Читать онлайн "Женская месть" автора Робертс Нора - RuLit - Страница 11

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

– Вы говорите по-английски? – спросила Фиби французскую телефонистку.

– Да, мадам. Чем могу служить?

«Бог все-таки есть», – подумала Фиби и почувствовала себя немного увереннее.

– Мне нужно отправить телеграмму. Срочную. В Соединенные Штаты, в Нью-Йорк.

Адриенна стояла у окна, прижав руки к стеклу, будто могла одной только силой воли расплавить его и стать частью мира, простиравшегося снаружи, частью жизни, струившейся мимо. Девочка чувствовала – с матерью творится что-то неладное. В глубине души она опасалась, что Фиби больна и их скоро отправят обратно, и она никогда больше не увидит такого места, как Париж, не увидит женщин с обнаженными ногами и накрашенными лицами, высоких домов с сотнями огней. Адриенна подозревала, что отец ее будет доволен, если она увидит этот мир, но не соприкоснется с его жизнью, почувствует ее аромат, но не узнает вкуса. Для него это будет еще одним способом наказать ее за то, что она не оправдала его ожиданий.

Абду был легок на помине. Не успела она о нем подумать, как он появился в их апартаментах. Адриенна обернулась. Она была мала ростом и миниатюрна, как кукла. В ее внешности уже проступали черты восточной мрачной красоты. Но Абду увидел только тоненькую девочку с большими глазами и упрямо сжатым ртом. Как всегда, взгляд его, обращенный на дочь, стал ледяным.

– Где твоя мать?

– Она в спальне.

Когда Абду шагнул к двери, Адриенна спросила:

– Можем мы куда-нибудь пойти сегодня вечером?

– Вы останетесь здесь, – резко ответил он.

Девочка была еще слишком юной, но продолжала упорствовать тогда, когда другие давно бы уже сдались.

– Еще не поздно. Солнце ведь еще не село. Бабушка говорила мне, что вечером в Париже кипит жизнь и многое можно увидеть.

Очень редко она осмеливалась заговаривать с отцом, но еще реже он снисходил до того, чтобы ее выслушать.

– Ты останешься в гостинице, – повторил Абду, останавливаясь перед дверью спальни. – Учтите, вы здесь только потому, что я разрешил.

– Почему ты это сделал?

Девчонка имела наглость спрашивать, и он прищурил глаза.

– Почему, тебя не касается. Но будь спокойна, если будешь напоминать мне о своем присутствии слишком часто, я избавлюсь от тебя.

– Я кровь от крови твоей, плоть от плоти, – тихо сказала Адриенна. – Почему ты меня ненавидишь?

– Ты еще и плоть от ее плоти.

Абду повернулся, чтобы открыть дверь, и в этот момент из спальни появилась Фиби. На ее щеках горел яркий румянец, глаза возбужденно блестели – она была похожа на лань, почуявшую опасность.

– Абду, ты хотел меня видеть? Мне надо было принять ванну с дороги.

Муж заметил нервозность жены. Ощутил запах страха. Ему было приятно, что она не чувствует себя в безопасности, даже находясь в другом государстве.

– Завтра я буду давать интервью. Мы позавтракаем здесь, в отеле, в девять часов утра в обществе репортера. Оденься соответственно случаю и приодень дочь.

Фиби бросила взгляд на Адриенну.

– Хорошо. А потом мне хотелось бы пройтись по магазинам, может быть, сводить Адриенну в музей.

– Между десятью утра и четырьмя дня ты вольна заниматься чем хочешь. А потом ты будешь мне нужна.

– Спасибо тебе. Особенно за возможность посмотреть Париж.

– Следи, чтобы девочка не распускала язык, иначе она увидит Париж только из окна.

Когда он ушел, Фиби вздохнула с облегчением.

– Эдди, пожалуйста, не серди его.

– Чтобы его рассердить, достаточно уже того, что я существую.

Увидев слезы на глазах дочери, Фиби нежно обняла ее.

– Ты еще слишком молода, – сказала она, качая девочку на коленях, – а уже так много пережила. Обещаю вознаградить тебя за все это.

Фиби посмотрела куда-то поверх головы Адриенны, и глаза ее приобрели жесткое выражение.

– Клянусь, я сделаю все, чтобы ты забыла свое горе.

