Выбрать главу

Не только у тантриков, но и во многих других эзотерических школах в ритуалах посвящения человек проходит через смерть. Искатель проходит через стадию, где он должен позволить себе умереть в данный момент, расстаться с жизнью здесь и сейчас. А реально получается, что человек расстается с представлениями о жизни и о самом себе, за которые он обычно цепляется изо всех сил до самого конца. Для тантрика смерть является неизбежной. Она может прийти каждую минуту.

Мы с вами хотя и знаем чисто теоретически, что умрем, но полагаем, что это будет когда-то, по крайней мере, не сейчас. Тантрик, как и воин у Кастанеды, должен быть готовым умереть в каждый данный момент. По концепции воина, его личная смерть находится здесь, рядом, на расстоянии вытянутой руки, слева за плечом. Она может коснуться его в любое время и взять с собой. Каждый следующий шаг может быть последним, каждое действие — последней битвой на Земле. Перед лицом смерти воин всегда делает единственно возможный и правильный выбор. Смерть в этом случае превращается в друга и помощника.

Хорошо читать рассуждения о смерти, если меня это не каса­ется. Вспомните ситуацию, когда смерть приходит к вашим род­ным или близким. Как вы себя при этом чувствовали? Почему человек из последних сил, совсем в безнадежном состоянии, все­ми силами пытается остаться здесь? Меняется ли ваше поведение перед лицом неизбежного? Попробуйте задать себе несколько вопросов о собственной смерти. Как я хочу умереть? Готов ли я к ней? Достаточно ли у меня мудрости и мужества для последнего шага в жизни? Нужно ли мне готовиться к этому событию? Дос­таточно ли у меня силы, чтобы читать и говорить о моей собственной смерти?

Для тантриков не только животные, но и растения имеют душу, могут чувствовать, радоваться и страдать. Современная нау­ка только недавно открыла этот факт. Поэтому для тантриков еда и секс сокровенный акт. Для современного человека это так... между прочим, можно на бегу, в спешке, стоя. Для многих это просто физиологический акт. Для тантрика то и другое священно. То и другое имеет отношение к смерти и рождению. Тантричес­кий ритуал приближает человека к реальности, расширяет его сознание, разрушает границы между мной, тобой и другими, между внутренним и внешним миром, между макрокосмосом и микрокосмосом. Мое личное эго — это моя тюрьма, где я сижу и страдаю, эго ограничивает мир, ограничивает восприятие, ограни­чивает действия, отделяет меня от реального мира. В Тантре вместо обычного Я появляется МЫ, появляется не только единс­тво Шивы и Шакти, но ощущение и осознание космического единства всего живого.

Тантрики все делают сознательно. И любовью занимаются, и принимают смерть. Для западного человека смерть — это конец жизни. Для тантрика смерть — это противоположность рожде­нию. В Тантре смерть — движущая сила жизни. У мексиканских индейцев-воинов смерть — это друг и помощник. Люди, побы­вавшие на «том свете», несколько по-другому воспринимают жизнь, вернувшись обратно.

Для тантриков смерть — это не мгновение, когда сердце или мозг прекращают работать. Смерть для тантриков — это обратная сторона рождения, это процесс перехода души в другое состоя­ние, в другое измерение. Этот процесс идет во времени. В тибетс­кой книге мертвых сказано, что нельзя плакать и причитать, ког­да умер близкий человек. Это не дает душе уйти в другой мир. Это держит ее здесь, на Земле, рядом с нами.

Установить точно момент смерти невозможно. Медики догово­рились считать моментом смерти ситуацию, когда человека не­возможно вернуть к жизни. Раньше это были одни признаки, сейчас — другие. Поэтому иногда бывают и ошибки. Известны случаи погребения живых. В Библии описан случай оживления трупа. Зафиксировано некое проявление жизни на третий и девя­тый день после смерти. Поэтому дравиды не сжигали, как арии, а хоронили своих сограждан, чтобы дать возможность процессу быть натуральным.

Тантрическая традиция утверждает, что женщины изначально, от рождения, наделены духовными качествами в большей степе­ни, чем мужчины. У женщин также гораздо больше сексуальной энергии, чем у мужчин. Есть такое мнение, что если бы женщи­ны были ответственны за социальные проблемы в современном обществе, то все сферы жизни пропитались бы большей красо­той, состраданием, любовью и пониманием. В соответствии с восточной концепцией творения, женское начало — Пракрити — было активным и обладало сознанием и волей. Это оно первое пришло в состояние внутреннего движения, стало активным и «пожелало быть во множестве». Пракрити сделала первый шаг навстречу мужскому началу — Пуруше. Она одна не могла «стать во множестве». Для приобретения целостности и самодостаточ­ности, возможности произведения себе подобной ей необходимо взаимодействие с Пурушей. Без соприкосновения с женским на­чалом мужское было инертным и неподвижным. Пуруша тоже обладал божественным началом и имел все потенциальные возможности, как и Пракрити, но он забыл об этом. Он был в сос­тоянии сна и лени. Женское начало дало толчок для пробуждения Пуруши. При взаимодействии с Пракрити, пользуясь ее энергией, Пуруша проснулся и вновь осознал свою высшую божественную сущность. Так появилась жизнь в Универсуме.