Читать онлайн "Воин Сновидений" автора Сербжинская Ирина - RuLit - Страница 4

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Теплоход прошел мимо парка, мимо длинной галечной отмели, где возле огромного ствола, вынесенного на берег половодьем, устроилась на ночлег парочка бездомных бродяг, и повернул к дебаркадеру.

От гудка теплохода великий маг пробудился и спросонья невольно потянулся к запястью левой руки, чтобы нащупать браслет Квенти – полоску коричневой кожи с серебряными накладками, но тут же вспомнил, что и встреча с Хокумом, и рассказ про короля Наргалии – все это происходило давным-давно, а сейчас просто приснилось ему. Это был приятный сон, но Тильвус помнил точно, что сегодняшней ночью ему снилось еще кое-что, но об этом, другом сне он вспоминать не хотел. Это было в прошлом, вот пусть там и остается.

Великий маг сел, протер глаза и, щурясь на солнце, стал разглядывать настоящее: галечную косу, широкую реку, зеленый остров посередине. Возле дебаркадера швартовался огромный теплоход «Даурия» и гремел бравурный марш.

– Сидор, – бодро сказал маг, подробно оглядев пейзаж и оставшись вполне доволен увиденным. – Вставай! Утро уже.

– Безобразие, это самое, – заворчал приятель. – Поспать, значить, людям не дают! То пароходы дудят, то музыка играет!

– Точно, – поддержал приятеля Тильвус. – Жалобу вот на них напишем. А чего? Напишем и губернатору подадим!

Сидор сел, расправил длинные висячие усы, которые придавали ему необыкновенное сходство с Тарасом Бульбой.

– Жалобу – это бы хорошо. Да только не будет, значить, губернатор нашего брата бомжа слушать…

– Как это не будет? Еще как будет, – не согласился великий маг и побрел к реке умываться.

Ночевать возле воды было еще прохладно, но деваться некуда. Вообще-то имелось у друзей постоянное место обитания – скверик возле Театра музыкальной комедии. Там уютно и спокойно, совсем по-домашнему, и если бы не субботник, который недавно затеяли работники театра, Тильвус с Сидором и сейчас ночевали бы в любимом скверике. Но ничего не попишешь, придется ждать, пока постригут кустарник, побелят деревья да приведут в порядок цветники.

Великий маг закатал штаны и побрел по воде. Возле берега шныряли стайки крошечных серебристых рыбок.

– Чего вам? – поинтересовался у них Тильвус. – А, спасибо… вам тоже доброе утро. Чем займусь? Да ничем особенным… по Красной линии сейчас пройду, бутылки пустые соберу – вот и все мои занятия. Красная линия? Улица такая. Главная улица города. Город-то? Как бы вам объяснить…

Он задумчиво поскреб в бороде:

– Ну как я вам его покажу, скажете тоже… мало ли что вам любопытно! Любопытные какие… что? Я-то? Да так, никто. Бродяга я. Бомж, ясно? Ну человек, у которого нету ничего, ни кола, ни двора… Чего захихикали? Что смешного? Чего вы знаете? Ишь, догадливые какие…

Он поплескал в лицо холодной водой и вернулся к месту ночевки. Сидор уже поднялся и готовился к завтраку. Приятель был человеком по-деревенски основательным, степенным и спешки не любил: аккуратно расстелил на земле старую газету, выложил немудреные припасы и жестом пригласил Тильвуса приступить к трапезе.

– Работы у нас сегодня, это самое, невпроворот, – солидно говорил Сидор, прожевывая кусок холодного черствого беляша. – К цирку, значить, наведаться бы не мешало. Там, возле цирка-то, ярмарка вчера какая-то была, так бутылок, наверное, видимо-невидимо. Только пешком идти-то придется, потому что на трамвай, это самое, денег-то нету.

– Обанкротились мы, – подтвердил великий маг. – Ну да ладно, заработаем сейчас.

– Заработаем, это самое, если рассиживаться долго не будем да чаи с кофеями распивать, – кивнул Сидор.

