Выбрать главу

В 1932 -- 1933 годах аресты лидеров сельскохозяйственной науки страны продолжились. Был репрессирован агроном по образованию, зам. наркома совхозов СССР, член коллегии Наркомзема СССР и вице-президент ВАСХНИЛ Моисей Михайлович Вольф (36). Большинство арестованных по "Делу 3-5ти" были расстреляны. Среди них был профессор-ветеринар Сизов, который дал показания о сообщниках по "вредительству в животноводстве" и назвал в числе руководителей антигосударственного заговора профессоров Белицера и Циона (/37/, их тут же арестовали), а заодно Вавилова. Затем в заключении оказались ведущие специалисты из других областей сельскохозяйственной науки -- Гандельсман, Кузнецов, Андреев, Эдуард Эдуардович Керн (родственник эмигрировавшего из советской страны А.И.Стебута -- профессора Белградского университета и доброго знакомого Вавилова). В Москве был схвачен агроном Калечиц, которого обвинили в руководстве еще одной мифической антигосударственной группой -- "Московской контрреволюционной организацией". Многих из арестованных Вавилов лично знал, с некоторыми, как, в частности с Вольфом, взаимодействовал по службе.

Массовые аресты сотрудников ВИР▓а

В марте 1932 года волна арестов докатилась и до ВИР▓а. Был арестован сотрудник ВИР Николай Павлович Авдулов, специалист по кариосистематике злаков. Видимо, первым из близких к Вавилову сотрудников он под пытками пошел на то, чтобы быстро дать показания против шефа, обвинив его в шпионской деятельности (Авдулов показал, что Вавилов якобы пытался завербовать его самого для передачи шпионских сведений за границу, он даже оговорил свою маму, живущую в Польше, заявив, что такая передача была сделана через неё). Авдулов подписался под протоколом допроса, в коем утверждалось, что в ВИР▓е существует контрреволюционная организация, возглавляемая Вавиловым, и что он вообще руководит широкой вредительской деятельностью в области сельского хозяйства (38). Но эти вырванные у жертвы произвола "признания" не уберегли информанта от мести чекистов: на три года он был направлен на строительство Беломорканала.

В начале 1933 года ВИР был буквально дезорганизован, а все смертельно напуганы массовыми арестами ведущих сотрудников института, произведенными с 5 февраля по 5 марта Полномочным Представительством ОГПУ в Ленинградском Военном Округе. Было схвачено и заключено в тюрьму ядро института -- более 20 человек, большинство из тех, кто непосредственно и близко общался с Вавиловым: А.И.Байдин -- сотрудник библиотеки ВИР в Детском Селе, Николай Николаевич Кулешов -- зав. Секцией кукурузы, Алексей Дмитриевич Лебедев -- зав. Лабораторией прядильных растений, Григорий Андреевич Левитский -- член-корреспондент АН СССР с 29 марта 1932 г. и зав. Отделом цитологии (он подвергался аресту сразу после революции и затем был арестован в 1937 году, вскоре выпущен, а затем арестован в четвертый раз в 1941 году и погиб в заключении), Н.А.Максимов -- член-корреспондент АН СССР с 1932 года и зав. Отделом физиологии растений (в 1935 году была арестована его жена Татьяна Абрамовна Красносельская-Максимова4), Виктор Евграфович Писарев -- зам. председателя Научного Совета института и зав. отделом селекции, Виктор Иванович Сазанов -- зам. зав. Госсортсетью, Сергей Леонидович Соболев -- зав. Кубанской (Майкопской) опытной станцией ВИР, Виктор Викторович Таланов -- член-корреспондент АН СССР с 1931 г., селекционер, семеновод и ученый специалист, ответственный за руководство Госсортсетью, Константин Матвеевич Чинго-Чингас -- зав. мукомольно-хлебопекарной лабораторией (находился в камере предварительного заключения до 4 мая 1933 г., после чего был сослан в Томскую область, в 1937 г. снова арестован и погиб в заключении 22 марта 1942 г.), ученый специалист по плодоводству Михаил Григорьевич Постов, Алексей Дмитриеви 1 апреля 1933 года был арестован Михаил Григорьевич Попов, ведущий специалист отдела плодоводства, в момент ареста работавший зав. Среднеазиатским отделением ВИР. Оказался в числе арестованных в 1933 году и А.К.Коль.

ОГПУ начало аресты в момент, когда Вавилов был в своем последнем заграничном турне в Центральную и Южную Америку. Он уехал в августе 1932 года, а вернулся 26 февраля 1933 года. Сразу же по возвращении он попал в жуткую атмосферу запуганности всего ВИР'а, но не пал духом, не ушел на дно, затаившись до лучших времен, а с решимостью и поразивших многих смелостью бросился на защиту арестованных сотрудников: встретился с руководством Ленинградского обкома и ОГПУ, обратился к наркому земледелия СССР и члену ЦК ВКП(б) Я.А.Яковлеву с аргументированными письмами, содержащими положительные характеристики на каждого из арестованных. Всего за 1933 -- 1937 годы Вавилов обращался к наркому Яковлеву с просьбами о выпуске на свободу 44 ученых (только в 1934 году 15 раз), а Яковлев (в отличие от Кагановича и большинства других наркомов) шел на то, чтобы поддержать просьбы Вавилова. Благодаря этим усилиям большую часть арестованных выпустили на свободу к сентябрю 1933 года (правда, известно, что Кулешов был освобожден 17 ноября), а к началу следующего года все жертвы первых арестов были вырваны из лап ОГПУ.

...