Выбрать главу

— Эй, — прошептала мне Джорджия.

Она, полностью одетая, лежала на кровати, положив голову у ее подножия.

— Только вернулась, — добавила она.

— Ты тоже не можешь уснуть, — прокомментировала я. Это был не вопрос. Мы знали друг друга слишком хорошо.

— Почему бы тебе не прогуляться со мной? — спросила я. — Я терпеть не могу просто лежать без сна в своей комнате всю ночь напролет. Только июль, а я уже успела прочитать все свои книги. Дважды.

— Ты с ума сошла? — сказала Джорджия, перевернувшись на живот. — Сейчас середина ночи.

— Ну, вообще-то, только начало. Сейчас час ночи. Люди все еще на улицах. И, к тому же, Париж

— самый безопасный город на земле, — закончила Джорджия мою мысль. — Любимое выражение Папи. Ему следует найти работу, связанную с туризмом. Ладно. Почему бы и нет? Я тоже не усну в ближайшее время.

Мы на цыпочках спустились в переднюю и, с тихим щелчком, легонько открыли дверь и закрыли за собой. В коридоре мы остановились, чтобы обуться, а затем вышли в ночь.

Полная луна нависла над Парижем, расписывая улицы серебристым свечением. Не говоря друг другу ни слова, мы с Джорджией направились к реке. Река была центром всей нашей деятельности с тех пор, как мы приезжали сюда еще детьми, и наши ноги сами вели нас туда.

На набережной мы спустились по каменным ступеням к дорожке, которая тянется через весь Париж вдоль воды, и отправились на восток по неровной брусчатке. Только очертание массивного Лувра было видно на противоположном берегу.

Никого не было в поле зрения, ни внизу, на набережной, ни вверху, на улице. В городе было тихо, за исключением плеска волн и звука проезжающих время от времени машин. Мы, молча, шли несколько минут, пока Джорджия внезапно не остановилась и не схватила меня за руку.

— Смотри, — прошептала она, указав на пересечение Моста Карусели выше нашей дорожки, где-то на пятьдесят футов вперед.

Девушка, которая выглядела примерно нашего возраста, балансировала на широкой каменной периле, опасно склоняясь над водой.

— О, Господи, она собирается прыгнуть! — выдохнула Джорджия.

Мои мысли путались, пока я пыталась оценить расстояние.

— Мост недостаточно высок для того, чтобы она разбилась насмерть.

— Это зависит от того, что под водой — какая там глубина. Она уже на самом краю, — ответила Джорджия.

Мы были слишком далеко, чтобы увидеть лицо девушки, но ее руки были обернуты вокруг ее живота, когда она взглянула вниз, на холодные, темные волны.

Мы тут же посмотрели на туннель под мостом. Даже днём от него бросало в дрожь.

Бездомные спали под ним, когда на улице было холодно. На самом деле я никогда никого не видела потому, что я проносилась сквозь его гнилую сырость, чтобы скорее оказаться на противоположной солнечной стороне. Но старые грязные тюфяки и перегородки, сделанные из картонных коробок, говорили о том, что для нескольких несчастных душ, тоннель был лучшей Парижской недвижимостью. И теперь из его таинственной темноты доносились звуки драки.

Движение было и на самом верху моста. Девушка, всё так же стояла неподвижно на перилле, но теперь к ней приблизился человек. Он шел медленно, осторожно, стараясь не напугать её. Когда он был от девушки в двух шагах, он предложил ей свою руку. Я смогла расслышать его тихий голос — он уговаривал её спуститься.

Девушка оглянулась, чтобы посмотреть на него, и человек поднял вторую руку и протянул обе руки к ней, умоляя её, чтобы она отошла от края. Она покачала головой. Он сделал к ней еще один шаг. Она обняла себя и прыгнула.

Это на самом деле был не прыжок. Это было больше похоже на падением. Как если бы она предлагала свое тело в жертву гравитации и, будь, что будет. Она пролетела дугой вперед и через секунду ударилась головой о воду.

Я почувствовала, что кто-то тянет меня за руку и поняла, что мы с Джорджией вцепились в друг друга, когда наблюдали за этой ужасной сценой.

— О, Боже мой, о, Боже мой, о, Боже мой, — повторяла Джорджия с каждым вздохом.

Движение на верху моста отвлекло моё внимание от залитой лунным светом поверхности воды, на которой я пыталась найти хоть какие-нибудь следы девушки. Человек, который пытался уговорить ее спуститься, уже стоял на краю моста, его широко распростертые руки, предавали его телу форму креста. И он мощно бросился вперед. Время, казалось, остановилось, — он завис в воздухе, словно гигантская хищная птица между мостом и черной поверхностью воды.

И в эту долю секунды, свет светофора от края воды скользнула по его лицу. Увиденное потрясло меня. Это был тот парень из кафе Сент-Люси.

...