Читать онлайн "Телохранитель класса люкс" автора Серова Марина Сергеевна - RuLit - Страница 8

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 « »

Выбрать главу
Загрузка...

— Накрылась, — разочаровала я свою тетушку и пошла в сторону ванной.

— Я так и знала, — тетя Мила шла позади меня и причитала: — Ты опять во что-то ввязалась, тебе опять на месте не сидится! Но когда ты только успеваешь?

— Тетя, поставь чайник, пожалуйста. Есть хочу.

— Сейчас, — тетушка с готовностью поспешила на кухню. — Сейчас я тебя покормлю, несчастная ты моя.

Для выхода в город я выбрала удобный и неприметный наряд: потертые джинсы, бесформенная блузка, темно-синяя кепка, козырек которой удачно скрывал мое лицо. В таком виде я направлялась к своим дачникам — Лапиным. Чтобы добраться до Ложкино, я снова решила воспользоваться общественным транспортом и потому направилась на автовокзал, откуда каждый час отходил рейсовый автобус. Как раз через тридцать минут должен был отъезжать один из таких. В ожидании автобуса я стояла на остановке, с мнимым интересом пролистывая скучную газету. Напротив меня притормозила темно-синяя «шестерка». Ее пассажирка, дама преклонного возраста с чудными кучеряшками неестественного розового цвета, разглядывала меня с нескрываемым любопытством. Ее спутник, дедок лет семидесяти, он же водитель «шестерки» и не исключено, что по совместительству муж дамы с розовыми кучеряшками, спешно выскочил из машины и подбежал к палатке «Табак». Двигатель его автомобиля остался включенным.

— Здравствуйте, — наконец-то выпалила дама преклонного возраста, не спуская с меня глаз. — Вы в Ложкино?

Я чуть не поперхнулась от удивления.

— В общем, да, а что?

— Так давайте мы вас подвезем, мы тоже к себе едем.

Интересно, куда это к себе? Мои размышления прервал старик, он вернулся к машине с пятью пачками «Явы золотой» и протянул их кучерявой дамочке.

— Убери в бардачок, — сухо скомандовал он.

— Петрушечка, ты только посмотри, я нашу соседку встретила, давай ее довезем до Ложкино, — дама кивнула в мою сторону.

Я застыла, удивленно поглядывая на старика, он не удосужился обратить свое внимание на мою скромную персону, хотя ограничился довольно вежливым согласием:

— Конечно. С удовольствием.

— Вы, наверное, меня с кем-то путаете? — спросила я.

— Да нет, что вы, — рассмеялась дама. — Вы же наша новая соседка, в доме Владимира Сергеевича живете. Я видела вас вчера.

Владимир Сергеевич — это, наверное, друг Лапина-старшего, и это на его даче мы временно проживаем. Удивительно, какие наблюдательные нынче дачники пошли. И как только эта дамочка так быстро и легко узнала меня?

— А, да, вы правы, я у Владимира Сергеевича живу.

— Ну так садитесь скорее, незачем вам в душном автобусе ехать. Мы заодно поближе познакомимся.

Знакомиться с парочкой пенсионеров мне совсем не хотелось, но отказываться я не стала и быстро проскользнула на заднее сиденье. Тут меня встретил настоящий рассадник: большой деревянный ящик был сплошь уставлен многочисленными пластиковыми стаканчиками с землей и торчащими из земли зелеными росточками. Соседствовать с этим ящиком было несложно, а вот ветки трех саженцев (я с трудом вспомнила, что такие ветки с корнями называются саженцами) упорно лезли в лицо, цеплялись за кепку и блузку. Я постаралась бережно отодвинуть их от себя, но они настойчиво сопротивлялись и снова склонялись ко мне, царапая щеку.

— Эти саженцы мы хотим посадить на своем участке, — пожилая дама с любовью говорила о молодых деревцах и ждала от меня восхищения. — Согласитесь, они прекрасные.

— Несомненно, — ответила я и снова постаралась прижать непослушные ветки к противоположной стороне салона.

Мы тронулись с места, муж кудрявой дамы не стал сильно гнать машину, выдерживал ровную и нудную скорость в шестьдесят километров в час. Я собралась было заскучать, но моя новая знакомая развернулась почти на сто восемьдесят градусов, чтобы получше видеть меня, и принялась донимать расспросами:

— А вы давно знаете Владимира Сергеевича?

— Ну, я его дальняя родственница, очень дальняя, — соврала я.

— Понятно. — Дама многозначительно закивала. — И как скоро он вернется?

