Выбрать главу

Да хоть двадцать. Или даже пятьдесят тысяч... она, конечно, купила бы новую машину и взяла бы в ипотеку домик – небольшой, чтобы ежемесячный платеж был ей по карману, – пустив остаток суммы на первоначальный взнос. Нет, аренда тоже неплохо – не нужно самой заморачиваться с ремонтом, только вот заставить хозяина что-нибудь сделать – то еще приключение на задницу. Но владеть собственным домом... пожалуй, заманчиво, даже слишком.

Однако выше пятидесяти тысяч начиналась пугающая территория. Дженнер понятия не имела об инвестициях и тому подобной хрени, и, хотя у нее не было опыта обращения со свободными деньгами – существенными свободными деньгами, а не двадцаткой по случаю, – она полагала, что не следует складывать капиталы мертвым грузом в банке. Нужно как-то использовать эти средства, заставить их преумножаться по таинственным законам рынка, пустить в оборот.

Дженнер совершенно не представляла, как это делается. Примерно догадывалась, что такое акции, но ничего не знала об облигациях и с чем их едят. Мошенники и аферисты всех мастей выстроятся в ряд перед ее домом, чтобы наложить лапу на денежки, и первым в очереди будет ее собственный папаша, старина Джерри. А она абсолютно не в курсе, как защитить собственные интересы.

После очередного взгляда на билет к горлу подкатила тошнота. Дженнер бросилась в туалет и долго зависала над старым треснувшим унитазом, даже когда из глотки уже давно выходила лишь прозрачная  теплая жидкость. Наконец, несколько раз глубоко вздохнув, Дженнер склонилась над умывальником и поплескала в лицо холодной водой. Потом вцепилась руками в фарфоровую раковину и уставилась на себя в зеркало, зная, что на этот раз отражение ее обманывает. Если верить зеркалу, ничего не изменилось, в то время как изменилось решительно все. И жизнь, в которой она чувствовала себя в своей тарелке, перестала существовать.

Дженнер окинула взглядом ванную: обшарпанная плитка на полу, дешевая душевая кабинка из пластика, засиженное мухами зеркало. И чуть не рухнула от навалившегося чувства нереальности окружающего. Все эти вещи отлично ей подходили. А она подходила им. Ей здесь уютно. В этом приходящем в упадок, обветшалом двухквартирном доме с соседями, чья жизнь постепенно катится по наклонной. Лет через десять этот район превратится в трущобы. К тому времени она переехала бы в другой квартал, такой же как этот сейчас, и спала бы спокойно. Она привыкла так жить. Кое-как сводя концы с концами, умудряясь оплачивать счета и изредка отрываясь в «Птичке» на пару с Мишель. Дженнер знала свое место в этом мире.

Но это больше не ее мир, и тошнота от осознания этого заставила ее снова в спазмах скорчиться над унитазом. Единственный способ оставить все как есть – не востребовать выигрыш. Ну-ну, как будто это возможно. Она же не дура. Пусть нервы ни к черту, а желудок наизнанку, но мозги-то пока не отказали.

Придется распрощаться практически со всем, что ее окружает. Дженнер подумала о своих друзьях и знакомых – пожалуй, из них всех не отвалится только Мишель. Они подружились практически с первого дня знакомства, со старших классов. В доме Мишель Дженнер провела, наверное, больше времени, чем в своем собственном. Хотя «свой дом» постоянно менялся – Джерри таскал дочку с места на место, везде оставляя за собой пару месяцев неоплаченной аренды. Он быстро смекнул, что достаточно отдать деньги только за два-три месяца и можно жить бесплатно все то время, которое потребуется очередному хозяину, чтобы выгнать жильцов вон. В мире Джерри только дураки регулярно оплачивали жилье.

С отцом будут заморочки. Вопрос не в том, ждать ли от него неприятностей, а скорее, насколько серьезных.

У Дженнер не было иллюзий в отношении Джерри. Она не видела его месяцами и даже не знала, обретается ли он по-прежнему в Чикаго, но, как только родитель услышит про лотерею, неотвратимо, как восход солнца на востоке, примчится сюда на всех парах, чтобы любыми способами урвать побольше деньжат. Значит, необходимо предпринять какие-то меры, чтобы защитить свой выигрыш.

Дженнер читала, что везунчики строили планы и прикидывали, как обезопасить деньги, иногда неделями выжидая, прежде чем обнародовать свою удачу. Именно так она и поступит. Продолжит работать на «Харвест», пока не настанет момент объявиться, а за это время нужно найти специалиста, знающего, что делать с таким громадным кушем. И чем раньше, тем лучше. Сегодня же.

К трем часам ночи Дженнер совершенно вымоталась – и физически, и умственно. Разделась, забралась в постель и поставила будильник на восемь, если вдруг удастся задремать. Слишком многое предстоит сделать, чтобы рискнуть проспать. Ближе к рассвету Дженнер впала в беспокойную дрему, то и дело просыпаясь и бросая взгляд на будильник, и наконец поднялась раньше, чем раздался трезвон. Приняв душ, заварила чашку растворимого кофе и понемногу прихлебывала, укладывая феном волосы и нанося макияж.

...