Читать онлайн "100 великих героев" автора Шишов Алексей Васильевич - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ГЕРОЕВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Слово "герой" пришло в наше миропонимание из далекой эпохи Древней Греции. Эллины на заре своей цивилизации называли героями легендарных вождей, которые пользовались поддержкой великих богов, обитавших на заоблачной вершине горы Олимп. Прошло не одно столетие, прежде чем древние греки, населявшие Элладу, стали называть этим словом прославленных в битвах, походах и войнах военачальников и рядовых воинов — исключительных по своей смелости и воинской доблести людей.

В "Словаре русского языка" С.И. Ожегова герой трактуется как

"выдающийся своей храбростью, доблестью, самоотверженностью человек, совершающий подвиги".

Пожалуй, в этих емких словах и выражена суть героя на поприще брани, его поступков на войне, будь то большой или малой.

Героических поступков военная летопись человеческой цивилизации знает бессчетное число. Но каждая эпоха героизм людей военных оценивала по-разному, по-своему. Его суть состояла в том, во имя чего тот или иной человек совершал неординарные поступки на поле брани, которые вызывали восхищение своих и чужих. Поэтому трудно соотнести, поставить на чаши одних и тех же весов, скажем, доблесть рыцаря-крестоносца или борца за свободу своего народа, венценосного завоевателя или вождя восставших рабов. Но все они для современников являлись подлинными героями.

К сожалению, в историю кануло много славных имен воинов-героев, которые творили победы в войнах. Из глубины веков до нас дошли только образы военных вождей, но далеко не все они совершали личные, поистине героические поступки. Быть полководцем или флотоводцем, победителем в войне, еще совсем не означает, что в послужных списках таких великих людей есть место подвигам. Одно дело когда князь устремляется в сечу в первом ряду своей дружины, другое — когда заслуженный генерал начальствует войсками со своего защищенного командного пункта.

Героев роднит личное: редкая храбрость, беспримерная или "примерная" доблесть, великая самоотверженность во имя высокой цели, исключительная смелость. Только это позволяет под символом "героизма" поставить воедино Илью Муромца и Александра Македонского, Аттилу и Милоша Обилича, Александра Невского и Жана Ланна, Лакшми-Баи и Христиана Девета, Оду Набунаги и Яна Жижку, Джелад-ад-Дина и Спартака…

Помимо того что все они герои своего времени (и во многих случаях не только своего), их объединяет еще одно немаловажное обстоятельство. Все они любимы мировой и отечественной историей, даже если в их славной когорте есть и не самые привлекательные, исходя из общечеловеческих ценностей, личности. История проводит во времени жесткий отбор, сохраняя для будущих поколений только самое значимое, самое важное, самое определяющее дух прошедшей эпохи. Это относится и к образам героических личностей.

Герои — это наша с вами историческая память, будь она самой светлой или далеко не очень радужных оттенков. Это наше интеллектуальное достояние. Поэтому знать о героях непременно надо. Но подходить в оценках к их доблести и совершенных подвигах следует в духе той эпохи, в которой они блистали лично содеянным в войнах. В тех войнах, которые и поныне являются нормой жизни современной человеческой цивилизации, хотим мы того или не хотим.

ТУТМОС III

(1525-1473 до н.э.)

Египетский фараон-полководец XVIII династии.

Можно спросить, бывали ли среди фараонов Древнего Египта настоящие, венценосные герои, подвигами и бесстрашием которых на поле брани восторгались египетские воины? Когда о воинской доблести (не полководческих талантах) великих правителей — живых божеств говорилось и в тростниковых хижинах крестьян, и в каменных дворцах знатных людей. А об их победах и личном участии в войнах рассказывали под пристрастным присмотром жрецов писцы-камнерезы.

