Выбрать главу

– Насчет террористов мы в курсе, – откликнулся Кэйл. – Но вот о бомбах у нас информации нет. Где Миллс?

– Миллс мертв, поэтому толку с него никакого. – Тиффани свысока глянула на Дженнер. – Почему ты не в спасательной шлюпке?

– Только после тебя, – не колеблясь, парировала Дженнер.

Она секунду обозревала эту сплоченную группку, островок самообладания в гуще хаоса. Кэйл, Райан, Тиффани, Санчес. И она. По сути, маленькая боевая единица. Чертовски досадно, что она, Дженнер, не является полноправной частью этого отряда, но все впереди. Она твердо решила стать одной из них, стать точкой опоры в кризисной ситуации, если только они уцелеют и выберутся из этой передряги. Но сейчас…

– Предположим, Фэйт изначально правильно оценила время, тогда до взрыва остальных зарядов осталось меньше двадцати минут, – заявил Кэйл. – Будем рассчитывать на пятнадцать. Нам придется разделиться. Как бы мне не хотелось наложить руки на Ларкина, бомбы прежде всего. Кстати, этот говнюк знает, где они, а может, и Аскер с Зэдианом в курсе. Помните, как эти типы выглядят?

Все кивнули, кроме Дженнер. До сего момента она не участвовала в их инструктажах. И ни разу не слышала  имен «Аскер» и «Зэдиан».

– Дженнер!

Она обернулась на раздавшийся позади голос и очутилась лицом к лицу с плачущей Ниной.

– Нина, почему ты не в шлюпке?

– Не могу найти Линду, – всхлипнула Нина. На ней был не вечерний наряд, как на большей части пассажиров, а спортивный костюм. По лицу струились слезы. – Мы планировали встретиться в каюте Кнопки и Пенни, но повсюду перекрыли лестницы и не разрешают спускаться вниз.

Дженнер взяла женщину за руку и твердо сказала, хотя совсем не испытывала уверенности:

– Линда, наверно, уже эвакуировалась.

Нина помотала головой:

– Вряд ли, она очень плохо тут ориентируется.

Дженнер взглянула на Кэйла. Ей это не нравилось, совсем не нравилось, но он действительно занят, а она ничем не может ему помочь. Даже просто стоя здесь, она путается у него под ногами, отвлекает, когда помехи недопустимы. Она надеялась быть полезной, надеялась как-то разрулить критическую ситуацию, но это не удастся, если она камнем повиснет у Кэйла на шее.

Какую она действительно может принести пользу, так это спасти Нину, пока не начали взрываться остальные бомбы. Осталось меньше двадцати минут! Может, удастся найти Линду и удостовериться, что Пенни и Кнопка уже в спасательной шлюпке.

Их взгляды встретились. Кэйл угадал, что у нее на уме, что она уже мысленно взвалила на себя заботу о Нине и собирается оставить его, не мешая делать то, что он должен делать. Объяснений не требовалось, Дженнер встала на цыпочки, поцеловала его и прошептала:

– Пункт сбора номер три через пятнадцать минут. Если поранишься, я надеру тебе задницу.

          * * * * *

ПОХОЖЕ, НЕТ СМЫСЛА ПРЯТАТЬ ОРУЖИЕ.

Чувствуя спиной присутствие Санчеса, Тиффани прошла вслед за Кэйлом и поднялась по лестнице на спортивную палубу. В отличие от пролетов, ведущих на этажи с каютами и увеселительными заведениями – уровнем ниже, – здесь было пустынно. У тех, кого здесь застигла сирена была уйма времени, чтобы добраться до своего пункта сбора.

Скорее всего, Ларкин засел на пляжной или на спортивной палубе. Он бы не стал рисковать, спускаясь по лестницам, где толкались обезумевшие пассажиры, пока члены экипажа изо всех сил старались навести порядок.

Тиффани не боялась делать то, что нужно сделать, но, по правде сказать, она подписывалась на совсем другую работу.

– «Это же круиз», – пропищала она, передразнивая Кэйла, хотя тот сроду не говорил таким писклявым голосом. – «Развлечемся!».

Тиффани вступила на открытое, насколько хватало глаз, пространство, где не было видно ни души. Прямо за ней шагнул Санчес, они инстинктивно разделились. Она направилась в фитнесс-центр, он – к площадке для гольфа.

Здесь поиски продвигались легче, чем на палубе с бассейном. Почти не было мест, где мог бы спрятаться человек. Тиффани больше всего хотела добраться до Ларкина, но не возражала прихватить попутно и Аскера с Зэдианом. По словам Кэйла, у обоих было рыльце в пушку и, вероятно, именно они установили бомбы.

Сколько же всего бомб, и когда они должны рвануть?

Палуба плохо освещалась, Тиффани держалась настороже и, увидев краем глаза какое-то движение, мигом обернулась. Выставив вперед пистолет, твердо придержала его другой рукой. В сумерках обозначились две тени, но Тиффани не выстрелила. Не хотела ранить каких-нибудь левых пассажиров, которые, запаниковав, решили здесь отсидеться вместо того, чтобы эвакуироваться. Увы, прежде чем нажать на курок, следовало разобраться с целью.

...