Выбрать главу

Он кивнул какой-то паре – знакомые или тоже из его шайки? – и предложил:

– Давай выберемся из толпы и прогуляемся. Не помешает размяться.

– Вы идите, – подхватил Райан, не давая Дженнер шансов принять или отклонить приглашение. – А я посмотрю, как там Фэйт справляется с Тиффани.

Вскоре Дженнер уже шагала бок о бок с Кэйлом по спортивной палубе, так как пляжная палуба была переполнена отдыхающими и шезлонгами. И хотя они поднялись  от бассейна всего на один этаж, людей здесь попадалось мало и было намного тише. Шли молча; Дженнер целеустремленно переставляла ноги, вперившись в пространство перед собой, пока спутник не придержал ее за руку.

– Такое впечатление, что ты пытаешься убежать от меня.

– Представь себе, – съязвила она.

Отвратительно, что у него такой мягкий, глубокий голос, что он высок, привлекателен и хорошо одет. Она-то ожидала типичного отморозка, с первого взгляда внушающего неприязнь. В конце концов, он преступник, отброс общества. Похититель людей гораздо гаже мошенника, живущего за чужой счет, каким бы симпатичным он ни казался. Сердце Дженнер бешено колотилось – от страха, от усилий  выглядеть, хотя бы на расстоянии, увлеченной завязывающимся круизным романом.

– Подумай о своей подруге, – парировал Трейлор, не меняя тона, но несколько тише. Слова уносил ветер; здесь, наверху, бриз, порождаемый ходом лайнера, усилился и отбрасывал волосы с лица Дженнер. Она поежилась и потерла оголенные предплечья.

– Я и думаю. Только поэтому я до сих пор не столкнула тебя за борт.

– Тогда постарайся сосредоточиться, потому что у тебя паршиво получается изображать, будто между нами что-то намечается.

– Перед кем притворяться-то? Здесь никого нет, – возразила Дженнер и почти не солгала.

Вокруг прогуливались несколько таких же как они парочек, да чуть поодаль стоял одинокий мужчина, поднявшийся на палубу выкурить сигаретку. Дженнер не такая умелая актриса, как они ожидают, и никакими угрозами этого не изменить. В отличие от этих комедиантов, она не способна перевоплотиться в кого угодно по команде.

– Когда притворяться, решаю я, а не ты. И я тебе говорю: давай, старайся. Сейчас.

Кэйл без всяких усилий развернул Дженнер к себе и притянул так  близко, что ее обволок жар его тела. Палуба была хорошо освещена, но затопившая мир ночная тьма углубляла тени на мужском лице, делая его черты суровее и жестче. Какое-то время мучитель смотрел на Дженнер, затем обхватил за талию и приблизил к себе почти вплотную.

– Похоже, ты совсем не дорожишь здоровьем подруги.

– Я выполнила все твои указания! – с ненавистью, но выполнила. А разве был выбор? В голосе Дженнер проскользнула паника. Не означают ли слова похитителя, что мерзавцы уже мучают Сид?

– Поцелуй меня так, будто хочешь этого, – приказал Трейлор и наклонил голову.

Она не смогла. Не получилось. Его рот был теплым, губы – твердыми, вкус – приятным, но она не сумела заставить себя забыть, кто этот тип и что на кону жизнь Сид. Пока Кэйл целовал ее, Дженнер стояла, сжавшись, не дыша и опустив руки по швам. Будь у него хоть капля сострадания, он бы понял, насколько она напугана и отступился, но, похоже, этой капли не имелось.

– Притворись, – прорычал он ей в губы и усилил натиск, наклонив голову вбок и глубже исследуя языком ее рот. Дженнер вздрогнула от накатившей волны возмущения, но вспомнила о Сид и послушно подняла руки, чтобы обнять Кэйла за шею.

Дженнер все еще силилась сохранить зазор между их телами, старалась не касаться Кэйла грудью или бедрами. Пыталась лишний раз не дотрагиваться до него. Со стороны она наверняка выглядит достаточно воодушевленной – пусть довольствуется этим. Кэйл сломил ее сопротивление, притянув вплотную к себе, прижав их тела друг к другу, как если бы они были любовниками. Дженнер ощутила силу мускулистых плеч под шелковой рубашкой, почувствовала, как бугор пениса становится все больше и тверже.

О боже. Ее накрыла слепая паника. Да у него эрекция. Кэйл Трейлор не похож на других мужчин и едва ли согласится обуздать неуместную похоть, едва ли примет всерьез ее «нет». Дженнер попыталась отстраниться и уменьшить давление мужского тела, но Кэйл держал ее слишком крепко. Оставалось надеяться только на его милосердие, если таковое имелось... но разве можно рассчитывать на что-то, кроме самого худшего, учитывая обстоятельства? Что он собирается с ней сделать? Неужели именно то, о чем она думает? И его никак не остановить. А вдруг то же самое происходит с Сид? До сих пор Дженнер была зациклена исключительно на спасении жизни подруги, но теперь поняла, что смерть не единственная опасность, что ни одна из них не выберется из этой передряги невредимой. Теперь ей казались глупыми недавние мечты о мести. Прежде всего необходимо выжить и, по возможности, избежать страданий. И чтобы Сид уцелела. Теперь улетучились все мысли о будущем, остался лишь ужас, запустивший инстинкт сиюминутного выживания.

...