И, наскоро перекусив, приятели побрели к набережной.

Переполненный желтый «Икарус» неторопливо подкатил к остановке «Речной вокзал». Энергичные, успевшие загореть на майском солнышке пенсионеры-дачники подхватили корзины с рассадой, лопаты, тяпки и бодро устремились к кассам на дебаркадере.

Сати бросила вслед веселым дачникам завистливый взгляд. Хорошо бы сейчас прогуляться по набережной, полюбоваться прекрасным видом широкой реки с зеленым островом посередине, белоснежными речными трамвайчиками, яркими цветниками и старым парком, спускающимся к самой воде, побродить по дебаркадеру, возле которого стоял теплоход «Даурия». Но круглые старомодные часы на башенке речного вокзала показывали ровно десять утра, в редакции вот-вот должна была начаться планерка, и опаздывать не годилось: шеф всерьез грозился штрафовать нерадивых подчиненных. Сати вздохнула – прогулку приходилось откладывать до вечера, – пересекла бульвар и направилась к серому четырехэтажному зданию с табличкой «Редакция газеты „Вечерний проспект“.

На вахте редакции сидел дед Илья и, недовольно хмурясь, изучал партитуру оперы «Половодье». Вид вахтера, читающего оперную партитуру, никого не удивлял – дед Илья был старейшим городским бардом, почетным членом музыкального общества и лауреатом множества фестивалей.

– На рецензию прислали? – понимающе спросила Сати, кивнув на пачку нотных листов. – Понятно… Письма мне есть?

Знаменитый бард отложил партитуру, расправил окладистую белую бороду и пододвинул коробку с почтой.

– Погляди сама. Было вроде… из городской тюрьмы пресс-релиз да из художественного музея приглашение. Небось опять музейщики на банкет зовут? Пойдешь?

– В музей? Ни за какие коврижки, – категорически отказалась Сати, перебирая конверты. – Уж лучше в тюрьму. Там как-то спокойнее…

Дед Илья сдвинул на затылок шляпу, настоящий «стетсон», предмет жгучей зависти всех неформалов города, и потянулся за гитарой.

– А вы к фестивалю авторской песни готовитесь? Меньше месяца осталось… Вы готовьтесь, а опера-то и подождать может. А то, знаете, разведка донесла, что приморцы на конкурс нового барда выставить хотят. Никому не известного! Голос, говорят, как у этого… как его? Паваротти, во! Они в секрете это держат, конечно, поразить всех хотят, интриганы несчастные! Ну да ведь вы его победите, правда же? – с беспокойством спросила Сати. – Победите?

Главный приз фестиваля на протяжении последних десяти лет неизменно присуждали деду Илье, однако в этом году горожане прослышали о том, что соседний приморский город-конкурент делает ставку на никому не известного исполнителя, и разволновались не на шутку.

– Поглядим, – солидно произнес дед Илья. – Какой-такой у приморцев Паваротти объявился…

– Точно! – поддакнула Сати. – Ихнему Паваротти до вас далеко!

Сотрудники газеты черезвычайно гордились тем, что такая известная личность, как дед Илья, трудится не где-нибудь, а именно в их конторе. Прославленного исполнителя неоднократно пытались переманить в другие редакции, суля золотые горы, однако он уже много лет оставался верен «Вечернему проспекту».

Сати засунула в карман письма, покосилась на бочку с краской, что стояла посреди коридора, и недовольно проворчала:

– Надоел этот ремонт… Как работать в таких условиях? Вся редакция заставлена корытами с известкой да ведрами с краской… Еще хуже, чем в прошлом году, когда рекламщики захламление устраивали к приезду столичного начальства, помните? Не контора, а проходной двор. Везде рабочие толкутся, маляры да штукатуры, никакой жизни от них нет!

– Шеф вчера с бригадиром разговаривал, – сообщил дед Илья. – И бригадир этот клялся-божился, что через месяц ремонт они закончат.

– Закончат они, как же! Не-ет, чувствую я, эти оккупанты надолго у нас окопались!

     

 

2011 - 2018