Адриенна никогда еще не ела в обществе отца. Боль, которую он причинил ей накануне, быстро развеялась, и она с жизнерадостностью, свойственной ее возрасту, принялась мечтать о том, как проведет свой первый день в Париже.

Девочка была несколько разочарована, что им принесли завтрак в номер, но ничего не сказала. Ей нравились ее новое синее платье и пальто, поэтому жаловаться не приходилось. Вскоре появилась женщина-репортер, и их парижская неделя началась.

– Я очень рада этому интервью, ваше величество, – проговорила журналистка, уже очарованная Абду, и села за стол с ними вместе.

Адриенна сложила руки на коленях и пыталась не пялить глаза на нее.

У журналистки были длинные прямые волосы цвета спелого персика, а ногти на руках красные, как и губы. Платье того же цвета плотно облегало ее стройную фигуру. Когда женщина села, юбка высоко задралась на бедрах. Говорила она по-английски с сильным французским акцентом, раскатисто произнося «р». Адриенне женщина показалась столь же экзотичной, как какая-нибудь птица из джунглей, и столь же притягательной.

– Для нас это особенное удовольствие, мадемуазель Грандо.

Абду сделал знак, чтобы подавали кофе. Слуга тотчас же подскочил к столу.

– Надеюсь, вы приятно проводите время в Париже.

– Я всегда рад быть в этом прекрасном городе.

Абду улыбнулся такой улыбкой, какой Адриенна никогда не видела на его устах. Он показался ей доступным и обаятельным человеком. Однако на свою дочь он взглянул так, как будто она была пустым местом.

– Моя жена и я с нетерпением ждем сегодняшний бал.

– А парижское общество ждет не дождется возможности приветствовать вас и вашу очаровательную жену. – Мадемуазель Грандо повернулась к Фиби: – Почитатели вашего таланта очень взволнованы. Они считают, что вы покинули их ради любви.

Фиби улыбнулась, но кофе, который она пила, вдруг показался ей горьким и обжег горло. Сейчас она отдала бы все свои драгоценности за глоток виски.

– Все, кто был когда-нибудь влюблен, поймут меня, – через силу улыбнулась Фиби.

– Смею ли я спросить вас, не жалеете ли вы о том, что распростились с такой блестящей карьерой в кино?

Фиби посмотрела на Адриенну, и в глазах ее появилась нежность:

– Разве можно испытывать разочарование, когда во многом я стала гораздо счастливее, чем была.

– Это похоже на сказку. Красивую женщину похищает шейх из пустыни и увозит в таинственную экзотическую страну. – Мадемуазель Грандо повернулась к Абду: – Видно, Запад для вас имеет особое значение, раз вы влюбились в американку и женились на ней. Правда ли, ваше величество, что у вас есть еще одна жена?

Абду поднял хрустальный бокал с соком. Его лицо выражало вежливый интерес, и казалось, что вопрос насмешил его, но пальцы его крепко сжимали бокал. Ему было тошно оттого, что задавала вопросы женщина – он презирал ее.

– Моя религия позволяет мужчине иметь четырех жен, если он может обеспечить им достойное содержание.

– И в Соединенных Штатах, и в Европе женщины борются за равные права с мужчинами, и это движение с каждым годом набирает силу. Не считаете ли вы, что в Якире возникнут проблемы из-за несоответствия культуры и веры между теми, кто приезжает в вашу страну, и местными жителями?

– Да, мы другие, мадемуазель. У нас иная одежда, иные законы и обычаи. Люди Якира были потрясены, узнав, что западная женщина может вступать в интимные отношения до брака. Тем не менее эти различия, я уверен, не повредят деловым связям между нашими народами.

Однако мадемуазель Грандо пришла сюда не столько для того, чтобы говорить о политике и нефти. Ее читатели хотели знать, красива ли еще Фиби Спринг и сохранил ли ее брак романтический ореол. Она откусила кусочек блинчика и улыбнулась Адриенне. Девочка была потрясающе красивой – она унаследовала огромные черные глаза отца и полные, скульптурной лепки губы матери. Хотя цвет кожи, волос и глаз свидетельствовал о наличии бедуинских предков, на ее внешности лежал отпечаток красоты Фиби Спринг. У девочки был тонкий овал лица, точеный профиль, ясные глаза, в ней чувствовалась какая-то уязвимость.

     

 

2011 - 2018