Выбрать главу

— Ну и как тебе здесь? Весело? — вяло поинтересовался он.

— Да, спасибо, — ответила Маргарет.

Коуди взял из бара бутылку, налил себе и наполнил ее пустой бокал.

— Я вот тоже развлекаюсь, — сказал он.

— Я заметила. И кто же из двух дам твоя жена? — холодно поинтересовалась девушка.

Коуди залпом осушил бокал и тут же снова наполнил его.

— Никто.

— В таком случае тебе не кажется, что твое поведение, мягко говоря, недостойно женатого мужчины? Похоже, ты вообще забыл, что женат. Твоя жена придет сюда?

— Нет.

— А… она, наверное, вернулась на ранчо, чтобы успеть приготовить бисквиты.

— Приготовит, если нужно.

— Если, конечно, не будет занята чисткой твоих ботинок.

— Ошибаешься. Никто не чистит моих ботинок.

— Конечно, нет, их просто вылизывают.

— Надо же, какой остренький язычок скрывается в этом сладеньком маленьком ротике, — протянул Коуди, бесцеремонно уставившись на ее губы.

Маргарет хотела было уколоть его еще раз, поставить на место, но единственное, о чем она смогла подумать, так это о том, как его настойчивый язык размыкает ей губы, проникая внутрь, встречается с ее языком, вовлекая в горячий танец страсти…

Внезапно его взгляд обратился куда-то ей за спину. Девушка обернулась и поняла, что Коуди смотрит на женщину в плотно обтягивающем костюмчике.

— Это твоя жена? — поинтересовалась она.

Он отрицательно помотал головой.

Маргарет вспыхнула.

— Ты бессовестный тип. Не пропускаешь ни одной юбки в городе, флиртуешь со всеми подряд. Какая женщина станет терпеть подобное? Уж я точно бы не смогла!

Коуди снова взглянул на нее.

— Значит, мне повезло, что я на тебе не женился.

— А на ком ты женился?

— Ни на ком.

— Что?

— Я, кажется, ни разу не говорил, что у меня есть жена. Я просто сказал, что женат… на своем ранчо.

— О! — Волна облегчения накатила на Маргарет с такой неожиданной силой, что колени у нее невольно подогнулись, и ей пришлось ухватиться за край стойки, чтобы не потерять равновесие.

— Да, и я не успел еще пофлиртовать с каждой женщиной этого города, — процедил Коуди, отставляя пустой бокал. — По крайней мере, пока не успел… — С этими словами он оставил ее одну.

Часы тянулись медленно и мучительно, и Маргарет не могла дождаться окончания вечера, чтобы больше не видеть ни Коуди, ни его поклонниц. Когда бар наконец опустел, Маргарет подписала чек на оплату и в подавленном настроении поехала к дому тети Мод. Голова болела от шума, а в глазах появилась резь от долгого пребывания в прокуренном помещении. Но это были мелочи по сравнению с охватившей девушку физической и душевною болью, болью от осознания невозвратности ее желаний, недостижимости того, кого она хотела бы видеть сейчас рядом… Не в силах больше крепиться, она во второй раз за день горько разрыдалась.

Но на этот раз некому было заключить ее в объятия, заставить забыть прошлое и смело смотреть в будущее…

Коуди вошел в кухню своего невысокого, покрытого вьющимися растениями дома. Он сорвал с себя белую рубашку, швырнул ее на стул, потянулся к дверце холодильника, чтобы достать банку пива, и только в этот момент заметил, что за столом сидит его старший работник и молча ест холодную овсяную кашу.

— Как прошло? — спросил Джейк.

— Отлично, если это подходящее слова для такого повода. А ты почему не пришел?

— Не знаю, что-то настроения не было. Я пытался починить молотилку.

Коуди смотрел на пожилого мужчину с печальными голубыми глазами и лицом, погрубевшим от постоянного пребывания на воздухе, и чувствовал, как его переполняют симпатия и сострадание. Джейк так много сделал для ранчо и для его семьи, что Коуди чувствовал себя в неоплатном долгу перед этим искренним, трудолюбивым человеком. Он сел напротив Джейка и похлопал его по плечу.

— Я разберусь с молотилкой, — пообещал Коуди, — это не так уж сложно. А вот с чем я действительно не могу разобраться, так это со спросом на буйволов. Эти звери, черт бы их побрал, стоят в поле, поедают мои деньги и смотрят на меня. Один крупный заказ — и дело было бы сделано. Но как я уже сказал Маргарет, мясо буйвола не является жизненной необходимостью. Люди могут есть говядину или баранину, что они, кажется, и делают…

— Как ты сказал — кому? — переспросил Джейк, широко раскрыв глаза.

Коуди сжал в руке банку с пивом.

— Маргарет в городе, — пояснил он.

— Зачем?

— Хороший вопрос.

— Она теперь будет редактировать журнал?

— Не знаю, но твое объявление она обещала включить в следующий номер. Я прослежу за этим.