— Точно не знаю, он сообщит предварительно. — Я продолжала односложно врать, в надежде, что никаких подробностей от меня не потребуют.

— Понятно. — Дама снова кивнула. — Мы по нему скучаем.

Тут я уже не знала что сказать, поэтому просто улыбнулась и отвернулась к окну.

— Как вас зовут? — не унималась дамочка.

— Женя.

— А я Марианна Тарасовна, а это мой муж, — она положила руку на плечо водителя, — Петр Петрович.

— Мне тоже очень приятно.

Поток машин на трассе был небольшой, мы ехали по средней полосе, и я с завистью смотрела на проносящиеся мимо машины, прикидывая, как долго мне еще придется вести светскую беседу с этим очаровательным семейством.

— Мариша, — старик неожиданно побледнел и сказал каким-то безжизненным голосом: — Посмотри мои таблетки, что-то грудь сдавило.

— Петрушечка, что с тобой? — заволновалась Марианна Тарасовна и зашуршала пакетами.

— Дышать что-то тяжело, — ответил Петр Петрович, задыхаясь. И тут неожиданно руки его обмякли, а голова упала на руль, машину бросило в сторону, мы чудом не столкнулись с проезжающей рядом «девяткой».

— Петя! — завопила Марианна Тарасовна.

Я, отталкивая от себя навязчивые саженцы, перегнулась через водительское сиденье и ухватилась за руль, выравнивая машину. Автомобили, ехавшие позади нас, принялись резко тормозить или обгонять нашу «шестерку», не жалея ругательств. Из открытых окон до меня доносились выкрики типа: «Водить научись!» Или скромное: «Идиот. Чайник!» — и все в том же духе.

Я бросила взгляд на спидометр, скорость стала медленно нарастать. Потеряв сознание, Петр Петрович надавил ногой на педаль газа. Марианна Тарасовна голосила на весь салон, хватаясь руками то за меня, то за своего мужа.

— Помогите, помогите! Мы сейчас разобьемся.

Удерживая руль левой рукой, правой я взялась за ручник. Поглядывая в зеркало заднего вида, я старалась перестроиться в крайний правый ряд, чтобы потом скатиться на обочину. Когда мы оказались на запыленной придорожной полосе, которая отделялась от крутого кювета чередой редких кустов, я стала притормаживать ручником. Поскольку скорость уже выросла до семидесяти километров, торможение затянулось. Машина продолжала катиться, подпрыгивая на ямах и кочках.

— Уберите ногу мужа с педали, — скомандовала я Марианне Тарасовне.

— А? Что? — она испуганно посмотрела на меня. — Как это?

— Просто поднимите его правую ногу, чтоб он не давил на педаль! — почти кричала я.

Впереди нас встречала небольшая березовая рощица, трасса сужалась, и мы шли прямо на стволы берез. Врезаться в дерево мне совсем не хотелось, и я еще раз прикрикнула на растерянную Марианну Тарасовну:

— Ногу уберите!

До женщины наконец-то дошло, что надо делать. Она схватила мужа за брючину и сильно потянула на себя. Педаль газа теперь была свободна. Машина постепенно теряла скорость, а я помогла ей, дергая ручником. Повернув руль немного вправо, мы въехали в заросли пыльных придорожных кустов и остановились.

— Петрушечка! — с новой силой заголосила Марианна Тарасовна. Теперь, когда опасность разбиться осталась позади, она вспомнила про своего мужа и принялась трясти его, приводя в сознание.

— Не делайте этого, — скомандовала я. — У него с сердцем плохо, ему сейчас покой нужен.

Я вышла из машины и открыла переднюю дверцу. Обмякшее тело Петра Петровича упало мне на руки. Я приложила руку к пульсу. Слава богу, муж Марианны Тарасовны был жив! Я постаралась усадить его поудобнее и принялась освобождать заднее сиденье.

— Этот ящик и яблони придется оставить здесь, иначе вашего мужа будет некуда положить.

Марианна Тарасовна выскочила из машины и принялась помогать мне.

— Выбрасывайте все это, — скомандовала она. — Лишь бы Петенька мой был здоров.

Вдвоем мы перенесли Петра Петровича на заднее сиденье, точнее, переносила его я, а Марианна Тарасовна заботливо хлопотала рядом, придерживая дверцу машины.

— Тут поблизости есть больница? — Уложив Петра Петровича, я захлопнула дверь и устроилась на месте водителя.

     

 

2011 - 2018