Выбрать главу

— Вторая соната Шопена, — ещё до ответа Оксаны я подсмотрел заголовок в раскрытой, оставленной возле клавиш, чёрканой-перечёрканой партитуре, о чём умолчал.

— Хотя это лишь по программе. Для себя я в последнее время играю что‑нибудь из Рэя Чарльза, — Леди Ю не переставала меня изумлять. Салфетка в моей ладони уже пропиталась потом.

— С удовольствием услышу твою игру. — я не лукавил в тот момент совершенно.

«Большим талантам большие поклонники, верно?»

Поборов видимое стеснение, она, поёрзав на стуле, замерла, едва заметно тряхнула головой, и уже через мгновение её пальцы вступили в проворную пляску, передвигаясь по клавиатуре. «Вещью» была «You don`t know me».

Леди Ю неподражаема, когда она музицирует, — мне бросилось это в глаза, как только из‑под её рук зазвучали первые аккорды мелодии. Ощущение это не покидало меня, сопровождая до самой концовки, и с каждым новым пассажем девушки лишь усиливалось, играло новыми красками каждую модуляцию. Всё исполнение мы пребывали в религиозном молчании.

— Твоя версия мне понравилась, Ю, — я нарушил тишину первым. — Ты очень тонко чувствуешь музыку. И старины Чарльза, и, я уверен, вообще.

Она зарделась от счастья.

— Обожаю её слушать. — с гордостью за подругу сообщила Оксана.

Неизвестно какие ещё эпитеты ожидали Леди Ю, смутившуюся теперь, казалось, до крайности, если бы в наш крохотный мирок комнаты не ворвался в тот момент Эндрю, возвратившись из мира большого. По всей видимости, планета, за то время, что мы тут сидели, претерпела серьёзные изменения. Пахло, если не концом света, то тянуло душком совершившейся революции.

Лицо сэра Эндрю багровое; волосы взъерошены так, будто бы прежде не встречали расчёски; ворот рубашки небрежно расстёгнут. Судя по тяжёлому дыханию, с каким он заговорил, наш друг мчался сюда стремглав.

— Внизу в фойе сейчас драка! Коган снова с кем‑то сцепился! — выпалил он как наизусть, не сделав ни одной паузы. — Давайте быстрей туда, пока ещё не закончилось! — так же быстро и без запинки.

— Снова он, второй раз за месяц! — ахнув, Оксана вскочила и выбежала вслед за Эндрю.

Я, ничего не успевший сообразить, остался на месте, словно прибитый к полу. Леди Ю одарила меня расстерянным взглядом.

Мы совершенно одни.

— Думаешь стоит спуститься? — было слышно, как в коридоре кто‑то шумно галдел, беспрестанно стучали двери. Топот ног становился всё громче.

Подобно муравейнику, который разворошили палкой, училище стояло на ушах.

— Подойдём после всех остальных, чтобы не толкаться на лестнице.

Мы встретились с ней глазами.

— Как же ты очаровательна.

Она опустила лицо и принялась рассматривать клавиши. Белые, они сияли, как бы являясь бликом чистой её души.

Клавиша вторая. Куранта

Человеку несведущему и далекому от мира высокой культуры, могло показаться, что в фойе сейчас происходит очередное прослушивание. Кто‑то, из числа тех, кто знаком с внутренней жизнью музыкальных училищ лишь понаслышке, в наивности своего заблуждения посчитал бы такое столпотворение за встречу гостей из столицы с их мастер-классом по альту. И только любопытному наблюдателю, протолкнувшись сквозь кольцо праздных зевак и обогнув несколько парочек лучших подруг, открылись бы тогда подлинные герои сегодняшней суматохи.

Некогда белая, сорочка Когана покрылась пятнами грязи; верхние пуговицы расстёгнуты, а капли пота, стекая с плеч, пропитали тонкий покрой. Его соперник также утратил парадный вид: с опаской поглядывая в сторону неприятеля, тот рассеянно зашнуровывал свои кроссовки. Узел давно затянут, но дрожащие руки никак не желали остановиться. Гвалт приутих, и в тишине было слышно тяжелое дыхание Когана. Толпа замерла в предвкушении нового раунда.

— А я думаю, где это вы пропали, — проронил вполголоса Эндрю, как только увидел, как я и Ю спустились на первый этаж. — Еще бы немного и пропустили бы всё окончательно. — Он подмигнул мне лукаво, покосившись на девушку. — А, Роман?

— Бэ, Андрюш, бэ, — я притворился, будто высматриваю кого‑то среди присутствующих. — Она мне даже не нравится.

— Сочиняй больше.

Когана я видел впервые, хотя слухи о нём у студентов имели хождение постоянное. Виртуоз скрипки на своем отделении, в фаворе у красавиц, меткий стрелок по рассказам, — «владея охотничьим ружьём в совершенстве, ему и драться вовсе необязательно» — с сарказмом отметил я про себя.

Тут я увидел противника скрипача, и по спине у меня холодной волной прокатился озноб.

— Это же Саша! — дернул я за рукав Эндрю. — Но как… ничего не понимаю.

— Кто? — Оксана озадаченно рассматривала лица дуэлянтов.