Выбрать главу

Пытаясь понять, что происходит, Малко перебрал в голове несколько вариантов событий.

Шанти могла бы ликвидировать Мадху Гупта сразу же после того, как отдала ей сына. Но это было маловероятно: без обоих убийц и без погибшего Пратапа Ламбо за два часа организовать новое покушение она не могла. Вдобавок вдова теперь была начеку.

Если бы сын не был возвращен, Мадху Гупта сообщила бы в полицию.

То, что ее друг Арун Неру, Министр внутренних дел, ничего не предпринял, означало, что она его не ввела в курс дела. Почему? Только потому, — увы! — что Шанти Сингх действительно удалось обмануть вдову. Не очень разбиравшаяся в терроризме и влюбленная в Малко, та поверила, что молчание принесет ему вреда меньше, чем донос на ту, кто держит его в плену, не понимая, что, не сообщив в полицию, они рискует его потерять окончательно.

Малко ругал себя за то, что недостаточно ее подготовил, не предупредил о возможных шагах Шанти.

После бурного темпа последних нескольких часов, после стычек с Пратапом Ламбо и Аммандом Сингхом, после перестрелки, еще гремевшей в его ушах, Малко чувствовал себя заживо погребенным в этом «зиндане». Незаметно он заснул и, словно подброшенный пружиной, проснулся ровно через два часа.

Посмотрел на циферблат и прислушался. Было по-прежнему тихо. Помочь сбежать и спасти Раджива Ганди ему уже не мог никто. Рассчитывать приходилось только на себя самого.

Но как убежать?

В темноте невозможно было даже точно сказать, где находились змеи. Единственно что он знал точно, так это то, что кобры нападают с быстротой молнии, и потому избежать их укуса ему никак не удалось бы, попытайся он пройти через охраняемую ими территорию... Разве что, если они уснут?.. Однако по части обычаев этих гадов Малко был полным профаном. В ЦРУ его обучали многому, но не рукопашному бою с четырьмя кобрами одновременно.

Малко с отчаянием взглянул на закрытый люк. Даже если бы Мадху Гупта решилась сообщить в полицию и та явилась бы в дом Шапти Сингх с обыском, то — принимая но внимание беспечность индийских полицейских, — стопроцентной гарантии того, что нашли бы укрытый ковром люк, не было...

Вне себя от злости, Малко признал, что пока что у него не было никаких шансов вырваться на волю.

Шанти Сингх выигрывала партию вчистую.

* * *

Мадху Гупта уже второй раз за утро поднимала и клала обратно телефонную трубку, не решаясь набрать номер. Руки ее опускались, когда она смотрела на дверь, за которой спал ее сын.

Шанти Сингх сама привезла его этой ночью. Она была категорична:

— Не вмешивайтесь в это дело, — сказала она свойственным ей командирским тоном. — Я слово сдержала. Сына вы получили. Будете и дальше себя вести благоразумно, то с тем человеком ничего плохого не случится... Через два дня я его отпущу. В противном же случае...

Мадху хотела что-то спросить, но Шанти ее оборвала:

— Я вас предупредила. Если ко мне явится полиция, он умрет. А потом и вы. Вам известно, что от мести сикхов уйти невозможно. Спросите Лалита Макана...

Лалит Макан был профсоюзным деятелем, которого незадолго до того убили, несмотря на охрану, за участие в сикхских погромах.

Шанти Сингх уехала. Закрывшись на два оборота, Мадху Гупта заснула с сыном на руках, дав себе передышку в несколько часов. Разумеется, в ее ушах еще звучало сказанное Малко: «Сразу же извести Аруна Неру». Но Шанти Сингх удалось ее запугать.

Едва проснувшись, она позвонила одному из своих друзей, директору банка «Бэнк оф Барода», и сказала, что на ее дом был совершен налет и что она теперь боится оставаться одна. Директор тут же прислал ей двух вооруженных сикхов. Увидев, как они заняли позицию в саду, Мадху Гупта почувствовала себя увереннее.

Однако это не решило стоявшей перед ней дилеммы. Что же, в самом деле, предпринять? Выполнить распоряжение Малко или поверить Шанти Сингх?

