Читать онлайн "Том 10. Дживс и Вустер" автора Вудхауз Пэлем Грэнвилл - RuLit - Страница 4

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

— Разве ты с ней знаком?

— Разумеется. Меня удивляет, как ты-то с ней познакомился?

— На позапрошлой неделе она гостила у своих друзей в Линкольншире, неподалеку от моего поместья.

— Ну и что? Ведь ты не общаешься с соседями.

— Не общаюсь. Я ее встретил, когда она гуляла с собакой. Видишь ли, животному в лапу вонзилась колючка, и когда Мадлен попыталась ее вытащить, собака едва ее не укусила. Разумеется, я бросился на помощь.

— Вытащил колючку?

— Да.

— И влюбился с первого взгляда?

— Да.

— Господи! Ведь тебе так повезло, почему ты сразу этим не воспользовался?

— Духу не хватило.

— И что дальше?

— Мы немного поговорили.

— О чем?

— О птичках.

— О птичках? С какой стати?

— Понимаешь, кругом как раз порхали птички. Ну и пейзаж, и прочее. Она сказала, что собирается в Лондон и что если я тоже там буду, то могу ее навестить.

— Неужели после этого ты не сжал ее ручку?

— Как можно!

Ну что тут скажешь! Если судьба подносит человеку счастье на серебряном блюде, а он трусит, как заяц, пиши пропало. И все же я напомнил себе, что с этим нескладехой мы вместе учились в школе. Помогать старым школьным друзьям — святая обязанность.

— Ну, ладно, — сказал я, — посмотрим, что тут можно сделать. Еще не все потеряно. Во всяком случае, радуйся, что я к твоим услугам. Можешь рассчитывать на Берти Вустера.

— Спасибо, старик. И тебе, и Дживсу, ему, конечно, цены нет.

Не стану отрицать, меня от этих слов слегка передернуло. Едва ли Гасси хотел нанести мне обиду, но, должен сказать, его бестактное заявление меня здорово задело. Признаться, я все время терплю подобные оскорбления. Мне постоянно дают понять, что Бертрам Вустер — нуль, и единственный в моем доме, у кого есть голова на плечах, — это Дживс.

Мне подобное отношение действует на нервы. А уж сегодня тем более. Сегодня я был сыт Дживсом по горло. Я имею в виду наши расхождения во взглядах на клубный пиджак. Правда, я заставил Дживса уступить, бестрепетно подавил его силой своей личности, однако мною все еще владела легкая досада на то, что он вообще затеял разговор на эту тему. Пора взять Дживса в ежовые рукавицы.

— И что же предложил тебе Дживс? — холодно спросил я.

— Он очень тщательно все продумал.

— Неужели?

— По его совету я еду на бал-маскарад.

— Зачем?

— Там будет она. На самом деле это она прислала мне пригласительный билет. И Дживс счел…

— Но почему не в костюме Пьеро? — спросил я, ибо этот вопрос давно вертелся у меня на языке. — Почему ты пренебрег добрыми старыми традициями?

— Дживс особенно настаивал на том, чтобы я оделся Мефистофелем.

Я чуть не подпрыгнул.

— Дживс? Настаивал? Именно на этом костюме?!

— Да.

— Ха!

— Что?

— Ничего. Просто я сказал «ха!»

Объясню, почему я сказал «ха!» Этот Дживс поднимает шторм из-за обыкновенного белого клубного пиджака, который не только tout се qu'il a de chic, но совершенно de reguer, а сам, глазом не моргнув, подстрекает Гасси Финк-Ноттла натянуть красное трико, что нельзя расценить иначе, как оскорбление общественному вкусу. Он что, издевается? Такие штуки вызывают подозрение.

— Что он имеет против Пьеро?

— По-моему, в принципе он не против Пьеро. Просто он подумал, что в моем случае Пьеро не годится.

— Почему? Не понимаю.

— Дживс сказал, что костюм Пьеро радует глаз, но ему недостает той значительности, которой обладает наряд Мефистофеля.

— Все равно не понимаю.

— Дживс сказал, все упирается в психологию.

Было время, когда подобное высказывание меня бы озадачило. Но долгое общение с Дживсом сильно обогатило лексикон Берти Вустера. Дело в том, что Дживс — большой знаток в области психологии, в частности психологии личности. Но и я теперь хватаю все на лету, едва он заикнется насчет психологии.

— А, в психологию?