На такой вопрос можно ответить только утвердительно: были. И, если верить сохранившимся до нас источникам, первым среди воинственных фараонов Древнего Египта, вне всякого авторского сомнения, можно назвать Тутмоса III, сына Тутмоса II. Он был тем правителем далекой древности человеческой цивилизации, который в сражениях первым направлял свою боевую колесницу на врага. Делал он это с большим мужеством, на виду всей египетской армии, воодушевляя ее на победное дело личным примером. Можно утверждать, что первая такая лихая атака сделала его в устах воинов (не придворных) героем.

К сожалению, история донесла до нас мало сведений об этой великой личности и его войнах.

Официально фараон Тутмос III правил с 1490 по 1436 год до н.э. В действительности — почти в два раза меньше, поскольку первые двадцать лет он был номинальным соправителем своей властолюбивой тетки (или мачехи) Хатшепсут. Последние годы его соправителем являлся сын Аменхобек II.

Древнеегипетским героем фараон стал в войне против царя гиксосов Кадеша. По крайней мере, так можно утверждать благодаря сохранившимся сведениям.

Предыстория тех событий такова. Смерть Хатшепсут в 1472 году до н.э. позволила Тутмосу III стать действительно правителем Нового Царства. Однако уход из жизни властной соправительницы дорого обошелся Египту. Подвластный ему царь гиксосов Кадеш поднял в Северной Палестине мятеж среди местных племен против предположительно слабого молодого фараона.

Как показали последующие события, восстание было хорошо и заранее подготовлено. Гарнизоны египтян оказались частью изгнанными, частью истребленными, а частью взятыми в плен и проданными в рабство.

Хитроумный царь гиксосов сильно ошибся в дарованиях молодого фараона и недооценил боеспособность многочисленной египетской армии. Тутмос III со всей решительностью начал войну против мятежника Кадеша (около 1469-1450 года до н.э.), показав завидные полководческие способности. Быстро собрав воедино армию (предположительно в 20 тысяч человек), он совершил скорый и неожиданный для врага марш от берегов Нила и появился в центральной части палестинских земель.

В 1469 году состоялась знаменитая в мировой военной истории битва при Мегиддо. Свою известность она получила благодаря тому, что это было первое описанное в Древнем мире полевое сражение. Мятежные племена "азиатов" под начальством царя Кадеша сосредоточили свои силы в долине Мегиддо, севернее Кармельских гор. Гиксосы выставили сильные сторожевые заставы, чтобы избежать внезапного нападения египтян и удержать в своих руках три горных перевала. Скорее всего, мятежники численно превосходили армию фараона. Во всем остальном они несомненно уступали ей.

Тутмос III, разведавший силы и замыслы неприятеля, не распыляя своих сил, как царь Кадеш, смело прорвался через перевал в Кармельских горах и оказался в долине Мегиддо. Защитники перевала были рассеяны. Известно, что фараон геройски лично возглавил эту атаку. На берегах реки Кина египтяне устроили укрепленный походный лагерь. Гиксосы не решились напасть на него.

Царь Кадеш привел свои войска от селения Таннах к городу Мегиддо и разместил их на возвышенности, удобной для сражения. За спиной мятежников возвышались крепостные стены. О стройности рядов гиксосов и их союзников говорить не приходилось, хотя настроены они были весьма воинственно. Тутмос III при полном бездействии врага выстроил египетскую армию вогнутым в сторону крепости фронтом. Он делился на центр и два крыла — правое и левое.

Правое (южное) крыло начало отвлекающее маневрирование на поле битвы. Мятежники попались на эту военную хитрость, словно забыв о главных силах египетской армии. Тогда, удостоверившись в том, что его замысел удался, фараон Тутмос III лично повел в атаку северный "рог" (левое крыло). Хорошо продуманный удар наносился между крепостью и флангом неприятеля.

Мятежники, стоявшие здесь, были смяты сомкнутым строем боевых колесниц, за которыми двигалась в плотных шеренгах пехота — копьеносцы и воины с мечами. Вражеский фланг оказался окруженным. Началось истребление стоявших здесь отрядов царя Кадеша, который в завязавшейся битве быстро потерял нити управления, а его гиксосы словно забыли о своей былой стойкости и храбрости при завоевании Египта.

     

 

2011 - 2018