Зазвонил телефон. Мадху Гупта вздрогнула и со страхом уставилась на аппарат. Наконец она решилась отозваться.

— Мадху? — услышала она голос Шанти и чуть не упала в обморок. Кошмар начинался снова.

— Я, — еле слышно проговорила она, страстно желая бросить трубку на рычаг.

— Я только хотела сказать, что все идет хорошо, — ласково произнесла девушка. — Через несколько часов вы увидите своего друга... Надеюсь, глупостей вы еще не наделали.

— Нет, нет! — поспешила заверить вдова.

— Прекрасно. Я перезвоню попозже.

После этого звонка Мадху Гупта решила, что для Малко и для нее будет лучше, если она и дальше станет молчать... Опять звонок! На этот раз говорил один из любовников, губернатор провинции Раджастан, проездом оказавшийся в Дели. Он хотел с ней пообедать, а затем и поужинать в отеле «Империал».

Губернатор был человеком щедрым и обладал колоссальной мужской потенцией. Вдова приняла приглашение. Для смены настроения. К нервным напряжениям такого рода она еще не привыкла... И потом... потом любимым ее занятием было наводить на себя красоту.

Приступив к макияжу, Мадху Гупта тут же успокоилась, сказав себе, что, преподав Малко урок Кама-Сутры, опубликованный вариант которой был всего лишь жалкой копией, она быстро заставит его забыть несколько часов, проведенных в плену. Прибираясь в комнате, она нашла журналистское удостоверение Малко, выпавшее из его кармана. Вдова долго его рассматривала, уже предвкушая...

* * *

Было шесть часов вечера. День тянулся безумно медленно. Тревожное состояние Малко не проходило; наоборот, лишь усиливалось.

Мадху Гупта определенно не сообщила в полицию! Если был бы обыск, он услышал бы! Но в доме по-прежнему стояла могильная тишина.

Внезапно крышка люка поднялась, впустив сноп света.

Малко вздрогнул. Сердце его заколотилось. В положении, в каком он находился, неожиданности не всегда могли оказаться приятными.

Послышался подчеркнуто ласковый голосок Шанти Сингх.

— Мистер Линге! Смотрите!

Малко поднял глаза и увидел в проеме люка квадратное зеркало, в котором отражалась комната молодой женщины. Одетая в сари шафранового цвета, Шанти Сингх стояла возле своей кровати. Распущенные волосы покрывали ее плечи. Никаких украшений на ней Малко не заметил. Зато глаза ее странно блестели.

— Мистер Линге, — снова обратилась она к Малко, — время, которое мы проживем вместе, очень важно. Для вас — поскольку это последние часы вашей нынешней жизни. Для меня — потому что я сейчас исполню действо, связанное с риском для жизни... что, впрочем, не имеет большого значения...

— Шанти, — сказал Малко, — спуститесь на землю. Сейчас вы работаете не на сикхов, а на Советы! Это КГБ решил...

Властным жестом та прервала его.

— Если не хотите, чтобы я закрыла люк, тогда молчите... Приглашаю вас на нечто необычайное... Если бы вас не ждала смерть, я не доставила бы вам этого удовольствия.

— Что вы хотите...

Шанти снова заставила Малко замолчать.

— То, что вы сейчас увидите, возможно, побудит вас присоединиться ко мне. Это не запрещается. Если до меня доберетесь, то это будет означать, что ваша душа чиста и что вы меня заслуживаете... Теперь — внимание!

Она наклонилась и вставила в магнитолу компакт-кассету. По комнате поплыла пряная и томная музыка.

Сначала Шанти Сингх стояла неподвижно, опустив руки вдоль тела. Затем она постепенно стала приходить в волнообразное движение. Ноги ее не отрывались от пола, но сама она раскачивалась взад и вперед, подобно лунатичке.

Это завораживало... Малко был так загипнотизирован зрелищем, что почти не обратил внимания на огромное цилиндрическое тело черного цвета, которое медленно ползло вверх по лестнице. Это была одна из кобр, вероятно, самая крупная из всех, метров двух длиной.