— Да. Дживс убежден, что одежда оказывает воздействие на психику. Он считает, что такой эффектный наряд придаст мне смелости. По его мнению, хорош был бы и пиратский костюм. Вообще-то Дживс с самого начала советовал его надеть, но мне не подходят ботфорты.

Я все понял. В жизни и так хватает огорчений, а тут еще Гасси Финк-Ноттл в пиратских ботфортах.

— Ну и как, прибавилось у тебя смелости?

— Видишь ли, Берти, старина, если честно, то нет. Меня буквально потряс порыв сострадания к бедному придурку. Пусть в последнее время мы с ним почти не встречались, но разве забудешь, как в школьные годы мы запускали друг в друга дротики, предварительно обмакнув их в чернила.

— Гасси, — сказал я, — послушай совет старого друга и на пушечный выстрел не подходи к этому балу-маскараду.

— Но это единственная возможность ее увидеть. Завтра она уезжает из Лондона. И потом, никто не знает…

— Чего не знает?

— А если расчет Дживса оправдается? Сейчас я чувствую себя как последний дурак, это верно, но кто знает, что случится, когда я смешаюсь с толпой в маскарадных костюмах. Такое со мной было в детстве на Рождество. Меня нарядили кроликом, и я просто сгорал от стыда. Но когда пришел на праздник и оказался в толпе детей, костюмы которых были еще отвратительнее моего, я, к моему удивлению, воспрял духом, веселился вовсю и так объелся за ужином, что по дороге домой меня дважды стошнило в такси. Трудно заранее сказать, как все обернется.

«Звучит довольно убедительно», — подумал я.

— Да и вообще, в принципе, Дживс совершенно прав. В этом экстравагантном мефистофельском одеянии я способен совершить поступок, который всех поразит. Понимаешь, тут цвет делает погоду. Возьмем, например, тритонов. В брачный период окраска самцов становится очень яркой. Великое дело, знаешь ли.

— Но ты-то не самец тритона.

— К сожалению. Известно ли тебе, Берти, как тритон делает предложение своей возлюбленной? Он становится перед ней, изгибается дугой и трясет хвостом. Это я бы сумел. Нет, Берти, будь я самец тритона, все было бы куда проще.

— Но тогда Мадлен Бассет на тебя и не взглянула бы. В смысле, влюбленным взглядом.

— Еще как взглянула бы, если бы была самкой тритона.

— Но она не самка тритона.

— Допустим, она самка тритона.

— Согласен, только ты бы в нее тогда не влюбился.

— Спорим, влюбился бы, если бы был самцом тритона.

У меня в висках застучало, и я понял, что наша дискуссия достигла точки насыщения.

— Послушай, — сказал я, — к черту фантазии насчет махания хвостами и прочей чепухи, давай рассматривать голые факты. Ты приглашен на бал-маскарад, вот что главное. И я, как искушенный участник этого вида развлечений, предупреждаю тебя, Гасси: никакого удовольствия ты не получишь.

— Но я и не надеюсь получить удовольствие.

— Воля твоя, но я бы не пошел.

— Придется идти. Я же тебе говорю, она завтра уезжает. Я сдался.

— Ладно, ступай, — сказал я. — Дело твое… Да, Дживс?

— Такси для мистера Финк-Ноттла, сэр.

— Что? Ах, такси… Гасси, такси тебя ждет.

— А? Такси? Ну да, конечно, такси… Благодарю вас, Дживс. До скорого, Берти.

Вымученно улыбнувшись — так улыбался цезарю римский гладиатор, выходя на арену, — Гасси удалился. Я обернулся к Дживсу. Пришло время поставить его на место, и я был во всеоружии.

Конечно, всегда трудновато начать. Да, я твердо решил показать ему, где раки зимуют, но мне не хотелось слишком сильно задевать его чувства. Даже демонстрируя железную хватку, мы, Вустеры, сохраняем доброжелательность.

Однако, поразмыслив, я понял, что если примусь за дело слишком уж деликатно, то ничего не добьюсь. Зачем ходить вокруг да около?

— Дживс, — сказал я, — могу я говорить откровенно?

— Вне всякого сомнения, сэр.

— Боюсь, то, что я скажу, будет вам неприятно.

— Ничуть, сэр.

— Видите ли, как я узнал из беседы с мистером Финк-Ноттлом, эта мефистофельская затея принадлежит вам.

— Да, сэр.

— Послушайте, давайте внесем ясность. Насколько я понял, вы считаете, что, обтянув себя красным трико, мистер Финк-Ноттл при виде предмета своего обожания начнет трясти хвостом и гикать от радости.

     

 

2011 - 2018