Выбрать главу

Мужчина, судя по голосу, не Ларкин, заорал:

– У нее пистолет! – И выстрелил.

Тиффани пальнула в ответ, падая за декоративное бетонное ограждение лифта. Двое охранников мельтешили в тусклом свете, пока она откатывалась с линии их огня. Аскер и Зэдиан, весьма похожие на свои фотографии, добытые Фэйт, когда Санчес дал товарищам имена возможных подельников Миллса.

На стрельбу прибежал Санчес с оружием наготове. Он отвлек огонь на себя, и Тиффани получила возможность прицелиться в темноволосого мужчину. Она свалила Аскера. Санчес достал Зэдиана.

Когда противники попадали, Тиффани покинула укрытие и присоединилась к Санчесу. Аскер был мертв, пуля угодила ему между глаз, но в Зэдиане еще теплилась жизнь. Санчес забрал трофейное оружие, а Тиффани подошла к Зэдиану и спросила:

– Где он?

– Кто?

Будто не знает.

– Ларкин.

Зэдиан повернул голову и сплюнул.

– Ларкин надул нас. Он и не собирался отсюда смываться до взрывов. Да и зачем ему… – Охранник замолк, тяжело дыша. Будь поблизости больница, он мог бы выжить. К несчастью для него, больницы не было.

– Вы здесь искали Ларкина? – продолжила допрос Тиффани. Да, это те самые два подонка, которые у нее на глазах сталкивали с дороги старушек, спеша убраться с тонущего судна, пока что-то более важное не заставило их сменить курс.

– Да. – Зэдиан приложил ладонь к ране, но не смотрел на нее. – Его здесь нет. Может, он даже спасся, бросив нас…

Нет, Ларкин никуда не сбегал.

Слишком многие искали его. Кэйл и капитан позаботились об этом. К тому же, судя по электронной почте, Ларкин вознамерился умереть здесь и почти сейчас, забрав с собой как можно больше народу. Он и не думал спасаться.

– Где бомбы?

Зэдиан задохнулся, потом покачал головой.

– Одну я спрятал внизу в машинном зале, другую – на складе. Не знаю, где, но есть еще бомбы на верхних палубы.

– Кто их устанавливал?

– Миллс и Джонсон.

Оба мертвы. Великолепно. Ларкин – единственная надежда обезвредить заряды до того, как станет слишком поздно.

– Думаю, Ларкин на пляжной палубе, – заключила Тиффани, поворачиваясь к Санчесу. – Нужно отнести один из этих пистолетов Райану и…

– Убей меня, – попросил Зэдиан, привлекая ее внимания. – Прошу, убей меня.

Она глянула на него еще разок и фыркнула. Еще чего. Собаке собачья смерть.

          * * * * *

РЫСКАЯ ПО БАРАМ И КАФЕ НА ПЛЯЖНОЙ ПАЛУБЕ, Кэйл все больше свирепел.

Эвакуация теперь шла поспокойнее, но, похоже, члены экипажа, загружающие лодки и спускающие их на воду, не осознавали, что могут быть и еще взрывы. Хотя они и так работали на пределе возможностей, так что ничего хорошего не выйдет, если рассказать им правду. Скорее всего, они впадут в панику, и процесс спасения нарушится.

Кэйл услышал отдаленные выстрелы. Ларкин или отбившиеся охранники? Нутро подсказывало, что Ларкин где-то близко.

Черт подери, он со своей командой нанимался сюда не ради мокрого дела, они ведь специалисты по слежке. Ему-то все это знакомо, даже слишком хорошо знакомо, но его ребята на такое не подписывались. Как, впрочем, и он сам, но, проклятье, приходится играть теми картами, что розданы. Остались считанные минуты до того момента, когда по последнему их плану каждый сам по себе постарается покинуть лайнер. Будет уже слишком поздно искать и обезвреживать бомбы. Пусть Ларкин взлетает на воздух.

На этой посудине много укромных уголков, где можно спрятать взрывчатку, слишком много. Самодельные устройства могут быть любого размера или вида, и потому даже не понятно, что высматривать.

Только Ларкин целиком и полностью в курсе, но времени осталось слишком мало, чтобы эти сведения еще могли пригодиться.

Кэйл пинком открыл кухонную дверь, повел пистолетом, и вот она, нежданная встреча: прямо на полу, на пороге кладовки, сидит главный ублюдок. В кухне стоял полумрак, но света было достаточно, чтобы опознать Ларкина.

Кэйл двинул стволом в сторону мерзавца:

– Вставай.

– Нет, – спокойно отказался тот.

 «Слишком уж уверен в себе», – подумал Кэйл. Должно быть, знает, что время на исходе.

– Где бомбы? – спросил Кэйл. – Сколько их? Когда они взорвутся?

Ларкин взглянул на часы, поднеся запястье ближе к свету.

– Не скажу, – как дерзкий ребенок, заявил он. В слабом освещении странно сияли его глаза. – Бомб много, даже если успеете их найти, времени обезвредить уже нет. На все про все уже меньше пяти минут. Плюс минус секунды.

...