого справлялся, то и сейчас справлюсь. Максимум, что случится — я опоздаю на день или два в институт.

Надеюсь, это не послужит поводом быть исключенным. Уповаю на то, что у меня есть железобетонное оправдание. На поезд напал зверь, я спасался, убежал в лес, заблудился, потом несколько дней брел, пока не вышел к людям. Красивая история, которая, как я надеялся, растрогает сердца тех, кто захочет меня исключить.

В крайнем случае я всего лишь не поступлю в институт. Что печально, конечно, но не так, чтобы сильно. Пока что я лишь разочаровывался в система образования этого мира, поэтому не уверен, что дальше встречу что-то уж совсем уникальное и важное.

Под эти мысли, успокаивая сам себя, принялся за разделку. Эта тварь жрет металл и телепортируется. Очень уж хочется глянуть, как устроено его строение тела. Но это малая часть того, что я изучал.

Я создавал диагностические печати, изучал состав тела, какие силы есть в монстре. Индекс потенциала у паука, кстати, небольшой. Ниже, чем у росомахи. А вот индекс опасности… Регенерация низкая, на уровне Сергея, то есть ниже, чем у меня. Скорость, рефлексы и сила — с этим гораздо лучше. Как-то же паук отрывал куски металла.