Выбрать главу
Беру тебя в ученики, В разбойники беру! Двенадцать месяцев, шериф, Ты проживешь в бору.
«Остаться здесь? — спросил шериф. И спать на землю лечь? Да ты уж лучше прикажи Мне голову отсечь».
«Клянись, — ответил Робин Гуд, — На этом вот мече Не мстить голодным беднякам, Забыть о палаче!»
Поклялся нехотя шериф Не грабить бедный люд И полюбил Шервудский лес, Как лошадь любит кнут.

Робин Гуд и Ричард Ли

Искал добычу Робин Гуд, И вот лесной тропой Проехал рыцарь на коне, Как будто бы слепой.
Он не пришпоривал коня, Поводьев не держал. Печальней рыцарь через лес Вовек не проезжал.
Его окликнул Робин Гуд: «Эй, путник, в добрый час! Сегодня ты у нас гостишь, Обедаешь у нас».
Омыл лицо и руки гость, Холстиною отер. Обильным был лесной обед, И жарким был костер.
«Спасибо, друг, — промолвил гость, — За трапезу и честь. Не приходилось мне давно Как следует поесть.
Тебя узнал я, Робин Гуд, Не только по плащу. Когда-нибудь и я тебя На славу угощу».
Ответил Робин: «Ладно, друг, Но нынче как нам быть? Неужто нам, простым стрелкам, За рыцаря платить?»
«Увы, не сыщешь у меня Монет хотя бы горсть». «А ну проверь, Малютка Джон! Не обижайся, гость».
Ни пенса денег не нашлось, Гость вправду был бедняк, И Робин Гуд его спросил: «Но, рыцарь, как же так?»
«Ах, Робин Гуд, перед тобой Несчастный Ричард Ли. Вот-вот лишусь я навсегда И крова, и земли.
Знай, если долг монастырю Я нынче не верну, То все имущество аббат Возьмет в свою казну».
«А много ли ты задолжал? Скажи, я знать хочу». «Четыре сотни золотых Никак не заплачу».
* * *
За трапезой в монастыре Ждал рыцаря аббат. Судью он медом угощал, И тот был выпить рад.
«Не отдан долг, — сказал судья, — А день к концу идет». Тут служка прибежал сказать, Что рыцарь у ворот.
Вошел с поклоном Ричард Ли, И говор сразу смолк. «Ну, Ричард Ли, — спросил аббат, — Привез ли ты свой долг?»
«Ни пенса, — рыцарь отвечал, — Достать не в силах я». «Но долг есть долг, — сказал аббат. — Долг платят. Пей, судья».
«Всегда долги я отдавал, Долгами не грешу, Но нынче у монастыря Отсрочки я прошу».
«Закон велит, — сказал судья, — Лишить тебя земли». «Будь добр, судья, продли мне срок, Хоть на два дня продли».
«Плохой должник ты, Ричард Ли, Не стоишь доброты. В последний раз я говорю, Что нищим станешь ты».
Тут рыцарь вынул кошелек И ближе подошел. Четыре сотни золотых Он высыпал на стол.
Аббат от злости покраснел, Заерзал, замычал. Судья таращился на стол, Дивился и молчал.
«Я должником сюда вошел, Не должником уйду. Друзья на помощь мне пришли И отвели беду!»
Обратно ехал Ричард Ли Не грустен, не суров. С веселой песней он спешил Под свой спасенный кров.

Робин Гуд, Ричард Ли и шериф

Давно заметил Робин Гуд, Что дело не к добру, Когда шериф зовет стрелков На честную игру.
Мол, кто в далекую мишень Вернее угодит, Того серебряной стрелой Шериф и наградит.
«Ну что ж, — подумал Робин Гуд, — Одна игра не в счет. Шериф готовит западню, Посмотрим, чья возьмет».
Стрелки явились в Ноттингем. Был свеж и зелен лист, А с луга слышен шум толпы И стрел протяжный свист.