Читать онлайн "В погоне за призраком" автора Томан Николай Владимирович - RuLit - Страница 6

 
...
 
     


2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

В Куйбышеве, к удовольствию Малиновкина, старушки наконец "выгрузились". Они тепло попрощались со своими попутчиками, поблагодарили за компанию и попросили у Ершова-Мухтарова его алма-атинский адрес, чтобы заехать как-нибудь за фруктами, которые он так расхваливал всю дорогу.

Освободившиеся места тут же были заняты молодыми людьми в железнодорожной форме. Один был черноглазый со строгим лицом, другой веселый и рыжеволосый.

- Далеко путь держите, молодые люди? - спросил их Ершов.

- Далеко, аж до самого Перевальска, - ответил веселый парень.

- До Перевальска? - воскликнул Малиновкин. - И нам туда же - попутчики, значит!

- А вы зачем туда, если не секрет? - снова спросил Ершов.

- На работу. Заработки там хорошие на строительстве железной дороги, усмехаясь, ответил все тот же парень.

Другой сердито посмотрел на него и недовольно махнул рукой:

- Ладно, хватит рвача-то разыгрывать!.. Паровозники мы, - объявил он. - Я - машинист, а это мой помощник. Работали раньше на ветке Куйбышев-Гидрострой. А сейчас на новой стройке уже второй год. Из отпуска возвращаемся.

- Мы вообще всегда там, где труднее, - все тем же насмешливым тоном заметил помощник машиниста. - Это я не от себя: его слова повторяю! - кивнул он на машиниста. - Меня в основном заработок прельщает.

- А вы знаете, молодой человек, как это по-научному называется? - вдруг сердито проговорил Малиновкин, и лицо его стало непривычно суровым. Цинизмом!

- Да вы что, всерьез разве его слова приняли? - удивился машинист. Дурака он валяет. Думаете, я его умолял, чтобы он со мной в Среднюю Азию поехал? И не думал даже - сам увязался. А насчет заработка - так мы на Гидрострое и побольше зарабатывали.

Ершов понимал толк в людях и даже по внешнему виду редко ошибался в их духовных качествах. Машинист сразу же ему понравился. Было у него что-то общее с Малиновкиным, хотя внешне они и не походили друг на друга.

- Ну что же, давайте тогда знакомиться, будем, - весело проговорил Ершов и протянул машинисту руку: - Мухтаров Таир Александрович, научный работник из Алма-Аты.

- Константин Шатров, - представился машинист и кивнул на помощника, - а это Рябов Федор.

Несколько часов спустя, когда поезд уже подходил к Сайге, попутчики совместно поужинали и распили принесенную Рябовым поллитровку. Беседа пошла живее и откровеннее. Железнодорожники были так увлечены рассказами о своей работе и планах, что ни разу не спросили о намерениях своих попутчиков, чему те были чрезвычайно рады. "Это не старушки-пенсионерки, - подумал Малиновкин. - У них самих есть что рассказать..."

Железнодорожники между тем, поговорив некоторое время о своей работе на новой дороге, незаметно перешли на интимные темы. Говорил, впрочем, главным образом Рябов. Шатров попытался несколько раз одернуть товарища, но потом только рукой махнул.

- Ну конечно, - философствовал Федор, - поехали мы в Среднюю Азию из-за главного нашего принципа - только вперед! Это, так сказать, идеологическая основа, но была и еще одна движущая сила - любовь.

Рябов говорил все это серьезным тоном, но Ершову было ясно, что он просто подтрунивает над приятелем.

- Есть тут у нас такая девушка - инженер-путеец Ольга Васильевна Белова, продолжал Рябов. - Красавица! Можете в этом на мой вкус положиться. Сначала она вместе с нами на участке Куйбышев-Гидрострой работала, а потом ее на новое строительство в Среднюю Азию перебросили. Понимаете теперь, из-за чего еще нас на эту новую стройку потянуло?.. - Он усмехнулся и добавил: - "Нас", это я так, к слову, сказал. Потянуло в основном Костю.

- Ерунду несешь! - не в шутку рассердился наконец Шатров. - Есть у нас инженер Белова - это верно. Нравится она мне - этого тоже скрывать не буду. Но все остальное - чепуха!

Ершов с удовольствием слушал своих попутчиков и невольно думал о том, что, собираясь с момента посадки в поезд играть нагловатого, самоуверенного Мухтарова, он не осуществил этого намерения: не захотелось ронять себя в глазах этих честных советских людей.

