Выбрать главу

За секунду до столкновения активировал одну из закладок. В темноте этого не было видно, но я знал, что произошло. Шар распался на две части, выпуская то, что скрывалось внутри — тонкую, крепкую, металлическую нить. Бес успел среагировать и схватился за эту нить. Это я тоже учитывал. Длины нити хватало, чтобы она закрутилась и захлестнула противника. Я повёл рукой к себе, призывая оружие и нить рванула обратно. Лес озарил крик боли. Кажется, мужику отрезало руку.

К этому моменту второй оклемался и поднялся. Точно бес. Никто другой так быстро встать бы не смог. Его постигла таже участь. Он дернулся в сторону орущего напарника, но нить не заметил. Та снесла ему голову.

Второй резко прекратил кричать. Заткнулся, попытался скрыться и убежать за дерево. Мне только это и было нужно. Я притянул снаряд к себе, сделал так, чтобы части шара с нитью упали рядом. Ловить голыми руками я не был готов. Быстро собрав воедино, убедился, что никого рядом нет и побежал, что есть мочи отсюда подальше.

Лес быстро кончился, и иначе как большой удачей, случившееся я назвать не могу. Выскочил из чащобы я прямо к железным путям. По ним бежать не стал, понимая, что я как на ладони. С одним противником я расправился, второй был крепко ранен, но оставались и другие, кто прибыл вместе с ними. Поэтому я перепрыгнул рельса, спустился по склону, забежал в лес и побежал дальше. Здесь было не так густо, а следовательно меньше шансов напороться на сук.

Пожалуй так быстро, как сегодня, я даже на соревнованиях не бегал. Смог оторваться и потерял преследователей из виду. Как не вглядывался, но никого обнаружить не смог.

Сердце бешено стучало, пот заливал глаза, я откровенно запыхался и остановился, чтобы перевести дыхание. Дав себе минутку, двинулся дальше, держась вдоль рельсов. Вскоре, минут через пять, увидел злополучный поезд. Многие люди собрались вокруг него, кто-то кричал, кого-то выносили. Разбираться в происходящем я не стал. Обошёл людей, добрался до своего вагона, рядом с которым никого не было и забрался в окно.

Тут мне в голову пришла мысль, что если у бесов хороший нюх, они могут выследить меня. Убедился, что в вагоне никого нет. Только трупы и много крови на полу. Аккуратно прошёл до туалета, быстро помыл руки и шар от крови. Ещё и одежду постарался почистить, убирая следы пребывания в лесу. Сложнее всего было с обувью. На ней грязь налипла и пока в маленьком рукомойнике очистил, десять раз выругаться успел.

В голове бились мысли, что если хочу вернуться и остаться необнаруженным, то надо выглядеть как напуганный подросток, а не как тот, кто только что вышел из боя.

Закончив приводить себя в порядок, понял, что следов ещё много, но их можно списать на другое. Вернулся к своим вещам и прикинул, что делать дальше. То ли здесь оставаться, забившись в угол и изображая страх, то ли выходить к остальным.

Вопрос решился сам собой. Кто-то открыл забрался в вагон, послышались голоса и я не придумал ничего лучше, как спрятаться и сделать вид, что просидел здесь всё это время. Надеюсь, актер из меня хороший.

Вскоре меня нашли. Какой-то мужчина, с бледным лицом, сначала дернулся, увидев меня, а потом запричитал.

— Тише, тише, парень, всё хорошо. Всё закончилось. Пойдем со мной, — протянул он мне руку, — Тебе окажут помощь.

Я, показательно дрожа, медленно выбрался и пошёл за ним.

Глава 3. Путь в столицу

Удачно вышло. Если так можно сказать про ситуацию, где есть многочисленные жертвы. Меня вывели из вагона, оказали помощь, дали горячего чаю. Ехал я в седьмом вагоне. Паук напал сначала на четвертый, а потом пошёл назад, пока не добрался до меня.

Странная тварь. Она наделала дырок в поезде, сожрала с десяток людей. Зачем? Какими причинами обусловлено то, что она напала именно здесь и сегодня? Никто не знал. Люди не смогли определить, что это за зверь.

Спасатели прибыли минут через двадцать после того, как я вышел из вагона. Это были точно не те люди, с которыми я повстречался в лесу. Дальше закрутилось, завертелось, людей загнали обратно в поезд и он двинулся к ближайшему городу.

Там нас всех вывели наружу. Раненных отправили в больницу, а остальных в другой поезд, который двинулся к Санкт-Петербургу. Если кто-то думал, что на этом приключения закончатся, то он сильно ошибался. Когда прибыли, нас встретила милиция, которая не позволила выйти наружу.

— По какому праву! — слышал я громкие голоса, звенящие от возмущения.

— По княжьему слову! — рявкнули в ответ и все протесты как-то быстро сдулись.

Допрос растянулся на несколько часов. И это ночью. Никто нас не кормил, не отпускал, ничего не объяснял. Даже на перрон нельзя было выйти, размять ноги. Людей приглашали по несколько человек и допрашивали в отдельном вагоне. Меня тоже допросили. Рассказал заранее подготовленную историю. Появилось чудовище, я вжался в угол, так и сидел.