Жанбаев меняет адрес

В Аксакальске у Шатрова и Рябова была пересадка - до Перевальска им нужно было ехать местным поездом.

- Ну, а вы как, товарищ Малиновкин? - спросили они Дмитрия. - Тоже с нами?

- А как же! - горячо воскликнул лейтенант. Железнодорожники попрощались с Ершовым-Мухтаровым и пошли к билетным кассам местных поездов. А Ершов не спеша направился к камере хранения ручного багажа, с тревогой думая о том, как удастся Малиновкину отстать от своих спутников.

В камеру хранения был длинный хвост, Ершов даже обрадовался этому возможно, Малиновкин успеет вернуться, пока подойдет очередь Ершова. Правда, на всякий случай, он условился с Дмитрием встретиться на станции, в зале транзитных пассажиров.

Более четверти часа пришлось простоять Ершову в очереди, прежде чем он смог сдать свой чемодан. А когда вышел наконец из камеры хранения, у дверей его уже ждал Малиновкин.

- Очень все удачно обернулось, -сказал он, вытирая платком потный лоб: билетов в кассе на меня не хватило. А у них командировки и железнодорожные проездные документы, так что требовалось только компостер поставить. Достал бы, конечно, и я билет, если бы уж очень нужно было, - усмехнулся Малиновкин. - Ну, а в общем-то все получилось вполне естественно. Приятелей наших проводил до вагона, попрощался - и к вам. Вот и всё. Удачно?

- Будем считать, что удачно,-серьезно ответил Ершов.

В душе он был доволен Малиновкиным, но считал, что теперь, когда они прибыли на место, нужно быть с ним построже.

- Ну, а теперь к Жанбаеву?-спросил Малиновкин.

- Нет, - все так же серьезно заметил Ершов, внимательно поглядывая по сторонам. - Кстати, мы теперь не знакомы друг с другом. Отправляйтесь-ка в зал для транзитных пассажиров и ждите меня там. Я буду отсутствовать два - три часа, а может быть, больше. Ясно?

- Ясно, Андреи Николаевич.

- Чемодан не сдавайте пока, пусть будет с вами. Когда я вернусь - пройду мимо вас. Встаньте тогда и идите за мной. Все понятно?

- Все.

Кивнув Малиновкину, Ершов вышел на привокзальную площадь и спросил у пожилой женщины, как пройти на улицу Чапаева. Женщина подробно объяснила ему, как это сделать, и он не спеша зашагал в указанном направлении.

Солнце поднялось уже довольно высоко и пекло немилосердно. Низкие здания почти не давали тени, деревья, росшие кое-где, были слишком чахлыми, а тюбетейка на голове Ершова служила плохой защитой от солнечного зноя. Пот струился по лицу майора, но он шел все так же неторопливо, делая вид, что южный климат ему привычен.

Но вот наконец показалась и улица Чапаева. Дома здесь были еще ниже и неказистее, большей частью одноэтажные, с маленькими двориками, внутри которых через распахнутые калитки можно было рассмотреть какие-то хилые, низкорослые посадки.

Дом номер сорок семь ничем не отличался от других, только калитка его оказалась закрытой изнутри на крючок или щеколду. Ершов подергал за ручку, но, заметив железное кольцо сбоку, потянул его на себя. Послышался непонятный скрип ржавого железа и лай собаки.

Чей-то голос прикрикнул на собаку, и майор услышал сначала тяжелые шаги, затем звук отодвигаемой щеколды.

Калитка приоткрылась ровно настолько, чтобы хозяин мог просунуть голову в образовавшееся отверстие. Лицо у него было старое, сморщенное, глаза широко расставленные, узкие.

- Вам кого? - спросил он с сильным восточным акцентом, окидывая Ершова подозрительным взглядом.

- Каныша Жанбаева, - улыбаясь и кланяясь старику, ответил Ершов. - Я Мухтаров.

Мухтаров?-переспросил старик, удивленно поднимая седые, жидкие брови и морщась с таким видом, будто в рот ему попало что-то очень кислое.

- Ну да, Мухтаров! - торопливо повторил Ершов, с тревогой думая, туда ли он попал. - Таир Александрович Мухтаров из исторического музея в Алма-Ате.

     

 

2011 - 2018